Подписка онлайн

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Прерванный полет

Автор  апр 07, 2018 - 456 Просмотров


Этот самолёт восстановлен старыми мастерами завода №18, а затем установлен на постаменте перед воротами предприятия. Девятого мая 1975 года, в честь 30-летия Великой Победы, героический «Ил-2» был перенесён в центр города, ведь этот самолёт – достояние не только завода, но и всей Самары.
Фото Юрия БАЛАШОВА

 

«ПОДВЕЛИ…»
«…Вы подвели нашу страну зпт нашу Красную Армию тчк вы не изволите до сих пор выпускать Ил-2 тчк самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии теперь зпт как воздух зпт как хлеб тчк Шенкман дает по одному Ил-2 в день… это насмешка над страной зпт над Красной Армией тчк предупреждаю последний раз тчк».
Это цитата из телеграммы Иосифа Сталина, доставленной на Куйбышевский завод №18 23 декабря 1941 года.
Как поступил бы руководитель любого другого предприятия в то суровое время, получив такое последнее предупреждение? Скорее всего, прочитал бы телеграмму только в кругу ближайших своих соратников. И тут же бросился бы оправдываться перед Верховным Главнокомандующим. Но директор 18-го завода Матвей Шенкман отдал приказ размножить послание и довести его до каждого рабочего. Копии телеграммы раздавали на проходной, зачитывали в цехах, где проходили митинги. И было принято решение увеличить рабочий день до восемнадцати часов в сутки.
А на следующий день директор отправил Верховному свою телеграмму: «Вашу справедливую суровую оценку нашей плохой работы довели до всего коллектива. Во исполнение Вашего телеграфного указания сообщаем, что завод достиг ежедневного выпуска 3 машин, 19 января – по 6 машин, 26 января – 7 машин. Основной причиной отставания завода по развороту выпуска самолетов является размещение на недостроенной части завода. В настоящее время не достроены корпус агрегатных цехов, кузница, корпус заготовительно-штамповочный, компрессорная… Просим вашей помощи по ускорению строительства, ускорению снабжения завода готовыми изделиями, материалами. Просим обязать соответствующие организации мобилизовать для нас рабочих. Коллектив завода обязуется позорное отставание ликвидировать».
Много лет назад рабочий Гавриил Извеков рассказывал: «Об этой телеграмме знал весь коллектив. Тогда комсомольцы и решили создать фронтовую бригаду, внедрили кое-какие новшества. Выработка выросла до пятисот – шестисот процентов! И по итогам года нас признали лучшей бригадой завода».
И уже 29 декабря 1941 года с завода ушел эшелон с двадцатью девятью штурмовиками «Ил-2», собранными в Куйбышеве.

РОЖДЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ
Самолеты эти родились на 18-м заводе еще в ту пору, когда он находился в Воронеже. В феврале 1941 года там началось их промышленное производство. Именно за них этот завод и его директор Матвей Шенкман были награждены орденами Ленина в августе 1941-го.
К началу Великой Отечественной войны в ВВС Красной Армии было передано около полутора тысяч таких машин. А начиная с сентября завод №18 должен был производить по пятнадцать самолетов в сутки. Но 10 октября начинается эвакуация предприятия в Куйбышев, который и прославил себя этими «летающими танками», выпустив их за годы войны более 15 тысяч, – чуть менее половины от общего числа всех штурмовиков «Ил-2». За что и был удостоен боевой награды – ордена Красного Знамени.
Фильм «Особо важное задание», снятый Евгением Матвеевым в 1980 году, рассказывает об этой истории. Но директор завода в киноленте куда старше Шенкмана, которому в 41-м было всего сорок два года.
В феврале 1942-го завод №18 выполнил план, в мае – даже перевыполнил. Однако это произошло уже без Матвея Шенкмана. В мае 1942 года он вместе с заместителем главного инженера Львом Львовым вылетел с Безымянки в Нижний Тагил, где возникли какие-то проблемы с поставкой комплектующих деталей для штурмовиков, и самолет в очень сложных метеорологических условиях врезался в гору Шайтан, не долетев около полусотни километров до аэродрома назначения.

