Подписка онлайн

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

Отчего лихорадит «скорую»?

Автор  фев 15, 2020 - 723 Просмотров


Автопарк самарской «скорой» нуждается в обновлении. К решению этой проблемы областные власти намерены привлечь коммерческие компании.

 

Автопарк экстренной медицинской службы собираются передать в частные руки

«Скорую» лихорадит. Нет, коронавирус тут ни при чем. Всё началось гораздо раньше. Еще в середине декабря в Самаре состоялся первый пикет сотрудников службы скорой помощи, организованный профсоюзом мед­работников «Действие». Позднее подобные акции прошли около здания областного Минздрава. Медики и водители «скорой» протестовали против передачи в аутсорсинг автопарка службы скорой помощи города Самары, считая, что коммерциализация погубит эту жизненно необходимую структуру.

ВЫНУЖДЕННАЯ МЕРА ИЛИ АВАНТЮРА?
Согласно нормативам, городу с населением в 1,32 миллиона жителей необходимы примерно сто двадцать – сто тридцать бригад скорой помощи. Тем не менее их число, по данным обл­минздрава, не превышает и половины – на подстанциях Самары в общей сложности насчитывается 62 машины. И в 2020 году половина из них достигнет стопроцентного износа.
По словам главврача Самарской службы скорой помощи Вячеслава Малахова, одна машина с оборудованием стоит 2,5 миллиона рублей. И обновить весь парк одновременно областному бюджету не под силу. Но сделать это, как утверждают представители Минздрава области, можно благодаря аутсорсингу. Так что проект этот направлен на то, чтобы улучшить работу скорой помощи, и должен принести благо.
Однако и медики, и общественники, и эксперты считают, что передача транспортного парка «скорой» в руки частников несет больше риска, чем пользы. «Скорая» – не место для экспериментов, она имеет особую социальную значимость, ведь речь идет об одном из ключевых элементов системы общественной безопасности страны. Ее работа не должна определяться задачами экономической целесообразности.
«Перевод автопарка скорой помощи на аутсорсинг коммерческих компаний ставит стабильность работы станции в зависимость от коммерческой конъюнктуры и интересов частника», – говорится в открытом письме сотрудников, протестующих против аутсорсинга.
Авторы письма выражают беспокойство и за судьбу опытных водителей, которых могут уволить в результате передачи транспортного парка коммерсантам. Ведь водитель «скорой» – это не просто профессионал высочайшего уровня, от чьего опыта и навыков скоростного и безопасного вождения в переполненном транспортом городе зависит жизнь пациента, это член бригады, который помогает медикам и понимает особый характер работы в данной сфере. Водитель же, работающий на частника, обязан предоставлять только транспортные услуги.
Внушают тревогу и приведенные в письме примеры других городов, где «скорую» частично передали на аутсорсинг. Например, согласно Трудовому кодексу РФ, работники «скорой» не имеют права на забастовку, поскольку это может стоить жизни больным. А работники частной компании – имеют. Так, в 2010 году в Перми из-за невыплаты зарплаты бастовали пятнадцать водителей аутсорсинговых машин. А в Уфе водители, работающие по аутсорсингу, трудились по две смены, что тоже является прямым нарушением законодательства и техники безопасности – усталый водитель подвергает опасности не только свою жизнь, но и жизни других людей.
В той же Уфе осенью 2015 года проверка Контрольно-счетной палаты выявила убыточность перевода двух подстанций Уфимской службы скорой помощи на аутсорсинг. В нашем – самарском – случае у многих тоже вызывает вопросы почти миллиардная сумма, которую намерены потратить на контракт с коммерческой компанией.

А ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ?
В последних числах января профсоюз медицинских работников «Действие» получил уведомление о предстоящем сокращении штата работников службы скорой помощи, а именно 275 водителей, трех старших механиков, четырех механиков, контролера технических средств, двух слесарей-ремонтников и двух диспетчеров.
Однако, как уверяет руководство «скорой», этим работникам предложат устроиться в подрядную организацию на условиях перевода, и пострадать они не должны ни в зарплате, ни в социальных гарантиях. Это обязательные условия сотрудничества с подрядчиком, которые прописаны в техзадании. Причем сотрудники останутся на тех же подстанциях либо их могут при желании перевести на другие станции города и области.
Судя по ответу из регионального Министерства здравоохранения, обязанности водителей также будут прежними. Они останутся членами бригады и подчиняться в оперативном отношении будут руководству медучреждения.
Следить за ситуацией обещали и руководители областного Минздрава, и общественники, и депутаты разных уровней. Хотя многих водителей это не утешает – их будущее остается неопределенным.
Кстати, опыт аутсорсинга уже есть у Самарской областной станции скорой медицинской помощи, обслуживающей Новокуйбышевск, Чапаевск, Бе­зен­чукский и Красноармейский районы. Но с этого года, с поступлением новых автомобилей, от контракта с коммерсантами станция решила отказаться.
Полгода назад в интервью «Самарскому обозрению» главврач городской «скорой» Вячеслав Малахов и сам выражал сомнения в целесообразности аутсорсинга, когда говорил о рисках передачи автопарка в частные руки, тем более полностью.
«Одно дело – передать одну подстанцию на аутсорсинг, как в Екатеринбурге, и совсем другое – 50 процентов или полностью перейти. Это как же надо рискнуть?» – отметил он.
А учитывая, что в штате самарской «скорой» всего работают около трехсот водителей, то получается, что рискнуть у нас – вынужденно или нет – собираются именно так. И через несколько лет наша «скорая» может остаться и вовсе без собственного автопарка и системы организации транспорта и техобслуживания. Она попросту атрофируется, как лишенная движения рука или нога. И ресурсов на ее восстановление потребуется больше, чем на то, чтобы сохранить уже имеющееся.
Мы в газете вообще-то не склонны паниковать и пугать наших читателей сенсациями в стиле «всё пропало». Девяностые «скорая» пережила. В конечном итоге переживет и аутсорсинг. Только вот вопрос: какой ценой?

Надежда ЛОКТЕВА.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

* * *

Татьяна Рыбина, председатель профсоюза «Действие»:
– Когда отдадут людей частнику, работа превратится в предоставление услуг от перевозчика. Израсходуют почти миллиард бюджетных рублей, хотя можно было бы обойтись и гораздо меньшей суммой. При этом 275 с лишним человек потеряют социальные гарантии, поскольку их ставки исключат из штатного расписания. В других городах – в Перми и Екатеринбурге – получили отрицательный результат. Сами руководители уже не рады и отказываются от аутсорсинга. Но ни в одном из регионов не было такого размаха, как у нас, – чтобы на аутсорсинг передавали практически весь автопарк «скорой». По-моему, это будет полный развал службы скорой помощи нашего города-миллионника.

* * *

ЧТО ТАКОЕ АУТСОРСИНГ?
Аутсорсинг в переводе с английского означает «использование внешних ресурсов». В данном случае областной Минздрав намерен заключить договор с частной компанией, которая закупит спецавтомобили скорой помощи и предоставит их медикам в аренду вместе с водителями, а также будет заниматься техобслуживанием машин.
Поиск такой компании сейчас ведется на основе конкурса. Победитель торгов должен поставить на восемь подстанций Сама­ры 67 новых автомобилей со всем необходимым медицинским оборудованием. На новые условия работы «скорой» предстоит перейти с первого мая, а контракт с подрядчиком планируют заключить на четыре года. За это время коммерсанты получат из областного бюджета 937 миллионов руб­лей, после чего машины перейдут в собственность станций скорой помощи.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Сентябрь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.