Подписка онлайн

Акция

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Проститься и простить

Автор  июль 13, 2019 - 1432 Просмотров


Фото – фотобанк “Лори”.

 

Если человека невозможно вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь

В этом заключается философия паллиативной помощи. Ошибаются те, кто думает, что хоспис для онкобольных – это о смерти. Хоспис – это о жизни. О том коротком промежутке жизни, измеряющемся несколькими днями или месяцами (кому уж сколько отпущено), что должен прожить человек уходящий. И прожить достойно, не загибаясь от мучительных болей, а осознанно и спокойно подготовиться к уходу, завершив свои земные дела.
Хоспис – это еще и о жизни тех, кто остается, – о жизни мужей, жен, детей, внуков, друзей. А еще врачей и медицинских сестер, помогающих в самые тяжелые моменты. Ведь понимание того, что ты сделал для близкого человека все что мог, облегчает совесть остающегося и сглаживает те шероховатости в отношениях с уходящим, которые, возможно, имели место при жизни. И это дает силы жить дальше.

ХОСПИС КАК ЛИЧНАЯ ИНИЦИАТИВА
Еще в 1994 году гастроэнтеролог Марина Александровна Шампанская, работавшая в Самарской дорожной больнице, видя страдания неизлечимых больных, вместе с группой врачей и медицинских сестер решила им помочь. Базовые представления дало изучение опыта хосписной службы в Англии, и с конца 1995 года в Самаре начали работать волонтеры, которые навещали онкобольных, выписанных из самарских больниц умирать дома. В первую очередь помогали в подборе лекарственных препаратов, облегчавших физическое состояние больных.
С самого начала в этой команде работала и нынешний главный врач хосписа Ольга Васильевна Осетрова. Интересуюсь, как получилось, что она, сотрудник кафедры фармацевтической химии Самарского университета, заинтересовалась вопросами паллиативной помощи и стала работать в хосписе.
– Все началось с того, что ко мне обратились как к специалисту, разбирающемуся в обезболивающих лекарствах. Это очень непростая тема, здесь нет универсального средства. Кому-то подходит один препарат, кому-то – другой, да и дозировка одного и того же препарата при одинаковой интенсивности боли может отличаться в пять – десять раз. Есть инъекционный способ введения лекарства, а есть и неинвазивный – с помощью свечей, таблеток, пластырей. В каждом случае приходится подбирать индивидуальный способ обезболивания. Я помогала составлять «обезболивающие коктейли» (так мы называли сочетание анальгетика с лекарством-помощником – например, той же но-шпой) и, конечно, прониклась проблемой помощи – медицинской, социальной, психологической, духовной. В первые два года мы помогли пятидесяти пациентам и поняли, что такая поддержка должна быть всесторонней и многогранной.
Мы ездили учиться к коллегам в Москву и Петербург, где вопросами паллиативной помощи занялись раньше, чем в Самаре. А параллельно «звонили во все колокола», убеждая местных чиновников в необходимости государственной поддержки хосписной деятельности как социально важной. Предлагали открыть подразделение для безнадежных пациентов в одной из самарских больниц. И слышали в ответ, что да, все это очень важно, но поддержка будет только в том случае, если последует указание «сверху». А в качестве личной инициативы занимайтесь-ка паллиативной помощью вы сами…

ВНИМАНИЕ, ЛЕКАРСТВА И ЗНАНИЯ
Они и занялись. В 1998 году зарегистрировались как АНО «Самарский хоспис» (автономная некоммерческая организация), получили лицензию на ведение медицинской деятельности. ОАО ИДК (сейчас это группа компаний «Мать и дитя») выделило помещение для хосписа и до сего дня предоставляет его безвозмездно. А в 2000 году это направление медицинской помощи поддержали руководитель социальной службы областного правительства Галина Светкина и зампредседателя губернской Думы Людмила Дурова, после чего в Самарской области открылось несколько хосписов и отделений паллиативной помощи – в Тольятти, Сызрани, Жигулевске, в Нефтегорском и Кинель-Черкасском районах.
По словам сотрудников хосписа, чтобы помочь неизлечимо больному человеку, особых ресурсов не надо. Требуются всего лишь три вещи – внимание, лекарства и знания.
Что же касается нуждаемости в паллиативной помощи, то, по мнению Ольги Васильевны, сегодня с оказанием помощи онкобольным пациентам современные российские хосписы относительно справляются. Хотя качество оказания этой помощи в разных регионах и в разных учреждениях существенно отличается. К тому же недостаточно охваченными остаются больные, страдающие другими видами неизлечимых заболеваний на последнем этапе, – неврологического, психоневрологического, эндокринологического и кардиологического профиля. В этом направлении отечественная медицина только начинает развиваться.
В самарском хосписе под наблюдением одновременно находятся от сорока до шестидесяти пациентов. В основном помощь оказывают силами выездных бригад. Их в хосписе четыре. В самом хосписе есть несколько стационарных коек. Там лежат больные, которым требуется постоянное медицинское наблюдение или психологическая помощь. Или когда требуется временно отдохнуть родственникам больного.
У одной из пациентов хосписа – Татьяны Васильевны – особая причина лечь в стационар. «Здесь мне спокойнее, – признается женщина. – Дома взрослые дети сильно переживают, никак не смирятся с моей болезнью, не отпускают меня, и мне психологически тяжело видеть их тревогу».
– Режим работы нашей выездной службы с каждым пациентом – особый,  – продолжает рассказ Ольга Осетрова. – Четкой градации – сколько раз человека нужно посетить – нет. Кого-то достаточно навестить два раза в неделю, к кому-то приезжаем ежедневно, а к кому-то – и не один раз в день. Телефон врача доступен двадцать четыре часа в сутки. Это значит, что в любое время, если состояние больного ухудшилось, можно позвонить и посоветоваться.
Сейчас, с развитием паллиативной помощи, сотрудники хосписа обучают коллег – терапевтов, врачей общей практики, фельдшеров и узких специалистов, работающих в первичном звене. Рассказывают, какие имеются виды обезболивания, как подобрать схему лечения, которая подойдет конкретному человеку.

