Подписка онлайн

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

Стала родиной Самара

Автор  авг 22, 2020 - 246 Просмотров

Большая таджикская семья прочно укоренилась на Волге

Серое небо Кронштадта и такого же цвета волны Финского залива – вот они, первые впечатления Манона Султанова, прибывшего служить на дважды Краснознаменный Балтийский флот в 1977 году. После ярко-зеленых кущей в родном ауле Шахринавского района Таджикистана картина выглядела довольно мрачной. Такова была первая встреча Манона с Россией.
Но долго разглядывать окрестные пейзажи молодому матросу не пришлось. Занятия в кронштадтской учебке занимали все время. И хотя поначалу были трудности с русским языком, Манон, которого преподаватели тут же окрестили Михаилом, а сослуживцы звали просто Мишкой, быстро освоился в механизмах морских судов. У узбекского парня из таджикского аула уже была профессия машиниста третьего разряда после окончания ПТУ и небольшой опыт работы трактористом в колхозе.
После учебки он «по распределению» попал на тральщик «Боевой», где начал флотскую службу на Балтике простым матросом и машинистом. А окончил ее через три года, прибавив к этим двум существительным прилагательное «старший».
Полгода из этих трех лет Манон был на тральщике очень уважаемым человеком – коком. Так получилось, что штатного кока списали по болезни на берег, и боевой корабль с экипажем, насчитывающим более семидесяти человек, остался без кормильца. И тогда Манон, вспомнив школьные уроки и отцовские «мастер-классы», вызвался его заменить.
– В наших семьях мужчина должен быть отличным кулинаром, – говорит Манон. – В школе именно мальчишек учат кулинарному мастерству. Конечно, на семью обед готовить проще, нежели на семьдесят человек, да еще и из трех блюд. Пусть и не с первого раза, но у меня получилось. Дальше – лучше. А когда я приготовил плов ко дню рождения сразу трех членов экипажа, то не только рядовые матросы – мои сослуживцы, но и офицеры, считавшие макароны по-флотски вершиной кулинарного мастерства, готовы были меня качать.
После полугода «кокской» работы матрос Султанов в качестве поощрения получил внеплановый отпуск. Его появление в родном ауле в широченных клёшах и заломленной на затылок бескозырке вызвало настоящий переполох среди местных девчат. Манон был первым и, как потом оказалось, последним уроженцем аула, отслужившим срочную на флоте. Но напрасно девушки румянили щеки и чернили брови. Еще в школе он влюбился в одноклассницу Мархабат. Именно о ней парень грезил на Балтике и именно к ней вернулся с флотской службы, намереваясь осесть в родных краях.
– Увы, не получилось, – грустно вздыхает Манон. – После развала СССР жизнь стала невыносимой, потому что началась самая настоящая гражданская вой­на. Тогда мы решили, что двум сыновьям после школы надо ехать в Россию. Первым в 2000 году уехал старший Даврон. Сначала он пытался укорениться в Москве, но там не получилось. Кто-то посоветовал ему Самару: дескать, там люди лучше, а главное – добрее. Так оно и оказалось. Обрел он здесь вторую родину. Поначалу занялся общепитом – работал в парке имени Юрия Гагарина. Потом переключился на разведение животных – и баранов держал, и коров, а сейчас на своей ферме быков на мясо откармливает.
Потом и оба младших брата – Кобел и Косимжон – к нему приехали. Все трое и их жены давно получили российское гражданство, хотя и не без хлопот. Одиннадцать внуков и внучек Манона россиянами стали по рождению. Признаются, что их большая семья, состоящая из девятнадцати человек, не просто гражданство получила, а вторую родину обрела и на первую уже не вернется.
Вот такая история не совсем обычной российской семьи. Впрочем, эмигрантов из ближнего зарубежья, обретших в России вторую родину, с каждым годом становится все больше и больше. И я с большим сожалением слышу иной раз от самарцев нелестные реплики в адрес беженцев и мигрантов: мол, понаехали тут. Да, жителей бывших союзных среднеазиатских и кавказских республик в России сейчас миллионы. И Самарская область – не исключение. Но надо отдать им должное, что они, даже получив российское гражданство, не чураются малооплачиваемой работы, которой, как правило, брезгуют коренные «патриоты» региона. Трудно предположить, как мы вообще управлялись бы без этих «понаехавших».
И в заключение хочу вспомнить историю, случившуюся в 2002 году. Тогда в начале зимы из Самары в Рождествено по тонкому льду отправились два одиннадцатилетних пацана. Их, очутившихся в полынье, спас 15-летний таджик Максуд. Он вытолкнул пацанов на толстый лед, но, обессилев в ледяной воде, сам стал тонуть. К счастью, вовремя подоспели рыбаки и вытащили подростка из воды.
Этот «иностранец», оказавшийся беспризорником, после смерти родителей приехал в Самару на заработки, но из строительной артели его выгнали. Почти год Максуд жил на улице, а домой вернуться не мог из-за отсутствия денег. Но после этого случая на Волге родители одного из спасенных пацанов решили усыновить Максуда. Но это уже совсем другая история…

Аркадий СОЛАРЕВ.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Сентябрь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.