Подписка онлайн

Акция

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

«Я в тринадцать лет сбежал на войну»

Автор  мая 04, 2019 - 2264 Просмотров


Любовь к жизни, оптимизм и сила духа – таковы секреты долголетия Владимира Петровича Бычкова. 
Фото Романа ГРАМОТЕНКО

 

О том, какие необычные люди живут среди нас, узнаёшь порой совершенно случайно

В редакцию «Социальной газеты» Владимир Петрович позвонил с просьбой познакомить его с героем публикации об интерактивном музее «Русский дом» и мастерской для детей в селе Романовка Юрием Землянкиным:
– Я инженер-конструктор на пенсии. У меня есть аэросани и ветро­двигатель, которые я сам разработал и изготовил. Хочу передать их детям – вдруг пригодятся. Ведь мне уже 89 лет.

РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА
Под навесом возле дома Владимира Петровича в Зубчаниновке сразу бросается в глаза необычная техника – автомобильчик-багги и мотороллер, собранные из разномастных деталей, едва ли не из металлолома. Сейчас машинки не на ходу, но видно, что некогда они довольно интенсивно использовались и служили людям.
Есть еще аэросани, которые находятся по другому адресу – в старом доме на улице Галактионовской. Квартиру там, сильно пострадавшую во время пожара в 2012 году, Владимир Петрович восстановил самостоятельно. Но им с женой Лолиттой Александровной до сих пор предъявляют долги за газ, которым они не пользовались с того времени. Сейчас тяжбами с газовой компанией занимается сын Лолитты Александровны. Сам же Владимир Петрович ухаживает за женой, прикованной к постели. И многое в их доме носит следы умелых и толковых рук – например, самодельный столик над кроватью жены и приспособление для дистанционного открывания-закрывания форточки.
Лолитта Александровна – однофамилица знаменитого писателя Шолохова. «Мы с Лолой – два советских конструктора, проработали вместе пятьдесят лет», – говорит Владимир Петрович. Среди их совместных изобретений – станок-автомат для полировки колец подшипников Б2Ш: Бычков, Шолохова и Шилкин (такова была фамилия начальника цеха на 4-м ГПЗ).
В комнате на видном месте висит фотография человека в лётной кожанке. Это бывший артиллерист, авиационный разведчик Анатолий Аскаев – дядя Лолитты Александровны, который погиб на фронте в 1944 году.
Военный путь самого же Владимира Петровича, как я с изумлением узнала, начался в феврале 1943 года, когда он, будучи тринадцатилетним мальчишкой, убежал на фронт. Вернее, убежал – не то слово: показать ворвавшимся в только что освобожденное от оккупантов село танкистам расположение немцев ему разрешил отец. А дальше уже где-то судьба сработала, где-то мальчишеское упрямство и ненависть к оккупантам, а где-то суровое время, когда подростков совсем не считали беспомощными младенцами.
Многое в рассказе Владимира Петровича кажется невероятным. «Можно подумать, что все это я выдумал или это бред сумасшедшего», – смеется он. Но есть документы, есть фотографии, где запечатлен подросток в военной форме и ушанке со звездой – в 1943-м и 1944 годах.
Впрочем, начать рассказ, наверное, следует с более раннего времени – с жизни отца Владимира Петровича, Петра Васильевича Бычкова, родившегося в 1891 году. После смерти родителей он лет в шестнадцать остался единственным кормильцем старенького деда и двух младших братьев. Трудиться приходилось тяжело, буквально на износ, так что к началу Первой мировой войны он подошел с подорванным здоровьем, заработав грыжу. Встал вопрос: сделать операцию и идти на фронт или остаться в тылу, добившись освобождения по болезни. «Но он всегда говорил: лучше бороться с врагом, чем грыжей прикрывать трусость», – вспоминает Владимир Петрович.
На фронте, куда попал отец Владимира, восстановившись после операции, он заслужил три Георгиевских креста. Больше было только у полных георгиевских кавалеров, в том числе у маршала Жукова и Буденного.
Тяжелораненым попал в плен – осколок пробил правую лопатку и один конец застрял в легком, а другой выглядывал наружу. Однако удалить его военные медики не решались. Ни лечь на спину, ни вздохнуть глубоко: каждый вздох – боль…
Полгода отец провел в плену в Будапеште. Вернулся домой после обмена пленными во время перемирия. Еще полгода прожил с осколком в спине, пока не пришел его друг. «Петя, ну-ка покажи, что у тебя там?» Взглянул и, недолго думая, взял клещи, прокалил их и рванул. От жуткой боли отец потерял сознание, но с того дня пошел на поправку.
После революции отец, принявший сторону большевиков, получил партийное задание – построить село и создать колхоз на земле, выделенной для красноармейцев и многодетных семей, в пятнадцати километрах от города Новый Оскол. Там-то, в построенной в чистом поле времянке, зимой 1930 года и родился младший сын Володя.

