Версия для печати

Хождение за три полюса

Автор  янв 25, 2020 - 803 Просмотров
Оцените материал
(0 голосов)


Наш земляк Вячеслав Демин в Антарктиде среди самых известных местных «жителей», которые являются символом шестого континента. Да, Антарктида – это вотчина ученых и пингвинов. Согласно конвенции, подписанной в 1959 году, материк не принадлежит ни одной стране. Все государства могут вести здесь научную деятельность.

 

На днях мы отметим двухсотлетие открытия Антарктиды русскими мореплавателями

Великое открытие, датированное 28 января 1820 года, принадлежит экспедиции во главе с Михаилом Лазаревым и Фаддеем Беллинсгаузеном. Буквально на пару дней наши соотечественники все же опередили англичан, заметивших ту же землю 30 января. Накануне знаменательной даты журналист «Социалки» пообщался с нашим давним знакомым – начальником отдела метеорологии Приволжского УГМС Вячеславом Деминым, которому посчастливилось в течение полутора лет поработать на ледовом континенте в составе 33-й советской антарктической экспедиции.

– Вячеслав Александрович, недавно вышел документальный фильм про покорение самого загадочного континента «Антарктида. Хождение за три полюса». Какое впечатление он произвёл на вас, в свое время ходившего этими дорогами?
– Фильм 2015 года «Русская Антарктида. XXI век» лично мне показался больше познавательным. Тем не менее новой работе я рад, поскольку для подавляющего большинства населения такое телепутешествие – уникальный источник информации, без которого юбилей вообще мог остаться незамеченным.
– А древние греки вроде бы предвосхитили это открытие более двух тысяч лет назад.
– Они чисто теоретически предположили, что если есть земля на севере, то она должна быть уравновешена землей на юге. Не бог весть какое открытие… А русские на деревянных суденышках обошли вокруг всего антарктического материка, открыли и нанесли на карту десятки новых островов.
– Узнали из фильма что-нибудь новое?
– Ну, один эпизод, по крайней мере, точно. Оказывается, в районе американской станции Амундсен-Скот имелась «зона чистого воздуха», которую должны обходить стороной все летательные и наземные средства передвижения. Кроме того, фильм зацепил меня искренними признаниями участников, к примеру, о шикарных условиях в походе. Сейчас здесь есть накатанная трасса, мощная техника, интернет, навигация и возможность практически круглосуточно общаться с Большой землей.
– В вашей экспедиции было иначе?
– Моя экспедиция закончилась тридцать лет назад. Конечно, многое тогда было иначе. Радиотелефонные переговоры с родными предоставляли раз в два месяца, причем часто связь была отвратительная. Ни телевидения, ни интернета не было. Оторванность от мира – запредельная. Ну а в остальном антарктическая жизнь мало чем изменилась. Самые суровые условия на планете – они никуда не делись. Морозы не стали слабее, ветра тише, а трещины – мельче. Правда, есть одно маленькое, но существенное «но». Моя экспедиция длилась полтора года, и для многих товарищей это была пятая, шестая, а то и десятая зимовка. А съемочная группа данного фильма провела на материке всего полтора летних месяца. Правда, и за это время они умудрились испортить отношения в коллективе. Что бы они делали, продлись их одиссея десятикратно, да еще в условиях полярной ночи, – трудно представить. Но в этом коренное отличие настоящих полярников от одноразовых путешественников.
– Что можете сказать о «полярной романтике»?
– Хотя бы то, что она существует. Но только не в том виде, в котором ее представляют люди, читающие приключения в экстремальных условиях вроде книги «Трудно отпускает Антарктида» Владимира Санина. Да, трудно. Иногда и не отпускает. Антарктида навсегда входит в жизнь каждого, кто здесь побывал. В одной песне есть строки: «Из года в год передаем мы знамя тем, кто стремится к этим берегам». Все двести лет так и происходит. Открытый еще во времена молодого Пушкина материк осваивали именно романтики. То была своеобразная «полярная рулетка». Бороться и искать, найти и не сдаваться – вот самый верный девиз людей, для которых созвездие Южного Креста постоянно над головой. Причем метеорологи всегда были в первых рядах исследователей. Достаточно сказать, что открытие любой станции знаменуется не только подъемом государственного флага, но и одновременной высылкой в эфир метеорологической сводки. Мне до сих пор не хватает моей Антарктиды, снятся ее ледяные замки-айсберги, всполохи полярных сияний, ураганные ветра, заглушающие рев самолетных двигателей.
– А фантастические рекорды?
– Да, их хватает. Например, глубочайшую скважину на российской станции «Восток» бурили долгие десятилетия. Керны с глубин сами по себе представляют уникальную ценность – это осадки и атмосфера планеты возрастом сотни тысяч лет. А обнаруженное в Антарктиде уникальное озеро вошло в десятку самых крупных и в тройку самых глубоких на Земле. Кстати сказать, станция «Восток» знаменита еще одним мировым рекордом: на ней зафиксирована самая низкая температура на земном шаре – почти 90 градусов Цельсия. Вот такой он – удивительный и загадочный материк нашей планеты.

Беседовала Елена ПЛАТОНОВА.
Фото из архива В. Демина.

Последнее от Socgaz