Подписка онлайн

Акция

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мамы всякие нужны

Автор  мая 26, 2018 - 1251 Просмотров

Что для ребенка лучше – неблагополучная семья или «казенный» дом?

Все мы помним стишок Сергея Михалкова, в котором дети спорят, какая мама лучше – летчик, инженер, портниха или вагоновожатый? И в конце концов заключают, что профессия каждой из них – очень нужная и важная. Это очевидно. Как и то, что любящая, заботливая, ласковая мама – самый дорогой и близкий человек для ребенка. А если женщина пьет, ведет асоциальный образ жизни, что делать тогда? На первый взгляд ответ очевиден – немедленно спасать детей, забрав их от горе-матери, а мать – лишить родительских прав. Только на практике далеко не всегда такое решение оказывается наилучшим…

ВЫРОСЛА В ЧУЛАНЕ
Молодая женщина (назовем ее Катей) живет в центральной части Самары, в старом деревянном доме с печным отоплением. Кроме прихожей и кухни, в однокомнатной квартире есть еще и чулан, с рождения ставший для Кати детской комнатой. Когда-то семья была большая: папа, мама, старшая сестра, тетя. У тети в соседнем – тоже деревянном – доме была своя двухкомнатная квартира. И жили все дружно и счастливо – работали и поддерживали друг друга как могли. Хотя благополучной их семью вряд ли можно было назвать: шум и пьянки были делом обыкновенным, тем более что большинство Катиных родственников – бывшие «сидельцы».
Когда Катя выросла и вышла замуж, поселилась с мужем тут же, в родительском доме. Здесь и трое детишек на свет появились. А потом и без того хрупкий мир Кати посыпался как карточный домик: с супругом разошлась, за год один за другим умерли все ее родственники – отец, сестра, мать…

СЕМЬЯ ДЕРЖАЛАСЬ НА БАБУШКЕ
До этого Катя еще как-то держалась, но после тройных похорон сорвалась. Опустилась до наркотиков, меняла сожителей как перчатки. Из-за шума-гама и вечных ночных гулянок соседи перестали пускать Катю в ее вторую квартиру, оставшуюся по наследству от умершей тети, закрыв жилплощадь на замок и спрятав ключ подальше.
Старшие дети начали пропускать школу, и педагоги забили тревогу. Увидев, что творится в семье, приехавшие представители службы опеки предложили матери пока временно, на полгода, поместить детей в реабилитационный центр. С тем, чтобы за это время женщина собралась с силами, встала на ноги, устроилась на работу и привела свой дом в порядок. Так, чтобы там могли жить дети.
Но спустя шесть месяцев ситуация к лучшему не изменилась. Катя честно пыталась исправиться: и к детям в центр регулярно ездила, и в доме худо-бедно убралась. Даже ковер как символ благополучия где-то раздобыла. Устроилась работать уборщицей в школе, правда, хватило ее ненадолго. Говорит, что ведра на второй этаж носить приходилось, а это тяжело. Болеет она, еле сил хватает себя обихаживать… Содержит ее сожитель, который сдает свою квартиру, а вырученные деньги отдает Кате на хозяйство.
Но самое тревожное, что старшие сыновья по весне, едва потеплело, начали убегать из реабилитационного центра домой, к маме. Переночуют дома, а утром снова в «казенный дом» возвращаются.
– Когда нас совсем к маме вернут? – спрашивают они после очередного побега. – Мы домой хотим. И сестренка младшая плачет, тоже к маме просится. Мы ей во всем помогать будем, да мы и так ей всегда помогаем.
И ведь действительно помогают как могут. То рыбы на обед наловят, благо река недалеко, то металлолом подберут и сдадут, то бутылки насобирают. Деньги – маме. Пусть Катя за ними толком не следит, но мальчишки у нее растут хорошие. К матери привязаны, любят ее и жалеют. Говорят, что пока была жива их бабушка, они жили лучше. И достаток в доме был, и сыты-одеты ходили. Да и Катя тогда не болела.

