Подписка онлайн

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

Socgaz

Socgaz

Место, где отдыхает сердце


Начальник межпоселенческого центра культуры, молодежной политики и спорта Александр Анатольевич Кондрашкин (на снимке слева) называет отца Владимира своим крестным и считает, что именно дурасовский батюшка задает тон всем добрым делам в районе. Без него не было бы ни храма в селе, ни кадетского движения в районе. 

 

Село Степное Дурасово интересно и своей историей, и людьми, которые в нём живут

«ТАК ХРАМ ОСТАВЛЕННЫЙ – ВСЕ ХРАМ…»
Лет двадцать назад посреди клявлинского села Степное Дурасово стоял старый храм. Высокое здание из красного кирпича медленно разрушалось, превращаясь в руины. Вместе с храмом приходило в упадок и само село.
Житель соседней Татарии Владимир Николаевич Краснов проезжал с супругой мимо Дурасово, когда его внимание приковали эти красные, изъеденные временем стены и почерневшие купола, поросшая травой и кустарниками крыша. Не мог не остановиться – потянуло туда. Зашел внутрь разрушенного храма. В нос ударил сильный запах аммиака – за стенами темной кучей лежали мешки с удобрениями. На месте алтаря отдыхали лошади, скрываясь в прохладной тени от жаркого летнего солнца. Кое-где сохранились старинные фрески, четко просматривались лики святых, но от прикосновения рисунок начинал осыпаться –сказались годы, проведенные под ядовитыми парами. Осмотрев заброшенный храм и горько вздохнув, что такая красота пропадает, Владимир Николаевич (на ту пору твердо считавший себя неверующим человеком) уехал. Уехал, чтобы вернуться сюда уже священником Владимиром и восстановить разрушенный храм.

«ЗЕМЕЛЬ У НАШЕГО БАРИНА БЫЛО МНОГО…»
В 1802 году вице-адмиралу флота Александру Алексеевичу Дурасову было сделано земельное пожалование из казенных земель. Род Дурасовых был известен с XV века, когда знатному выходцу из Польши были пожертвованы деревни и поместья. Сам будущий вице-адмирал и член Адмиралтейского совета родился в 1779 году в селе Шовское Тамбовской губернии. Образование получил в морском кадетском корпусе.
Командовал кораблем, участвовал во всех делах и сражениях Корфинской экспедиции. В битве при Афонской горе в 1807 году был сильно ранен в висок, трое суток пролежал без признаков жизни. Его уже собирались бросить за борт, когда он очнулся.
Последние годы был начальником Кронштадтского порта. Скончался в Кронштадте 6 сентября 1848 года. До конца жизни его адъютантом был художник-маринист Алексей Боголюбов, а друзьями – адмиралы Михаил Лазарев и Фаддей Беллинсгаузен. Был женат на дочери вице-адмирала Максима Коробки – Марфе.
На пожалованных за боевые заслуги землях Александр Алексеевич построил дачу, которая впоследствии стала называться Дурасовка. Он переселил сюда своих крепостных крестьян, которые и стали осваивать новую территорию.
Помещик Дурасов был самым крупным землевладельцем в здешних краях. До нашего времени дошли записи одного из дурасовских крестьян Кузьмы Тюрина: «Земель у нашего барина было много. Они тянулись, считай, от Черемшана до Сока. От речки Сумышлы в правую сторону до ермаковской границы – все его».
По данным переписи 1859 года, в Дурасовке насчитывалось 34 двора. В небольших избах проживали 447 человек обоего пола и разного возраста. Они работали на барских полях, вели хозяйство на 930 десятинах земли.
Храм в честь святого преподобного Александра Свирского появился в Дурасовке позже. Его построил сын Александра Алексеевича – Федор, когда вместе со своей семьей осел в отцовском имении после выхода в отставку. Здание церкви было каменное, не отапливалось и вмещало одновременно пятьсот богомольцев. Возле стояли деревянные колокольня и сторожка. На территории находилось приходское кладбище, окопанное канавами. При храме работала церковно-приходская школа. Степно-Дурасовская церковь считалась одной из самых красивых в Елизаветинской волости (нынешний Клявлинский район), далеко по холмам и равнинам разносился ее колокольный звон.
А потом грянула Октябрьская революция. Помещичьи имения разорили, церковь разграбили, колокола разбили. В советское время в нем устроили склад для удобрений. В годы перестройки и в суровые девяностые здесь все окончательно пришло в упадок. От деревни осталось всего шесть дворов, а от храма – разрушенные стены с остатками удобрений и кучами голубиного помета.

