Подписка онлайн

Акция

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Коварная и непредсказуемая

Автор  дек 22, 2018 - 579 Просмотров

Жалуетесь на память? Срочно к врачу!

В прошлом номере «Социалки», в материале «Осторожно: деменция», мы дали общие разъяснения об одной из главнейших медицинских проблем современности – о деменции. О том, как жить с этим диагнозом самим больным, а также их родственникам, сегодня рассказывает заместитель главного врача Самарской областной клинической гериатрической больницы кандидат медицинских наук Петр Романчук.
– Петр Иванович, до недавних пор эта болезнь именовалась у нас старческий маразм. Потом название слегка смягчили: стали называть её старческим слабоумием. Теперь называют деменцией, что с латыни переводится как «безумие». Звучит тоже страшно, но все же не так оскорбительно для представителей старшего поколения, страдающих этим недугом. Я, к примеру, в свое время так и не озвучил маме её диагноз. Провалы в памяти и нарушения координации движения расшифровывал как якобы естественные возрастные изменения. Говорил: «Что старый, что малый. Ты же помнишь, я, когда был маленьким, тоже все время что-то путал. Вот и ты у меня, похоже, молодеешь». Правильно ли я делал?
– Услышать, что у тебя диагностирован старческий маразм, действительно страшно. На практике все-таки лучше обходиться обычными человеческими понятиями, которые не травмируют и без того раненую психику больного.
– А вообще что это такое – деменция?
– Это отмирание клеток мозга, которое приводит к нарушению памяти, речи, мышления, снижению способности понимать и принимать решения. Такая болезнь усиливается с течением времени и ведет к полной недееспособности пациентов. У 62 процентов больных она переходит в болезнь Альцгеймера. Самое печальное, что ни та, ни другая неизлечима, о чем ярко свидетельствуют судьбы бывшего президента США Рональда Рейгана, бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер и многих других высокопоставленных людей в мире.
– Когда я наездами бывал у своих родителей, то, конечно, замечал какие-то отклонения в мамином поведении, но не обращал на них особого внимания, полагая, что для пожилых людей это в порядке вещей. После смерти отца я перевез маму к себе в Самару и только тогда стал осознавать, что с головой у нее явно не то, поскольку провалы в памяти стали просто чудовищными. Особенно пугали ее ежедневные разговоры о том, что по ночам в комнату забираются воры и крадут все подряд, даже домашние тапочки. Это на седьмом-то этаже, с застекленной лоджией.
– И что вы предприняли?
– Вызвал на дом врача из психоневрологического диспансера, поскольку мама уже плохо ходила. Та поставила ей диагноз «деменция» и выписала несколько видов таблеток, которые требовалось принимать постоянно. Врач сказала, что болезнь неизлечима, будет быстро прогрессировать, и подчеркнула, что с больной нужно обращаться вежливо и терпеливо. На этом наше общение с доктором прекратилось на несколько лет вплоть до маминой смерти.
– К сожалению, вы совершили ту же ошибку, которую сегодня совершают тысячи людей, не обращающих внимания поначалу на небольшие отклонения в поведении своих близких. Как только у человека начинает слабеть память, ему нужно срочно встретиться с врачом. Деменция диагностируется, к сожалению, только через десять – пятнадцать лет после её возникновения, когда чуть ли не пятая часть мозга уже разрушена. И после диагностирования надо уже не стремиться ее вылечить, поскольку она неизлечима, а срочно учиться существовать в совершенно новых условиях, чтобы облегчить жизнь больного и людей, его окружающих. Так что маму стоило показать врачу сразу же, как только появились первые провалы в памяти. То есть еще тогда, когда вы жили врозь. Хотя надо признать, что еще совсем недавно таким больным со стороны медицины уделялось недостаточно внимания. Сейчас все иначе. Врач, поставивший страшный диагноз, обязан подробно проинструктировать близких, как нужно себя вести с таким больным. Возможно, пожилому человеку потребуется госпитализация на какое-то время в нашу больницу, где его обучат занятиям и упражнениям, которые он потом будет выполнять дома самостоятельно или с помощью близких.
– Но если деменцию нельзя вылечить, то можно ли ее предотвратить?
– Факторы риска мы делим на две категории: некорригируемые и корригируемые. В первой категории факторов совсем немного: пожилой возраст, наследственность, женский пол, черепно-мозговые травмы. Во второй – факторы риска, которые создает сам человек на протяжении всей своей жизни: артериальная гипертензия, гиперлипидемия, сахарный диабет, ожирение, депрессия, гиподинамия, курение и даже низкий уровень образования. Так что многие люди сами выращивают в себе свою болезнь.
– И к какому узкому специалисту надо идти на прием, чтобы пожаловаться на провалы в памяти?
– К гериатру, который, к сожалению, есть сегодня не во всех поликлиниках. А если такового нет, то к неврологу. Но в будущем году в наших поликлиниках станут открываться кабинеты памяти по типу широко известных школ гипертоников или диабетиков. Тогда диагностирование будет куда лучше.
– А чем может помочь гериатрический центр?
– В нашем центре гериатры, психиатры, неврологи и нейрофизиологи совместными усилиями разработали научно-практические и весьма популярные рекомендации, касающиеся комбинированного медикаментозного лечения болезни Альцгеймера, а также профилактики нарушения памяти на любой стадии, в том числе путем изменения образа жизни, питания и с помощью мозговых тренингов.
– Петр Иванович, а какие нововведения нас ждут в ближайшей перспективе?
– В первую очередь это внедрение системы долговременного ухода, что в моём понимании означает национальную массовую медицинскую и социальную «стройку». В ней будет принимать участие прежде всего семья в тесном ежедневном взаимодействии с врачом-специалистом поликлиники и с социальным работником. Подчеркну еще раз: главное – обратиться к врачу на ранних стадиях нарушения памяти. А система долговременного ухода, особенно когда человек одинокий или одиноко проживающий, должна вовремя сигнализировать о проблеме и помочь страждущему.
– И последний вопрос. Как жить семьям, в которых есть больной, страдающий деменцией? Мне, к примеру, в свое время даже пришлось работу поменять, чтобы иметь больше времени для присмотра за мамой.
– Простого ответа на этот вопрос у меня нет. Чаще всего такой больной требует постоянного внимания, ведь он может и газ ненароком включить, и воду забыть закрыть. Кроме того, постоянное общение с близкими – пусть даже иной раз пожилой человек и не признает их за родню – наилучшим образом скажется на состоянии больного. Причем общение не должно ограничиваться только разговорами. Нужно и какие-то дела вместе делать. Это очень тяжелая работа, и далеко не каждая профессиональная сиделка сможет с ней справиться. Что уж говорить о родственниках, в большинстве случаев не обладающих навыками ухода за больными деменцией. А чтобы сохранить собственное психическое и физическое здоровье, рекомендации врачей для близких нужны и важны не меньше, чем самим пациентам.

Аркадий СОЛАРЕВ.

* * *

НАША СПРАВКА
Каждые четыре секунды кому-то на Земле ставят диагноз «деменция». К 2050 году число людей, страдающих этим недугом, может вырасти втрое – с 44 до 135 миллионов человек.

* * *

ВОЗЬМИТЕ НА ЗАМЕТКУ
На сайте www.memini.ru размещены практические советы от профессионалов. Но главное – здесь общаются люди, которые ухаживают за больными, страдающими деменцией и болезнью Альцгеймера.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Июнь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.