Подписка онлайн

Акция

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Точка невозврата

Автор  авг 18, 2019 - 370 Просмотров

 

В конфликте родителей третьеклассника, получившего во время перемены травму позвоночника, и администрации школы разбирался суд

Совсем недавно в нашем обществе семья и школа шли рука об руку, решая педагогические и иные проблемы в интересах детей. Понятие «Главное – помочь (не навредить) ребенку» было решающим. К сожалению, сегодня мы нередко наблюдаем иную картину. При возникновении конфликта интересов школа выступает против семьи, а семья, в свою очередь, против школы. Ребенок же становится заложником ситуации, в которой каждая сторона доказывает свою правоту.
Иногда конфликт доходит до точки невозврата, и тогда остается единственная возможность расставить все точки над i – идти в суд…

ДРАКА С ПОСЛЕДСТВИЯМИ
Так и случилось в этой истории. Началась она с банальной драки двух пацанов-третьеклашек (назовем их Мишей и Кириллом). Точнее, даже не с драки, потому что подраться хотелось только одному из них – задире Мише. Он и раньше, по свидетельству одноклассников, обижал тех, кто послабее. Во время перемены Миша подошел к однокласснику Кириллу и начал, что называется, к нему цепляться, толкая при этом мальчика. Спокойному и тихому Кирюше драться не хотелось. Мишу это не устроило. Он положил Кириллу руки на плечи и напрыгнул на него. Кирюша, который был ниже Миши ростом и слабее, упал на пол, на копчик, и не смог подняться. Мальчик задыхался. Дети бросились ему на помощь: помогли встать и довели до парты.
При этом они заметили, что у Кирюши посинели губы и нос. Испугавшись, дети побежали к учительнице, дежурившей в это время в коридоре, и рассказали ей о случившемся. Она пришла, поругала Мишу и велела больше не баловаться.
Это случилось перед последним уроком. Кирилл урок высидел, молча терпя боль. После занятий за мальчиком зашла его мама – она всегда приводила и забирала сына из школы. Кирюша пожаловался ей на то, что его побил Миша, после чего у него болит спина, но мама решила, что речь идет об обычной детской потасовке, что ничего серьезного нет – поболит и перестанет. Однако дома Кирилл сразу же лег и пролежал до вечера не вставая. Спина продолжала болеть. Тут уж родители встревожились не на шутку и решили утром, если боль не пройдет, ехать в больницу.

ТРИ НЕДЕЛИ НА ВЫТЯЖКЕ
Боль не прошла и на другой день, и родители повезли уже лежачего Кирюшу в детское травматологическое отделение больницы имени Середавина. Там мальчику сделали рентген и тут же на носилках отправили в стационар. Оказалось, что у Кирилла компрессионный перелом позвоночника.
Три недели мальчик пролежал на вытяжке. Ухаживала за ним мама. А после выписки домой Кириллу в течение трех месяцев не разрешалось садиться – он мог только лежать и стоять. Далее врачи рекомендовали учиться сидеть: сначала три минуты в день, затем – семь, по минутам прибавляя время. Школу, естественно, он не мог посещать – перевели на индивидуальное обучение. А из-за того, что мальчик был лишен возможности двигаться, он сильно располнел.
Позже Кирилл снова лежал в стационаре в детской неврологии. Врачи запретили ему заниматься травмоопасными видами спорта (раньше он ходил в секцию дзюдо), разрешив только плавание.

«В СВОЕЙ БЕДЕ ВЫ ВИНОВАТЫ САМИ!»
Практически весь год мальчик провёл в больницах. А как же школа? Ведь беда с Кириллом случилась именно в ее стенах. Администрация учебного учреждения в этой ситуации обвинила семью пострадавшего. Мол, мальчика, конечно, жаль, но в случившемся виноваты исключительно родители – мало кальция давали сыну, вот его позвоночник и оказался настолько хрупким, что
сломался.
Позже директор образовательного учреждения изменил свои показания, упирая на то, что школа в травме мальчика не виновата – он мог сломать позвоночник и дома. Ведь в травмпункт они обратились только на следующий день после происшествия.
К слову сказать, Мишина мама воспитывает мальчика одна. Она много работает, и Миша после школы предоставлен самому себе. И когда Кирилл попал в больницу, Мишина мама позвонила маме Кирилла. Но вовсе не с извинениями, а с «наездом»: мол, мой сын ни в чем не виноват, отстаньте от нас. И такое поведение, разумеется, только накалило ситуацию.

«БОИМСЯ ЗА СЫНА»
– Мы школьную администрацию просили только об одном, – говорит мама Кирилла, – чтобы виновника случившегося, одноклассника Мишу, отправили на психолого-медико-педагогическую комиссию (ПМПК) – с тем, чтобы та определила, имеются ли у мальчика какие-то психологические нарушения? И если да, то чтобы Мишу перевели на индивидуальное обучение. Понимаете, этот мальчик ведет себя очень агрессивно, обижает и бьет детей. Теперь мы просто боимся за здоровье сына, если он будет вынужден учиться с Мишей в одном классе. Конечно, есть вариант перевести сына в другую школу, но именно эта находится рядом с нашим домом, и Кириллу удобно в нее ходить, у него там друзья, с которыми он хочет учиться вместе.
Мамы ребят-третьеклассников, объединившись, написали заявление на имя директора школы с просьбой отправить Мишу на ПМПК, и заявление подписали большинство родителей. В ответ руководитель пригласил всех на собрание, на котором отмел все обвинения и заявил, что Миша – хороший мальчик, а Кирюшины родители его затравили.
Ничего не изменилось и после того, как отец и мать Кирюши обратились в городской департамент образования. Но именно там ситуация достигла критической точки невозврата: родители были убеждены, что их ребенок и все остальные дети находятся в опасности, директор же рьяно защищал Мишу и его маму, обвиняя родителей Кирилла во всех грехах: «Вы из нормального ребенка делаете уголовника!»
«Если не получается решить вопрос мирным путем, обращайтесь в суд», – предложили родителям в департаменте. Те так и поступили.