ВОССТАНАВЛИВАЛИ ВСЕМ МИРОМ
Отец Владимир приехал в Степное Дурасово в 2001 году по благословению тогда еще архиепископа Самарского и Сызранского Сергия.
И сразу приступил к реставрации церкви. К счастью, не в одиночку. Клявлинцы, как мы уже успели узнать, народ неравнодушный. Поэтому сначала батюшке начали помогать сельчане, а потом и жители со всего Клявлинского района. Не оставались в стороне и администрация, и местное казачество. Бывшие жители Степного Дурасова, видя, как закипела жизнь вокруг храма, стали понемногу возвращаться в родное село и присоединялись к восстановлению.
Очень долго искали жестянщика, чтобы привести в порядок купол. Никто не соглашался – боялись, что крыша может рухнуть. К счастью, мастера все-таки нашли. Теперь новый купол виден издалека, а сам храм превратился в белостенного красавца.
С 2007 года здесь возобновились литургии. Хотя и священнику, и прихожанам приходилось тяжеловато, ведь химикаты буквально въелись в пористые кирпичные стены. Пришлось строить рядом малый храм и перемещаться туда в период дождей – весной и осенью. Сейчас, по прошествии многих лет, в большом храме дышать стало легче, богослужения проходят регулярно.
Одновременно с храмом восстановили источник, находящийся недалеко – на левом склоне долины реки Чиговой. Раньше родник называли «барским», а в советские годы им как колодцем пользовалась живущая поблизости семья.
– Пока храм восстанавливали, я частенько приходил к роднику и чувствовал, что это особенное место, – рассказывает отец Владимир. – Здесь так хорошо себя чувствуешь, что и уходить не хочется. Вот мы и решили его облагородить.
Источник расчистили, положили в него камни из оскверненного алтаря, рядом выкопали купель и поставили над ней бревенчатый сруб. Источник освятили тоже в честь преподобного Александра Свирского. Говорят, когда внутри сруба у воды установили большой крест из деревянных лаг обветшавшего пола церкви, вокруг разлилось неземное благоухание.
На территории храма отец Владимир с соратниками восстановили родовое захоронение семьи Дурасовых. Нашли могильную плиту Федора Дурасова и его останки, разыскали могилы потомков и родственников жены Федора Александровича – дворян Рычковых. Теперь все они покоятся здесь.

«МЫ ИХ НЕ СЧИТАЛИ, МЫ ИХ ЛЮБИЛИ»
Сегодня на большой церковной территории находится целый комплекс зданий: котельная, сторожка, два кадетских корпуса, ведь у отца Владимира не просто приход, а приют для мальчишек и девчонок, которые в силу разных причин остались без попечения родителей. Кстати говоря, первые кадеты в Клявлинском районе появились именно здесь.
Своих детей у отца Владимира и матушки Любови двое. Сын Артемий имеет свою семью и детей, дочь Екатерина тоже взрослая – учится, получает профессию. А потом, уже здесь, в Степном Дурасово, у них появились приемные ребятишки.
Случилось это неожиданно. Однажды из областного центра «Семья» батюшке сообщили, что одна из их подопечных хочет отказаться от новорожденной дочери. Отец Владимир тут же помчался – убеждать, беседовать, предлагать помощь. И, казалось бы, убедил – малышка останется с мамой. Но когда удовлетворенный результатом беседы священник доехал до дома, ему снова позвонили: женщина все же отказалась…
Так у Красновых появилась еще одна дочка – Юля. За ней мальчик Коля. А потом… Потом их дружная и любящая семья стала расти и расти. Отец Владимир и матушка Любовь принимали под свое крыло всех обездоленных ребятишек, которых забрасывала судьба в Степное Дурасово. Спрашиваю у батюшки, сколько же всего у них было приемных детей, ведь сегодня многие из них уже выросли и разъехались.
– А мы их не считали, – улыбается он, – мы их любили. Первая, Юля, уже девять классов окончила. Все дети жили у нас по-разному, с разным статусом, но всем мы старались и стараемся дать свою любовь и тепло. Сейчас детей стало меньше. Вот в этом году у нас в кадетском корпусе жили всего четверо мальчиков. На лето они уехали к родным, и кто-то в семье остался. Обратно к нам приедет только один, да еще девчонок к нам пристроили из центра «Семья».
В двух корпусах, построенных специально для детей, есть свои пекарня и трапезная, учебные классы и жилые комнаты, прачечная, столярная и механическая мастерские, спортзал и конструкторский класс, музей и библиотека, лазарет и медпункт. Есть небольшое хозяйство – коровы, лошади, поросята, птицы, огород и сад. Без личного подворья на селе никак.
– У нас ведь нет никакой особой программы для ребятишек, – рассказывает священник. – Все просто, по-семейному, как в обычных семьях занимаемся всем. Во время учебного года дети учатся – ездят в школу в соседний Черный Ключ. В свободное время помогают по хозяйству. Мы живем в деревне, а в деревне надо трудиться. Когда кадетов было много – четырнадцать мальчишек, мы совместно с клявлинскими казаками их организовали. Летом и на байдарках плавали, и в походы ходили, и военным лагерем стояли. Теперь все уехали, и как-то пусто и грустно у нас стало. Мне и самому интересно с детьми, сейчас их недостает. Так что я бы очень хотел, чтобы к нам снова приехали ребятишки и в наших корпусах вновь закипела жизнь, зазвучали детские голоса.

