Аж вода в кранах мёрзнет

Фото: Роман Грамотенко

ЖКХ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

Самарчанка живёт в условиях глухого села.

Ольга Павловна Ишмуратова – давняя читательница «Социальной газеты». И она регулярно присылает в редакцию письма. Только повод взяться за перо у неё, к сожалению, грустный. Улица Реактивная, где живёт наша подписчица, –городская окраина в Куйбышевском районе, до которой цивилизация ещё не дошла. Удобства у пожилой женщины – во дворе. Чтобы искупаться или постирать, воду греет в кастрюльке. Однако в сильные морозы и воды нет – замерзает в трубах. Одноэтажный барак, построенный в военные годы, считается многоквартирным домом на четыре семьи. Последний раз его ремонтировали в 2011-м – тогда латали кровлю. А так жильцы давно привыкли поддерживать лачугу своими силами. Например, они самостоятельно отделали фасад сайдингом. Правда, тот лишь маскирует растрескавшуюся конструкцию.

– Вот, посмотрите: обои я наклеила, но по стене пошла трещина, и они порвались. Потолок белила – крыша протекла, жёлтые пятна остались. Хотела поменять окна на пластиковые, но ни одна фирма не согласилась демонтировать старые рамы, – рассказывает пенсионерка, показывая свою квартиру.

Быт скромный. Ольга Павловна всю жизнь проработала воспитательницей в детском саду и заработала минимальную пенсию, которую едва хватает на оплату «коммуналки», на продукты и лекарства.

– Тридцать лет я здесь живу, – продолжает хозяйка. – Когда моложе была, отсутствие удобств не смущало. Да и баня была неподалеку, а сейчас её нет – закрыли. На будущее надеялась, думала, хорошую квартиру дадут. Но времена изменились. Похоже, останусь я в бараке до конца дней своих.

Сейчас Ольга Павловна жалеет, что поздно стала хлопотать о переселении. Барак признали аварийным, но случилось это не больше года назад. А это значит, что перед ней огромная очередь из таких же развалюшек, ожидающих расселения.

Одна надежда на то, что программу расселения, куда сейчас входят дома, признанные аварийными до 1 января 2017 года, будут расширять и дополнять (такой посыл есть на федеральном уровне).

Увы, но люди, получившие такой статус после указанной даты, на данный момент ни в одной программе не числятся.

Более того, по словам Ольги Павловны, жильцы аварийного барака по-прежнему уплачивают взносы за капитальный ремонт. Хотя, согласно закону (да и здравому смыслу), собственники помещений в многоквартирном доме, признанном аварийным и подлежащим расселению, за капремонт платить не должны. Будем разбираться, так ли это на самом деле, потому что адрес, по которому проживает наша читательница, в региональной программе, размещённой на интернет-сайте областного Фонда капитального ремонта, мы не нашли.

Одно радует: после обильных снегопадов улицу Реактивную на удивление быстро расчистили. А это значит, что можно прогуляться. Ольга Павловна передвигается на костылях, однако старается немного выходить из дома на свежий воздух – все лучше, чем коротать дни в депрессивной развалюхе.

Юлия Сумкина