Подписка онлайн

Акция

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Братья по мачехе-войне

Автор  фев 16, 2019 - 859 Просмотров

15 февраля 1989 года был завершен вывод советских войск из Афганистана

Прошло тридцать лет, как закончилась девятилетняя война на чужой земле. На тридцать лет старше стали участники боевых действий – таков официальный статус воинов-«афганцев». Взрослые мужчины (самые младшие уже разменяли шестой десяток) прячут свою ночную маяту или вдруг вырвавшийся стон во сне-забытье в словесную скупость: «Ну что с того, что я там был. Я был давно, я всё забыл».
За тридцать лет они не рассказали и малой толики о тех днях, что разделили их жизнь на «до» и «после» Афганистана. Они научились молчать с той поры, как тогдашняя держава в лице безымянного чинуши встретила их, разведя руками: «Я вас туда не посылала».
Они мало говорят. Но они могут молчать так, что тишина враз бьется на тысячи осколков, воет и звенит… А у них скулы сводит этой тишиной, и глаза… Нет, не стоит ловить их взгляд, когда на своих встречах – в дружеском кругу однополчан или на Рубежном – они поминают павших товарищей. От этой тяжелой тишины, полной всегдашней боли и неизжитой ярости, оглохнуть можно. А для них, «афганцев», она выше слов и клятв. Они как будто снова вместе – живые и павшие солдаты той незнаменитой войны.

 

«КАБУЛ. 26 АВГУСТА 1982 ГОДА»
«Здравствуй, сестренка! С горячим солдатским приветом и массой наилучших пожеланий твой братишка Сапа. Я вчера написал шесть писем друзьям, родным. Погода здесь стоит теплая, как у нас летом. Только вечерами прохладно. Фильмы нам показывают каждый день. Да, чуть не забыл. Если долго не будет писем от меня, не беспокойтесь – я уезжаю в командировку на два месяца. Передавай привет нашим соседям. Как они? Живы ли, здоровы? Пишите, я очень буду ждать. Гор. Кабул, 26 августа 1982 года».
Среди тюльпано-ковыльных степей Большечерниговского района, ближе к Уральску, чем к Самаре, лежит, как на блюдце, поселок Поляков. И живет тут среди русских и казахских семей большой род Суханкуловых: механизатор Кадыр с Батимой и девять их детей: дочери Улдай, Роза, Нуржамал, Сагадат, Галия и сыновья Сапа, Махсуд, Ерхен, Тулиген.
И сколько тысяч километров от безвестного Полякова до афганской столицы Кабула или до грозового Джелалабада? Но для Батимы с Кадыром эти чужие слова врезались в сердце в том 82-м, когда стали приходить письма от старшего сына – солдата Сапы. Вроде и верили его рассказам про кино, про концерты, про помощь местным декханам. И обрадоваться бы всему семейству Суханкуловых, когда в начале лета приехал Сапа в краткосрочный отпуск. «Да только невеселым показался нам братишка, – рассказывает Улдай, старшая сестра Сапы. – И седые волоски проглянули в его смоляной шевелюре. В девятнадцать лет! Ни слова он нам не сказал, что сопровождал «груз-200» в Казахстан, вот и разрешили ему на родину заглянуть».
«До Курумоча мы его провожали, – это уже сестра Роза вспоминает далекое близкое. – Он у нас самый серьезный из братьев. Был… Мечтал в СХИ учиться. А  в отпуск вовсе молчуном приехал. В аэропорту обнял мать с отцом. Пошел на посадку… и обернулся, помахал нам. Эх, зачем оглянулся?! Такая дурная
примета…»
Подает голос и родная тетя Сапы – Назира Сутенгенова: «А я всё винюсь перед Сапой… В тот раз просил меня тоже в Курумоч поехать. А я почему-то не могла. Как же он уговаривал! Сколько лет – с 1982-го – храню его подарок – платок головной, оттуда привезенный».
Улетел Сапа. И не в Кабул, а… Принесли из военкомата в дом Кадыра и Батимы «черную» бумагу: «Ваш сын рядовой Сапа Кадырович Суханкулов геройски погиб при исполнении интернационального долга… 28 августа 1982 года». Отец за одну ночь поседел. И пережил сына всего на десять лет…
А то письмо, написанное Сапой 26 августа, пришло в Поляков через месяц. И мать встрепенулась: «Ошибка?! На войне бывает… Сынок пишет, что командировка у него. Ведь не погиб он, правда?!» И потом двадцать лет, до последнего своего вздоха, все ждала Батима своего старшенького.