СВЯЗЫВАЕМ ПОРВАННЫЕ НИТИ
Но только одной медикаментозной помощью работа хосписной команды не ограничивается. Каждому из врачей и медицинских сестер приходится залечивать душевные раны своих пациентов и их близких. Успокаивать, примирять, смягчать и открывать глаза на вещи, казалось бы, очевидные, но которые они почему-то упорно не хотят замечать, отчего и страдают.
Вот, например, одна из последних историй. В хоспис обратился за помощью молодой мужчина, отец которого безнадежно болен. По словам сына, отец был молчаливым человеком, всю свою жизнь посвятил работе, а на семью и детей у него оставалось мало времени. А сейчас, заболев, он еще больше замкнулся в себе, не спит, отказывается от еды и обсуждения с детьми своего состояния.
И тогда Ольга Васильевна навестила больного. Села рядом, сказала, что она врач и поможет ему справиться с болью. Стала расспрашивать о самочувствии, и вдруг этот пациент, увидев неподдельное внимание, протянул для пожатия руку. Оказалось, что он очень нуждается в добром слове и в открытом, сердечном разговоре. Живет он один, и дети пригласили к нему сиделку, которая приходит днем. Он признался, что днем, когда кто-то есть рядом, он может немного поспать, а ночью, оставшись один, панически боится уснуть и хотел бы, чтобы родные ночевали рядом. Мужчина был прекрасно осведомлен о своем диагнозе, но считал, что сына лучше поберечь и не говорить ему о своих страхах. Такое вот непонимание между двумя близкими людьми.
И пришлось врачу «открывать глаза» обоим – и отцу, и сыну. «У вас замечательный сын, – сказала Ольга Васильевна отцу. – Он беспокоится о вас, переживает, что у вас боли, что вы плохо спите и отказываетесь от еды. Он разыскал нас и попросил помочь».
А сыну она объяснила, почему отец не спит по ночам, почему не хочет обсуждать с детьми своё состояние.
После беседы Ольга Васильевна оставила их уже со спокойным сердцем. Сын расплакался, они обнялись и, быть может, впервые за долгие годы поговорили друг с другом открыто – как родные люди.
– Работник хосписа должен быть проводником, связывающим порванные нити отношений, – считает Ольга Васильевна. – Иногда эти нити необдуманно разорваны самими людьми, а иногда болезнь разрывает их, и больной человек превращается из лидера, командира, главы семьи в беспомощного ребенка. Но связь восстановить необходимо.

Марина ГОНЧАРЕНКО.

* * *

СОВЕТ СПЕЦИАЛИСТА
Когда человек уходит, он еще больше нуждается в любви и прощении близких. Поэтому при жизни безнадежно больного родным важно успеть сделать пять вещей:
– попросить у уходящего прощение, ведь все мы вольно или невольно обижаем друг друга;
– самому простить близкого человека;
– сказать, что вы любите его и признательны ему за то хорошее, что он сделал в жизни;
– обязательно упомянуть о его добрых делах, ведь практика показывает, что когда мы вспоминаем хорошее о своем близком, то обиды сами собой тают, а любовь и прощение крепнут;
– и наконец успеть произнести «прощай» или, как говорят люди верующие, «до свидания».

* * *

НАША СПРАВКА
Первый хоспис современного типа появился в Лондоне в 1967 году. Его основала баронесса Сессилия Сандерс. Первый российский хоспис открылся в 1990 году в Лахте – в районе Санкт-Петербурга. И хотя сама идея пришла к нам с Запада, она приобрела совсем другой смысл. В Англии рабочий день заканчивается в пять часов, и после вы не увидите в коридоре ни медсестры, ни врача. Для них это работа, и ничего более. Они рациональны до мозга костей. Сотрудники же российских хосписов менее прагматичны, они более сердечные, открытые и милосердные. В наших хосписах много человеческого тепла и участия.

* * *

ХОСПИС НУЖДАЕТСЯ В ПОМОЩИ
Что касается материальной стороны работы самарского хосписа, то здесь медицинскую помощь больным оказывают бесплатно. А вот самому хоспису помощь очень даже требуется. До сих пор – вот уже несколько лет – остается нерешённым вопрос о помещении. То здание, в котором они сейчас находятся, собственник готовит к продаже. Областные правительство и минздрав обещали предоставить подходящее помещение, но то, что предложили в настоящий момент, нуждается в реконструкции и ремонте, а денег на это нет.
Кроме того, в самарском хосписе остро не хватает медицинских сестер в стационаре. Так что если кто из читателей «Социальной газеты» с медицинским образованием проникся деятельностью хосписа, то он может позвонить по телефонам 262-22-41 и 8-927-205-36-48.
Ольга Васильевна подчеркнула, что они рассмотрят и вариант временного трудоустройства. А также к ним могут обратиться и студенты старших курсов медицинского университета.

Другие материалы в этой категории: « Детство – это дом и родные С умом палата »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Август 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.