«В КВАРТИРУ ТЕТКИ НЕ ПУСТИМ»
А вот чем болеет молодая женщина – тоже вопрос. Потому что к врачам она сроду не ходила и «скорую помощь» для себя не вызывала. «Не хочу. Если заберут в больницу, вовек назад не выберусь!» – утверждает Катя.
– Да наркоманка она! – уверены соседи, высыпавшие из квартир, когда к Кате в очередной раз пришла комиссия. – И в доме у нее – настоящий притон! Шум, гам, драки, свальный грех! Шприцы кругом валяются. Как в таких условиях могут жить дети?!
Видно, что соседи озлоблены. И как только речь заходит о заселении Кати в квартиру ее тетки, начинают кричать, что не дадут превратить это жилье в еще один притон. Их раздражение вполне можно понять. Люди устали терпеть пьянки-гулянки Катиных дружков и подружек, устали чуть ли не каждый день вызывать полицию и бояться всяких неожиданностей, которые могут натворить неадекватные гости. А дружки и подружки эти, кстати, легки на помине, ползут один за другим к квартире Кати, дубасят ей в дверь что есть мочи, она их прогоняет, но те не уходят, спрячутся за дом, подождут чуток – и снова в гости.

ЛИШИТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ
А соседи, выпустив пар, начинают рассуждать более спокойно. Катины дети им тоже не чужие. Как-никак всю жизнь под боком росли, соседки их подкармливали, одежду дарили, школьные задачки решать помогали.
– Хоть Катя и пошла вразнос, но дети у нее неплохие, – подтверждают первое впечатление кумушки. – Она их любит, а они – ее. И правда: пока была жива бабушка, семья держалась. Дети учились, по улицам не болтались, в доме порядка больше было.
Но вопрос – оставить детей матери либо лишить ее родительских прав – и их ставит в тупик. Казалось бы, ответ лежит на поверхности: надо хватать ребятишек в охапку и увозить подальше от этого злачного места. Но, с другой стороны, они ведь маму любят, а она – их!
И потом – уже забрали и увезли, но что получилось? Они все равно убегают домой – в тот самый притон. Они же не понимают, что это притон. Для них он дом родной, где мама живет. Пусть нетрезвая, зато родная, которая их обнимет и приголубит. А в приюте никто не пожалеет и не приласкает – там все для них чужие.
Так рассуждают дети. Точно так же рассуждает и Катя, которая в свои тридцать с гаком лет психологически кажется не взрослой женщиной, а незрелым ребенком.
– Катя, ну подумай, хорошо ли здесь детям? – пытаются вразумить ее представители службы семьи. – Вспомни, тебе самой разве хорошо было спать в чулане бок о бок с пьяными родителями?
– Да, хорошо! – запальчиво возражает Катя. – Хорошо, потому что я была рядом с мамой.
Вот и призадумаешься, какой из вариантов правильный. Оставить детей – значит, подвергнуть их опасности, а забрать навсегда – значит, обездолить. С другой стороны, что хорошее в доме матери их ждет? Какой путь им выпадет, кроме единственно знакомого – кривого, проторенного родителями, с наркотиками и воровством?
На данный момент все идет к тому, чтобы Катерину ограничить в родительских правах. Служба семьи вынуждена работать в этом направлении. А мальчишек через реабилитационный центр пока определят в приют. Лучший вариант для них – попасть на воспитание в крепкую приемную семью, чтобы перед глазами был наглядный пример нормальных человеческих отношений и честной трудовой жизни.
С Катериной же придется работать. Долго и упорно. Если потребуется, пролечить ее, вразумить. Опыт показывает: если мать любит своих детей, то для нее не все потеряно, она еще может исправиться. Именно родительская любовь, желание вернуть детей является тем рычагом, который помогает женщине подняться, взяться за ум и бросить пить.
Что ж, от всей души пожелаю, чтобы с Катей именно так и произошло. Шанс невелик, но он есть.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Коллаж Романа ГРАМОТЕНКО.

Другие материалы в этой категории: « Отзывчивые люди Парковка преткновения »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Сентябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.