ВОЗВРАЩЕНИЕ
…Колючий ветер налетает из заснеженной степи и норовит сорвать ткань, укрывающую небольшую часть школьной стены. Поляковцы, большие и маленькие, гости со всей области собрались в этот неласковый февральский день возле здешней школы. Собрались, чтобы увидеть родного человека, боевого товарища, одноклассника, соседа по деревенской улице… Сапа через тридцать с лишним лет снова на родине. Теперь уже навсегда. На стене школы, в которой он учился, открыли мемориальную доску ему, рядовому Суханкулову, – бывшему ученику, земляку, храброму солдату афганской войны.
Нынешние школьники, не шелохнувшись, стоят в почетном карауле. А одноклассник Сапы Калыкжан Сайфуллин негромко рассказывает, как в один день их с Сапой призвали в армию, как вместе оказались они в Кабуле, а затем их солдатские пути разошлись: Калыкжан – в Джелалабад, а Сапа… Однополчане, что провожали в 82-м своего товарища в последний путь на родину, рассказывали, что в том бою 28 августа Сапа бился до последнего. И рота его выстояла. Душманы отступили. Два дня спускали десантники погибшего Сапу с тысячемет-ровых гор. Единственное, что могли они сделать для боевого друга.
И вот теперь стоят в строю перед портретом Суханкулова его товарищи – нынешние ветераны афганской войны, однополчане Сапы: Назар Сулейманов из Красного Яра, учитель истории из Исаклов Владислав Васильев, самарцы Алексей Бикеев, Михаил Ермаков, Александр Хаустов, Рафаэль Сафиуллин из Кошек и местный Калыкжан Сайфуллин… Вместе с Сапой Суханкуловым выходит почти десантное отделение. А он, их друг, как будто рядом с ними – в тельняшке и полевке (такой он смотрит с портрета на школьной стене), крепкий, серьезный.
Вот только друзьям-товарищам его за пятьдесят, а в большом роду Суханкуловых народилось столько детишек, что Сапа давно бы уже считался дедом. Сам он вернулся в родную степь, в уютную по-домашнему школу на тридцать с лишним лет моложе своих ровесников. Так и остался Сапа Суханкулов навсегда девятнадцатилетним.
А в его школе, в украшенной материнскими руками коробочке, лежит орден Красной Звезды. Рядового Суханкулова орден. Сапа его ни разу не надел, в руках не держал… Он и не узнал, что получил награду за тот свой последний бой в горах Афганистана.

 

НЕ ТОЛЬКО В ПОЛЯКОВЕ
После открытия мемориальной доски в зале Поляковской средней школы собрались все: ученики, местный народ, гости. Официально – на урок мужества. А получилась встреча тех, кого напрямую обожгла афганская война, тех, кого задело её осколками уже через годы, и тех, кто мало слышал и знает о ней, потому что по возрасту годится в дети и внуки нынешним «афганцам».
И среди всех-всех был тот, кому душой благодарны скромные крестьяне Суханкуловы и гости-«афганцы» – однополчане Сапы. Зовут этого человека Абай Лукпанов. Живет он в Августовке. Это благодаря его стараниям, энергии и напористости появилась мемориальная доска Сапе. Хотя сам Абай не местный – в Большечерниговском районе обосновался уже будучи взрослым. И об «афганце» Суханкулове узнал не так давно.
Да и сам Абай в Афганистане не служил. Вот только уже второй десяток лет он делает столько, чтобы не превратилась в пыль память об этой войне, память о тех, чья храбрость была сильнее ярости врагов, и что государству ценить бы таких особенных – штучных людей.
А выходит иначе. Когда Лукпанова представили к поощрению за участие в военно-патриотическом воспитании, тогдашний глава районной администрации отказал: «Вот еще! Какого-то охранника будем награждать!». Но гордый Абай в грамотах не нуждается. Не ради них он служит обществу (иначе не скажешь). Тут такой крутой замес долга, чести, братства, что, быть может, раз в жизни встретишь.
Абай Лукпанов – одноклассник и друг детства Героя Советского Союза и Героя России Николая Майданова, легендарного вертолетчика двух военных кампаний – в Афганистане и в Чечне. Николай погиб на Северном Кавказе 23 февраля 2000 года. А в 2015-м был открыт памятник в Уральске – на родине Майданова. И никто из «афганцев» не поспорит: всё – от идеи до последнего штриха в церемонии открытия – сделано Лукпановым.
«Всего четыре человека в стране имеют звания Героя Советского Союза и Героя России. Троим поставили бюсты при жизни. А нашему Коле никто не хотел памятник ставить», – откровенно рассказывает Абай на встречах.
Вместо равнодушной власти, имеющей силы и средства, охранник газопровода Лукпанов, не имеющий практически ничего, кроме чести, сделал всё: собрал деньги («афганцы» откликнулись сразу же), нашел скульптора. Теперь каждый год ездит в Уральск «на встречу» с Колей.
Мемориальная доска Сапе Суханкулову в Полякове – не первая, установленная благодаря Абаю Лукпанову. И, кажется, не последняя. Абай уже не одинок. «Афганцы» Олег Сараев и Валерий Штепо из самарской общественной организации инвалидов войны в Афганистане «Поволжье» в одной из самарских школ готовятся открыть доску в память о выпускнике школы – воине-«афганце». И сегодня они, по зову Абая, тоже здесь.
Та незнаменитая война закончилась там, «за речкой». Но след ее остается в тихом, светлом Полякове. Да разве только там…

Нина АЛПАТОВА.

* * *

НАША СПРАВКА
• В Афганистане советские солдаты воевали более девяти лет. Точнее 9 лет, 1 месяц, 21 день. Около 14 тысяч погибших покоятся на кладбищах бывшего Советского Союза.
• Среди ребят-афганцев 79 человек – жители Большечерниговского района. Трое из них не вернулись с войны. Это Джумагалей Шайхипов (поселок Восточный), Сапа Суханкулов (поселок Кошкин), Николай Родивилов (село Украинка). Все они похоронены в родных селах.
• Всего во время войны в Афганистане погибли 245 жителей Куйбышевской области.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Май 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.