Подписка онлайн

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

Кто кого?

Автор  окт 03, 2020 - 206 Просмотров


В горбольнице №6 нет разрушенных балконов, но матрацы никуда не годятся. 

 

Как меня лечили от внебольничной пневмонии

Правду говорят: беда одна не приходит. Моего мужа, художника Юрия Воскобойникова, лечившегося от рака легких и довольно хорошо себя чувствовавшего в то время, когда его только госпитализировали в онкоцентр, внезапно отправили домой. Почему отправили, я поняла уже в день выписки, 7 августа, когда у Юры к вечеру поднялась температура до сорока градусов, а приехавшая «скорая» (видимо, под впечатлением от его диагноза) посоветовала принимать жаропонижающие, даже не сделав попытки проверить мужа на коронавирус. Не помогли и все наши с ним усилия в борьбе с температурой. Через десять дней он умер. Не выдержало больное сердце.
Следом – сказалась неожиданная смерть мужа – и меня отправили в больницу №3 с диагнозом внебольничная пневмония. Мазки на COVID-19 дали отрицательный результат, поэтому меня лечили от воспаления легких – кололи антибиотики утром и вечером.
Пока я лежала в больнице, не раз вспоминала о широко разрекламированной программе «Муниципальная поликлиника». А всё потому, что этой прекрасной программой в 3-й горбольнице даже не пахло. И это при наличии хороших врачей, заботливых медсестер и лечения – по возможности. Почему?
Для болеющих женщин здесь нет никаких условий в плане личной гигиены. Это раз. Не знаю, как в других палатах, но в нашей, несмотря на дневную жару, нельзя было даже приближаться к балкону по причине его возможного обрушения. Это два. И три – это матрацы, на которых пришлось коротать время. Лежать на них – а мы из-за болезни в основном и лежали – то же самое, что ехать по кочкастому склону на пятой точке. Но это ещё что...
Через неделю лечащий врач поняла, что с моим воспалением их отделение не справляется – им явно оказался не по силам тяжелый случай пневмонии, и меня на «скорой» перевезли в специализированную горбольницу №6, где лежали такие же, как я, бедолаги.
И вот тут-то я поняла, что матрацы, на которые сетовала в больнице №3, не идут ни в какое сравнение с тощими подстилками «шестерки». При основном заболевании, которым я мучаюсь уже два года, без ежедневного укола обезболивающего я просто спать не могла. И это идет плюсом к двухразовой системе с литром антибиотиков и к больничной еде, которая не только сил не прибавляла, а лишь едва позволяла ноги таскать. Правда, хорошо, что разрушенных балконов здесь не было и женщинам можно было пользоваться полноценной душевой комнатой.
Вливали в меня антибиотики, вливали, а рентген улучшения не показывал – только ухудшение. Несмотря на то, что мой больничный стаж перевалил уже за третью неделю.
«Может быть, меня неправильно лечат?» – робко спрашивала я доктора (не специалиста-лёгочника, а обычного – из ближайшей поликлиники). «Всех так лечим», – ответствовали мне.
Тем временем одностороннее воспаление перешло в двусторонее, вдобавок появился левосторонний гидроторакс – жидкость в лёгких. Поразмыслив, что могу еще три недели пробыть в больнице, но так и не вылечиться, я попросилась домой. Мне прописали «Бронхомунал» с витаминами и отпустили «с Богом».
Теперь лечусь амбулаторно. Хотя мой врач Елена Александровна Слушаева и завотделением Светлана Владимировна Зимина, посмотрев последний рентгеновский снимок, вновь хотели вызвать «скорую», чтобы отправить меня в больницу. Но куда? В «третьей» и «шестой» моё воспаление легких только прогрессировало.
В больнице имени В.Д. Середавина и в «четверке» лечат «ковидников». А в больницу имени Н.А. Семашко, где несколько лет назад «лечили» моего мужа, мне ну никак попадать не хочется.
Так пока и живу с двухсторонней внебольничной пневмонией и жидкостью в легких, пью прописанные антибиотики и очень надеюсь, что в самарских стационарах в их борьбе против инфекционного воспаления легких что-нибудь изменится к лучшему для десятков, а то и сотен таких, как я, – с «не поддающимися» лечению случаями. Тем более что койки, предназначенные для лечения данной инфекции, пустыми не остаются даже на день. Слишком много нас, ожидающих, кто кого: она нас или мы ее.

Татьяна ВОСКОБОЙНИКОВА.

Другие материалы в этой категории: « Есть здорово! Чем грозит тромбофлебит? »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Декабрь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.