Подписка онлайн

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Ахтунг! Ахтунг! В воздухе «Борода»!

Автор  мая 05, 2018 - 101 Просмотров

Вадим Фадеев мог стать, как и его командир, трижды героем

Август 1941-го. Одесская область. Два наших истребителя «И-16» успешно штурмуют вражескую автоколонну. Вадим Фадеев, только что прибывший на фронт, шесть раз пикирует, одну за другой поджигая машины.
Возвращаясь на аэродром, летчики-истребители увидели в степи изрубленную румынской конницей колонну беженцев. Догнав кавалеристов, они расстреляли их оставшимися боеприпасами. Израсходовав боекомплект, Фадеев на бреющем полете «срубил» винтом офицера. С лопасти этого винта «И-16» механики отскребли потом черепную кость врага. О втором таком примере в годы войны слышать или читать мне не доводилось...
Ноябрь 1941-го. Окрестность Ростова-на-Дону. Сержант Фадеев посадил свой поврежденный в бою самолет на нейтральной полосе у кургана «Пять братьев». Успев во время планирования оценить немецкую оборону, он под обстрелом добежал до наших окопов. После разговора с командиром с автоматом в руке вышел из блиндажа и своим мощным басом поднял батальон в атаку: «Вперед! За Родину!» И высота была взята, и самолет спасен.
Ранняя весна 1943-го. Тегеран. Летчики 16-го гвардейского полка идут по аэродрому к американским «аэрокобрам», сверкающим в лучах восходящего солнца свежей краской. Внезапно остановившись, Вадим Фадеев, подобно талантливому артисту, сразу овладел вниманием – стал декламировать, глядя на север, есенинские строки:

Мне пора обратно ехать в Русь,
Персия! Тебя ли покидаю?
Навсегда ль с тобою расстаюсь?
Из любви к родимому мне краю
Мне пора обратно ехать в Русь.

Летчики замерли на мгновение. Фадеев, как всегда, изумительно тонко коснулся самой сокровенной струны в их душах...
Так писали в своих воспоминаниях первый трижды Герой Советского Союза, маршал авиации Александр Покрышкин и другие летчики полка, в котором воевал наш земляк – Герой Советского Союза Вадим Фадеев.
Именно Покрышкин 75 лет назад, 5 мая 1943 года, был командиром группы истребителей, в составе которой поднялся в свой последний бой и гвардии капитан Фадеев. Тогда на его счету было семнадцать вражеских самолетов, сбитых лично, и еще два в группе. Причем десять последних из них он сбил лично всего лишь за одну апрельскую неделю.
Именно такое количество указано в представлении Фадеева к получению звания Героя Советского Союза. Это официальные данные, которые, скорее всего, занижены, поскольку самолеты, сбитые за линией фронта и оставшиеся без подтверждения наземных войск, тогда не засчитывались. А его командир, будущий трехзвездный ас, отправил в штопор в то время еще только четырнадцать самолетов врага. И уже после войны, вспоминая своего фронтового побратима, Покрышкин говорил, что Фадеев тоже легко мог стать трижды героем.
Пилот истребителя Вадим Фадеев, как вы уже поняли из сказанного, выделялся среди других летчиков. К тому же он был почти двухметрового роста, из-за чего с большим трудом помещался в кабине самолета. Но он ни в какую не хотел переходить в бомбардировочную авиацию, где за штурвалом куда просторнее. Сапоги ему шили на заказ, ведь 49-го размера не существовало.
А главным «украшением» этого гиганта была классическая борода «лопатой», которую он отрастил, как сам говорил, «на страх врагу». Отсюда и его позывной – «Борода».
Завидев самолеты противника, он запевал какую-нибудь оперную арию. Чаще всего – из «Князя Игоря». И под такое собственное музыкальное сопровождение открывал огонь.
Словом, он был настоящим воздушным авантюристом, как вспоминал позже один из его однополчан. Этот-то авантюризм по сути и сгубил 5 мая 1943 года одного из лучших летчиков Красной Армии.
Тогда над Кубанью гитлеровцы начали настоящую охоту на самых опытных советских пилотов 16-го гвардейского полка – Покрышкина, братьев Глинка, Речкалова, Фадеева. Когда они появлялись в воздухе, именно на них сразу наваливались группы «Мессершмиттов». Так случилось и 5 мая 1943 года.
В тот день командиром группы наших истребителей был Александр Покрышкин, который еще на земле приказал, чтобы ни одна из пар «ведущий – ведомый» не уходила от всех. Но Фадеев все равно при первой же возможности вместе со своим ведомым Андреем Трудом ушел на «свободную охоту». Но «дичью» на этот раз оказалась гитлеровская «охотничья» группа аж из дюжины «Мессершмиттов», пилоты которых сразу вычислили самолет «Бороды» и отрезали его от ведомого.
Двух «мессеров» Фадеев все-таки успел отправить в смертельное пике. Но кабина его «аэрокобры» была разбита прямым попаданием снаряда. Очевидно, Вадим был еще жив и пытался дотянуть до своего аэродрома. Увы, не получилось. Самолет не упал, а сел в кубанских плавнях, где его нашли почти через неделю.
В Самаре установлено несколько мемориальных досок в память о выдающемся летчике. Есть и сквер его имени. Но вот в самом сквере, на мой взгляд, не хватает памятника «Бороде» – хотя бы бюста.
В последние годы в областном центре появилось несколько скульптур в честь фигур, имеющих весьма косвенное отношение к его истории. На очереди скульптура городского сумасшедшего Пини. А вот памятников действительно историческим личностям, прославившим Куйбышев или Самару если и не на весь мир, то на всю страну, все еще не хватает. И «Борода» в их числе.

Аркадий СОЛАРЕВ.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Май 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.