Подписка онлайн

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Жили-были старик со старушкой

Автор  июль 21, 2018 - 285 Просмотров


Кроме немощной супруги, ухаживать за лежачим больным некому

 

С таких слов начинаются многие сказки. Только в сказках, как правило, счастливый финал, а у жизни свой распорядок. Стоит заболеть – не факт, что выкарабкаешься…

БИТЫЙ БИТОГО ВЕЗЕТ
Лев Николаевич и Вера Петровна поженились двадцать лет назад, уже будучи в возрасте и имея за спиной прошлые браки, ведь вдвоем-то лучше, чем в одиночку. Вместе и старость встречать веселее, и есть кому стакан воды подать, когда заболеешь.
Но беда в том, что одного стакана воды да тарелки супа во время болезни мало – нужен еще и хороший, профессиональный уход. А когда твоя вторая половинка почти такая же немощная, как и ты, выходит как в другой сказке, где «битый битого везет».
В конце января Лев Николаевич упал прямо в квартире. Голова закружилась, а старые кости – хрупкие. В результате у 84-летнего мужчины перелом тазобедренного сустава и, как следствие, приговор врачей: на ноги он уже не сможет встать.
Подлечив немного, врачи выписали нашего героя домой. И вот уже почти шесть месяцев как он не встает с постели. Детей у него нет, других молодых родственников – тоже, поэтому уход целиком и полностью лег на плечи Веры Петровны, которая несколькими годами моложе супруга и недавно перенесла инсульт.
Да, она ухаживает за Львом Николаевичем как может – делает перевязки, дает лекарства, кормит, поит. Но после каждой перевязки, когда приходится переворачивать и обрабатывать раны почти двухметрового мужчины, ей становится плохо с сердцем. «Боюсь упасть и умереть рядом с ним», – говорит пожилая женщина.
Помощи в уходе у супругов нет никакой. Два раза в неделю социальный работник приносит продукты и лекарства. Три месяца назад Вере Петровне удалось вызвать из поликлиники на дом к мужу хирурга, который осмотрел больного и выписал лекарства. Недавно настояла она и на вызове медсестры, чтобы та взяла у Льва Николаевича анализы. На этом все. Нет у больного коляски, на которой он мог бы передвигаться хотя бы в пределах квартиры, добраться до туалета или кухни. Средства гигиены Вера Петровна покупает сама. Дело в том, что кресло-коляска, как и все остальные средства реабилитации и ухода, положена только инвалидам, а Лев Николаевич таковым не является.
– Он же просто заживо гниет! Смотрите, какие у него пролежни, – плачет пожилая женщина. – Если бы была возможность делать ему массаж, если бы он хоть изредка мог сидеть, передвигаясь на коляске, то, может, и чувствовал бы себя лучше, да и пролежни были бы не такими глубокими.

НЕТ ИНВАЛИДНОСТИ – НЕТ ПАНСИОНАТА
Сам Лев Николаевич говорит, что хотел бы попасть в пансионат для ветеранов. Там, он слышал, за больными ухаживают медики-профессионалы, да и сверстников вокруг полно – будет с кем пообщаться. А жить в четырех стенах ему уже невмоготу – устал. Жену тоже жалко – она и сама «рассыпается», тяжело ей с лежачим больным управляться.
– Попытались мы навести справки насчет пансионата, только ничего не вышло, – рассказывает Вера Петровна. – Нам опять-таки ответили: нужна инвалидность. Звание ветерана у него есть – он полвека проработал на станкостроительном заводе. А вот инвалидности, несмотря на то, что он лежачий больной, – нет. Попробовала я в поликлинике насчет инвалидности выяснить, но со мной там и разговаривать не стали.
Ну что ж, если с пенсионеркой не разговаривают, то с журналистом «Социальной газеты» поговорить обязаны. И вместе с Верой Петровной мы отправились в их районную поликлинику.
Заведующая отделением врачей общей практики Галина Гришкина, изучив медицинскую карточку, пояснила, что с таким диагнозом, как у Льва Николаевича, инвалидность разрешается оформлять только по истечении восьми месяцев после выписки из больницы, если состояние больного не улучшилось. Но в виде исключения руководство поликлиники разрешило начать собирать документы на освидетельствование нашего героя сейчас, через шесть месяцев после выписки из стационара.

ОХ УЖ ЭТИ «БУМАЖКИ»…
Однако есть одно «но»: для того чтобы Вера Петровна имела возможность собирать документы и медсправки, нужно оформить заверенную нотариусом доверенность, дающую ей право представлять интересы мужа в лечебных учреждениях. А уж комиссию МСЭ на освидетельствование лежачего больного можно пригласить и на дом.
Так что следующий визит нам с Верой Петровной пришлось нанести в нотариальную контору. Там у женщины сняли копии личных документов и предупредили, что нотариус сможет приехать к ним домой не раньше чем через две-три недели.
– Надеюсь, что Лев Николаевич потерпит, – вздохнула Вера Петровна и попросила заглянуть вместе с ней (заодно уж) и в социальную службу Железнодорожного района. Может быть, есть возможность взять там напрокат инвалидную коляску, в которой ее супруг сейчас так сильно нуждается. Но подходящей коляски там, увы, не оказалось. Предложенная модель была слишком громоздкой и широкой – на такую Льву Николаевичу не взобраться, да и в узкие дверные проемы их «хрущевки» она не пролезет.
– Мы бы и рады, но пока не знаем, чем еще можем помочь помимо покупки продуктов и помощи по хозяйству, – развели руками социальные работники. – Впрочем, обещаем, что наши специалисты на днях заглянут к супругам и мы вместе подумаем, что еще социальная служба может предпринять.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

* * *

ОТ РЕДАКЦИИ
Увы, ситуация, в которой оказались пожилые супруги, довольно-таки типичная. Система оказания медицинской помощи не нацелена на людей, оказавшихся прикованными к кровати. Поликлиники не могут охватить лежачих больных – им бы всех желающих «ходячих» успеть принять и пролечить. Клиники тоже неохотно принимают прикованных к постели пациентов, ведь ухаживать за ними некому – младшего медицинского персонала катастрофически не хватает.
Например, Вера Петровна призналась, что специально доплачивала санитаркам за уход за ее мужем в стационаре, иначе его просто не клали. А государственной службы ежедневного ухода за тяжелыми больными не существует. Вот и получается, что каждая семья, в которой кто-то из близких слег после болезни или после травмы, остается один на один со своей бедой.
Удивляют также странные правила, согласно которым оформить инвалидность обездвиженному человеку можно не раньше чем через восемь месяцев «лежания». Хочешь не хочешь, а невольно подумаешь: может, медики ждут, что за это время больной, так сказать, «самоликвидируется»? А нет человека – нет и проблемы.
Мы очень надеемся, что государственные мужи задумаются над столь острым вопросом и тема оказания помощи лежачим больным наконец-то сдвинется с мертвой точки. «Социальная газета» будет следить за ситуацией.

Другие материалы в этой категории: « Формула нелюбви Мой первоклассный друг »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Октябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.