МЕЖДУ ДЕТСТВОМ И ЮНОСТЬЮ – ВОЙНА
Война началась, когда отец уже работал дорожным мастером. В 1941-м, когда фронт подступил совсем близко, им пришлось эвакуироваться. Но немцы наступали быстрее, и, дойдя до Дона, семья все равно оказалась под оккупацией.
«Мы, пацаны, смотрели на немцев: а где же у них рога? – вспоминает Владимир Петрович. – Ведь Кукрыниксы рисовали фашистов с рогами на касках. Потом налетели наши самолеты и так долбанули этих железных людей… И мы вернулись домой, а там все разорено, разворовано, даже пол наполовину разобрали…»
Вскоре село, где жили Бычковы, снова было захвачено немцами. Насмотреться за время оккупации пришлось на многое. Так, например, Володя видел, как расстреливали его родного дядю, бывшего в партизанах. И самому однажды чудом удалось избежать расстрела – за то, что вместе с приятелями воровал у немцев оружие. Спасло ребят лишь то, что среди виновников оказались дети старосты и полицаев, и те постарались замять конфликт, заставив мальчишек вернуть всё украденное.
Отца Володиного друга в Гражданскую войну наградили орденом за то, что он вывел из строя пушку белых, сняв с нее затвор и спрятав его. Мечтал о таком подвиге и Володя вместе с друзьями. Они постоянно бегали в соседнее село, где стояла фашистская артиллерия, пытались подобраться к орудиям, чтобы понять, как снимается затвор. Немцы ребятишек гоняли, но не считали их опасными. И когда в первых числах февраля 1943-го в село вошла колонна советских танков, командир, остановив боевую машину у их дома, спросил у Володи и его отца, где находятся немцы. Отец сразу же согласился помочь.
Не думал отец, глядя, как его тринадцатилетний сын проворно взбирается на броню, что расстаются они надолго. После того как Володя показал танкистам, где находятся немецкие пушки и как их можно обойти с тыла, орудия были уничтожены. Но мальчишку хотели отправить к родителям. А он даже расплакался от обиды: наконец-то сумел чем-то помочь бойцам сражаться с фашистами, а тут снова нужно возвращаться домой. И тут же выложил командиру сведения, услышанные им от сына старосты, что в Новом Осколе в тюрьме находятся наши пленные, которым удалось забаррикадироваться и держать оборону от фашистов. Боевая машина, на которой был Володя, ворвалась в ворота тюрьмы и освободила людей, в то время как другие танки вступили в схватку с врагами в городе. Вот так и получилось, что после этих боев он уже стал своим среди танкистов.
А дальше были ожесточенные битвы за Белгород, Харьков, снова тяжелое, с потерями, отступление, подготовка к решающей Курской битве... Но в ней Володе уже не довелось участвовать – тринадцатилетнего мальчишку, в котором уже тогда проснулась техническая жилка, взяли в автороту помощником шофера. Там он научился водить грузовик, сменяя напарника. Весной пришлось возить с полей сахарную свеклу, огромные бурты которой оставались в зиму под снегом. Тогда-то в полях он и увидел в первый раз аэросани, которые поразили воображение. И захотелось понять принцип действия и смастерить самому нечто подобное.
Потом были Великие Луки, где особенно запомнился мертвый лес, в котором деревья были настолько нашпигованы осколками, что их было невозможно рубить на дрова. Затем Латвия и освобождение Даугавпилса, где Володя встретился со своим старшим братом Александром. Они так обрадовались встрече, что даже не отдали честь проходившему мимо коменданту, за что обоих забрали в комендатуру. Но комендант, услышав фамилию и отчество братьев, неожиданно смягчился: «Вы не сыновья ли Петра Васильевича?» Оказалось, что он бывший однополчанин отца в Первую мировую. Он-то и оставил при себе четырнадцатилетнего Володю шофером, чтобы уберечь его от дальнейшего участия в горячих боях.

Владимир Бычков – курсант мореходного училища.

 

ПУТЬ ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
После победы, приехав домой, Владимир Бычков сдал экстерном экзамены за седьмой класс. В восьмилетку ходил пешком в Новый Оскол за пятнадцать километров. Однако в морозы учебу пришлось бросить. Всю зиму вместе с отцом рубили лес и возили бревна для новой избы. Для этого фронтовикам выделяли строительный материал.
Весной Володя написал письмо маршалу Баграмяну, и вскоре его вызвали в военкомат и направили учиться в мореходку в Калининград. Потом участвовал в коллективизации в Латвии, попал в госпиталь с серьезной черепно-мозговой травмой, работал в Ленинграде на кораблестроительном заводе. И наконец судьба привела его в Куйбышев – в индустриальный техникум КИТ, где он учился на механика.
Здесь-то и начал раскрываться талант изобретателя Владимира Бычкова. Сначала молодой человек своими руками построил автомобиль из подручных материалов, затем аэросани каплеобразной формы. За свою жизнь подобных чудо-машин он разработал и смастерил более десятка. И это не считая конструкторских работ в авиационной промышленности и на подшипниковом заводе.
Некоторые из этих машин он сделал для внука. Например, автомобильчик с шуточным названием «БМВ» (боевая машина Вадима) или снегоход «В1-68» (внуку – один год, деду – 68). Сам построил катер, на котором ходил по Волге, ветродвигатель на даче...
А на своем обычном легковом автомобиле они с Лолиттой Александровной отправлялись в путешествия в отпуск на протяжении всей жизни – ездили по местам боевой славы, в Прибалтику, в Ленинград, Москву, Смоленск, в Адлер... «Горжусь тем, что у меня нет ни одного замечания за вождение машины», – говорит Владимир Петрович.
Еще одно его увлечение – писать книги. Их уже целая библиотечка – самостоятельно распечатанных и переплетенных в нескольких экземплярах. Среди его собственных воспоминаний, размышлений, рассказов, стихов, проиллюстрированных фотографиями и своими же карандашными рисунками, собраны и любимые, и наиболее интересные публикации из газет и журналов, в том числе и из «Социальной газеты».

Надежда ЛОКТЕВА.

Другие материалы в этой категории: « Осторожно: подснежники! Киоскофобия »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Сентябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.