ЗАБЫЛИ НА ДЕСЯТИЛЕТИЯ
Правительство отреагировало на трагическую новость: 23 мая, день в день через полгода после той сталинской телеграммы, сообщение о смерти Матвея Шенкмана опубликовали все центральные газеты. Семье директора была назначена пожизненная пенсия. Совет народных комиссаров распорядился установить его бюст на центральной площади завода. Скульптор изобразил директора с тем самым орденом Ленина на груди.
Останки Шенкмана, Львова и четверых членов экипажа самолета «ПС-84», а точнее то, что якобы удалось тогда найти на месте катастрофы у горы Шайтан, где еще лежал снег, доставили в Куйбышев и торжественно захоронили на Центральном городском кладбище, установив на всех шести могилах мраморные надгробия и кованую ограду.
Захоронили и… забыли на десятилетия. И только в канун 70-летия Великой Победы студентка Самарского госуниверситета Дарья Муромова, навещавшая могилы родственников, в глухих зарослях, которые давно оккупировали Городское кладбище, случайно наткнулась на эти шесть мраморных плит. И по ее инициативе тогда рабочие «Авиакора» привели в порядок место захоронения своего первого директора и тех, кто погиб вместе с ним.
Невероятно, но факт. В том же 2015 году забытое всеми место авиакатастрофы обнаружил один из уральских туристов и сообщил об этом тамошним поисковикам. Место, где упал самолёт, довольно глухое – скалы, лес, нет ни дорог, ни тропинок. Там во время первой их экспедиции были обнаружены два двигателя с номерами, шасси, кус­ки обшивки, инструменты, пуговицы, монеты 1939 года и… очень много фрагментов человеческих останков.
А в 2016 году там же был найден орден Ленина за номером 7319, который в 1941 году был вручен Матвею Шенкману. Нашла этот орден руководитель свердловских поисковиков Александра Ванюкова, ныне сотрудник аппарата Общественной палаты РФ, и передала его, как и положено, в отдел наград администрации президента РФ. Она же пригласила самарских поисковиков принять участие в продолжении работ у горы Шайтан.

ОРДЕН – РЕЛИКВИЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ
Командир поискового отряда «Сокол» Самарского национального университета имени С.П. Королева, начальник цикла его военной кафедры подполковник Евгений Ривкинд рассказывает, что даже в ходе той, уже третьей по счету, экспедиции в августе прошлого года поисковики под камнями и глубоко в земле, на расстоянии чуть ли не десятков метров от двигателей самолета находили человеческие останки. Теперь останки, как и другие, ранее найденные поисковиками Свердловской области, хранятся в одном из нижнетагильских монастырей. Среди наиболее интересных находок – элементы лётного оборудования, личные вещи членов экипажа и пассажиров, номерные детали, узлы, агрегаты и блоки конструкции самолета и моторов «АШ-62ИР».
В этом году поисковики намерены установить памятный камень на месте той авиакатастрофы.
В том, что поисковики спустя столько лет нашли так много останков, нет ничего удивительного. В мае 1942-го, когда самолет Шенкмана лоб в лоб столкнулся с горой и разлетелся от такого удара на куски, в тех местах еще лежал глубокий снег. И, конечно же, в тех условиях невозможно было собрать всё. Вполне возможно, что и вообще ничего не собирали, чтобы как можно быстрее исполнить команду сверху. А в Куйбышеве тогда захоронили практически пустые гробы.
Поэтому, считает Александра Васюкова, останки тех, кто тогда погиб, надо обязательно захоронить в Самаре – там, где в 42-м прошло первичное погребение, – и обустроить братскую могилу с общим памятником.
Она считает, что тянуть с этим никак нельзя. Одно дело, когда в ходе поисков где-то хранятся безымянные останки. Но негоже, когда останки людей, имеющих имена, годами лежат непогребенными. Захоронить их, по ее мнению, можно 12 мая нынешнего года, в 76-ю годовщину их гибели. Для этого самарская мэрия должна вый­ти на контакт с коллегами из Нижнего Тагила, которые, по ее словам, давно готовы к такому сотрудничеству.
А исполнительная власть нашего региона, на мой взгляд, может истребовать в администрации президента РФ орден Ленина, принадлежащий Матвею Шенкману, как региональную реликвию и передать ее или в музей «Авиакора», или в музей имени Алабина. Да и другие находки у горы Шайтан тоже могли бы стать экспонатами этих музеев.

Аркадий СОЛАРЕВ.

Другие материалы в этой категории: « Наше детство убила война Наши поздравления! »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Июль 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.