ВЕРСИИ ШКОЛЬНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ
Кировский районный суд Самары в течение нескольких месяцев рассматривал судебное дело о нанесении травмы в школе несовершеннолетнему Кириллу. Заслушивали показания директора школы, классного руководителя, учителя физкультуры, самого Кирилла и его одноклассницы. По настоянию директора в качестве свидетеля был приглашен и врач, лечивший мальчика в СОКБ имени Середавина.
Школьная администрация рассматривала сразу несколько версий произошедшего. Первая: Кирилл травмировался на уроке физкультуры (в тот день она была в числе первых уроков). Мол, мальчик просто неудачно прыгнул. Но ни учитель физкультуры, ни сам Кирилл, ни его одноклассники этого не подтвердили.
Вторая версия: дети на перемене играли, бегали, ну и Кирюша неудачно упал. И с этим вариантом не согласились ни сам мальчик, ни другие дети в классе. Тогда директор выдвинул контрверсию: якобы Кирилл травмировался вовсе не в школе, а за её пределами. Заявив при этом, что все обвинения в адрес школы снимаются. Ведь к школьному врачу после случившегося мальчик и его родители не обращались. А раз не обращались – значит, ничего не произошло и претензии необоснованны. В качестве свидетеля, подтверждающего эту версию, был приглашён врач-травматолог больницы имени Середавина. Якобы тот в личном разговоре сообщил директору, что травма могла случиться как в школе, так и вне ее, это недоказуемо, и администрации не следует брать вину на себя.
Вообще, давая показания, директор очень горячился и напирал на то, что нормальных мать и мальчика Мишу оговаривают, ведь дети просто играли точно так же, как и все дети в мире. Он подчеркнул, что Миша и Кирилл – совершенно одинаковые мальчишки, просто Миша чуть пошустрее, а Кирилл – помедлительнее. Да и нанесение вреда здоровью Кирилла было преувеличено: родители специально, чтобы объявить его больным, целый год не пускали мальчика в школу. Документальное медицинское заключение по результатам обследования Кирилла не возымело на директора никакого действия – он продолжал настаивать на своем.
А когда судья спросила директора школы об успеваемости Миши и Кирилла, он ответил, что оба – троечники. Однако это была неверная информация: у Кирилла в школьном табеле не оказалось ни единой тройки, мальчик учился на четыре и пять.

«ИСКОВЫЕ ТРЕБОВАНИЯ – ПРИЗНАТЬ»
Врач-ортопед версию травмы вне школы тоже не поддержал. Давая медицинское описание травмы и ее лечения, доктор честно отметил: такого рода повреждения действительно могут произойти и дома, если ребенок неудачно спрыгнул со стула на пол. Однако одним из симптомов компрессионного перелома позвоночника является кратковременная задержка дыхания. А судя по описаниям детей, Кирилл действительно после падения задохнулся. Поэтому и губы у него посинели.
– Если суд примет решение в пользу родителей Кирилла, это станет прецедентом, который повлечет за собой волну сутяжничества, – заявил директор на заседании суда. – К вам потоком хлынут родители с самыми надуманными поводами для исков к школе. А школа – это бюджетное учреждение, денег на компенсацию материального и морального вреда у нас нет.
Тем не менее, выслушав обе стороны и всех свидетелей и взвесив все обстоятельства дела, судья вынесла решение в пользу семьи Кирилла: «Ребенок получил повреждения в стенах школы, следовательно, вина школьной администрации доказана. Исковое требование родителей следует признать и частично удовлетворить».

СУДА МОГЛО БЫ И НЕ БЫТЬ…
А ведь до суда дело могло бы и не дойти, если бы школьная администрация заняла иную позицию.
Мне вспомнилась собственная история: моя дочь-первоклассница резко открыла дверь в классе во время перемены и задела ею по голове пробегавшей однокласснице. У девочки оказалась рассечена бровь, пришлось вызвать «скорую» и вести ее в больницу, чтобы зашить рану.
Тогда очень мудро повела себя классная руководительница – она настоятельно рекомендовала мне поехать домой к травмированной девочке и загладить невольную вину.
Я так и сделала: купила подарок и взяла с собой провинившуюся дочку. Получить прощение родителей девочки было непросто, но я очень постаралась примириться, и в конце концов это удалось. Так почему же нельзя было поступить так же и в данном случае?

* * *

НАША СПРАВКА
Согласно решению суда Кировского района Самары, администрация школы обязана выплатить компенсацию морального вреда 100 тысяч рублей в пользу несовершеннолетнего, а в счет возмещения ущерба, причиненного здоровью, – 13 тысяч рублей.

* * *

ОТ РЕДАКЦИИ
Как говорится, не дай Бог, но каждый может оказаться в подобной ситуации. Советуем родителям со всей серьезностью относиться к жалобам ребенка на боль после драки или падения и немедленно показать его врачу. Да, последствия могут оказаться просто синяком или ссадиной, которые до свадьбы заживут. Однако если травма окажется более серьезной, то ваш ребенок получит своевременную медицинскую помощь, и вам не придется, как родителям Кирилла, через суд доказывать свою правоту.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Фото – фотобанк “Лори”.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Сентябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.