Подписка онлайн

Акция

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

ВСТРЕЧА БЫЛА КОРОТКА…

Автор  дек 05, 2015 - 811 Просмотров

КОНКУРС ЧИТАТЕЛЬСКИХ ПИСЕМ «НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО»

–   Василий, ты?!
–   Иван? Брат? Не может быть! Ну, здравствуй…
Так в самом начале сентября 41-го в Ленинграде неожиданно встретились мой отец, старший лейтенант Иван Лукьянович Камаев, и мой дядя, его младший брат Василий, которые не виделись уже несколько лет.

Отец рассказывал, что он только выбрался из укрытия, где был во время очередного гитлеровского артобстрела, как увидел идущий навстречу небольшой отряд морских пехотинцев, чернобушлатников, как их тогда называли. Скользнул по ним взглядом и вдруг в одном из них узнал своего младшего брата.
Отец был кадровым военным, а Василий жил в родном селе Большой Сарбай, что в Кинель-Черкасском районе. За несколько коротких минут, потом показавшихся мгновением, отец узнал, что перед самой вой­ной брат учился в Куйбышевском аэроклубе, который был в селе Рождествено. Тогда практически вся молодежь буквально бредила авиацией. Слова из песни «А вместо сердца пламенный мотор» были ее гимном.
Когда Василия призвали на срочную службу, он попал в морскую авиацию Красно­знаменного Балтийского флота, а в самом начале Великой Отечественной его перевели на один из кораблей, базировавшихся в Таллине. Уже с корабля он добровольцем ушел в морскую пехоту, оборонявшую столицу советской Эстонии. Потом был печально известный переход кораб­лей Балтфлота из таллинского порта в Кронштадт, во время которого погибло много наших судов, а еще больше – наших моряков.
Только это Василий и успел рассказать моему отцу, а потом кинулся догонять своих, лишь коротко бросив: «Прощай, брат! Встретимся после победы!».
Но за все четыре долгих года войны от него никому из родственников так и не пришло ни одной весточки. А моя бабушка до самой смерти ждала его. Даже после того, как ей в середине 50-х, после многих запросов моего отца, назначили малюсенькую пенсию за сына, не вернувшегося с войны. Но никаких официальных сообщений о его судьбе она и после этого так и не получила. Фотография, которую балтийский моряк Василий прислал ей перед самой войной, – это единственное, что от него осталось.
Мой отец, который все время блокады оборонял Ленинград и закончил военную службу майором, кавалером многих орденов и медалей, тоже до самой своей смерти искал следы младшего брата, но так ничего и не нашел.
И только в середине восьмидесятых уже мои поиски дали результат. Из Центрального военно-морского архива СССР пришло письмо, в котором сообщалось, что старшина второй статьи Василий Камаев служил во 2-м батальоне 1-й бригады морской пехоты Краснознаменного Балтийского флота и пропал без вести в сентябре 1941 года. То есть спустя буквально несколько дней после той короткой встречи с братом в Ленинграде, которую мой отец вспоминал всю свою жизнь и благодарил судьбу за то, что она ее все-таки устроила.
Узнав, где служил мой дядя, я разыскал материалы о боевом пути этой бригады морпехов. Оказалось, что с самого начала Великой Отечественной войны она базировалась в Таллине, обороняя его от гитлеровцев. Вполне возможно, что именно там мой дядя мог даже где-нибудь пересечься с нашим земляком и своим ровесником, будущим Героем Советского Союза Евгением Никоновым, которого эстонские нацисты в августе 41-го сожгли живьем.
Батальоны той бригады, в которой дядя служил, в боях за Таллин стали основным ядром восточного участка обороны города. А после перехода Таллин – Кронштадт бригада была направлена в Красное Село с задачей разгромить прорвавшиеся части противника.
11 сентября 1941 года, когда кольцо блокады вокруг города Ленина уже сомкнулось, бригада попала под артиллерийский обстрел и авиационный налёт и понесла большие потери. Но морпехи все равно атаковали противника в Красном Селе, перешли в рукопашную и смогли выбить его из первой полосы обороны.
Но тогда бригада не смогла удержать завоёванных позиций и отступила к посёлку Володарский, где, обороняясь, отразила до десяти атак противника, а затем уже отошла к Петергофу.
Вполне возможно, что мой дядя погиб или 11 сентября во время той авиационно-артиллерийской мясорубки, или чуть позже – под Красным Селом или Володарским. После таких жестоких боев павших бойцов отступающие части обычно не хоронили.
Но как все-таки удивительна порой бывает наша жизнь. На фронте совершенно случайно на пару минут встречаются родные братья, не видевшиеся уже несколько лет. Причем буквально за несколько дней до гибели одного из них. И слова «прощай, брат!» оказываются действительно прощанием навсегда. Такое даже придумать трудно.
Совсем недавно я прочитал в «Социалке» заметку о том, что в родную деревню Нефтегорского района нашей области вернулся солдат, пропавший без вести под Смоленском тоже в 41-м. Точнее, вернулись его останки, найденные поисковиками. После этого у меня вновь появилась надежда, что и мой дядя Вася, которому в этом году исполнилось бы 95 лет, тоже когда-нибудь вернется на свою малую родину.

Игорь Камаев,
ветеран ЦСКБ,
г. Самара.

Другие материалы в этой категории: « НАСЛЕДНИКИ БОГАТЫРЕЙ ЗА СОВЕТОМ – К ДЕДУ »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Сентябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.