***
На следующий день после нашего приезда в хозяйстве батюшки случилось несчастье – загорелось сено. Пожар уничтожил запасы кормов для скота. Несмотря на то, что отец Владимир потихоньку восстанавливает погорелое хозяйство, дурасовцам все равно нужна помощь в обеспечении кормами животных. Если кто-то готов откликнуться и помочь, номер телефона отца Владимира Краснова находится в редакции «Социальной газеты».

* * *

ДЛЯ СПРАВКИ
Побывавшие в селе гости из Германии обнаружили здесь целую колонию бабочек, находящихся на грани исчезновения и занесенных на их родине в Красную книгу. А в ноябре 2006 года в Клявлинском Доме культуры разработали проект экокультурной зоны «Жемчужина» в Степном Дурасове. На областной ярмарке социокультурных проектов, проводившейся правительством Самарской области, «Жемчужина» заняла первое место.

Татьяна ТУЗОВСКАЯ.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

Место, где отдыхает сердце

Село Степное Дурасово интересно и своей историей, и людьми, которые в нём живут

Лет двадцать назад посреди клявлинского села Степное Дурасово стоял старый храм. Высокое здание из красного кирпича медленно разрушалось, превращаясь в руины. Вместе с храмом приходило в упадок и само село.

Охота на работу

Выездной отдел кадров ищет новых сотрудников

На этой неделе, 7 сентября, в Центре занятости населения Самары на Заводском шоссе, 31, состоялось мероприятие под названием «Выездной отдел кадров». Сегодня в стране – и наш регион не исключение – полным ходом реализуются национальные проекты, инициированные главой государства Владимиром Путиным. Их основная задача – поддержать население, повысить его благосостояние и уровень жизни.

Детские выплаты

Тридцатого сентября истекает срок подачи заявлений на получение выплаты детям до шестнадцати лет.

Лакомство для здоровья, занятие для души

Многодетная семья за счёт социального контракта приобрела пчелосемьи 

Максиму, младшему сыну Надежды и Вячеслава Репишевских из Сызрани, недавно исполнилось два года. Малыш пока не ходит самостоятельно – побаивается, однако старательно переставляет ножки, если его держат за ручки.

Сменили город на село

И открыли для себя новые возможности 

Семь лет назад Иван Демченко принял решение переехать из Тольятти в Шигоны. Эти края напомнили ему о детстве, ведь когда-то в одном из сёл района у родителей была дача. Супруга Анастасия, сама выросшая в деревне, идею мужа поддержала. Так небольшая семья Демченко, в которой к тому времени подрастала дочка София, продав квартиру, обзавелись землей в Шигонах. Дом строили своими силами, с нуля.

Дом восстановят, жильцам помогут

Представители администрации Самары встретились с пострадавшими горожанами

Напомним: беда случилась в минувшие выходные, 5 сентября. В доме №153 на улице Галактионовской 1900 года постройки внезапно обрушилась стена. К счастью, никто из жителей не пострадал.

Умирающие дома

Жители двухэтажек с удобствами во дворе просят провести им канализацию и воду

Дома так же, как и люди, имеют свойство стареть. Если лет сорок назад получить квартиру в крепкой и ухоженной двухэтажке на улице Микрорайон в поселке Краснооктябрьский Большечерниговского района для местных колхозников считалось удачей, то сейчас жизнь в обветшавших зданиях счастливой не назовешь. В некоторых квартирах никто не живет, а одна из четырех двухэтажек стоит и вовсе заброшенная.

Научить, помочь, подружить

В Самаре стартовали занятия группы молодых инвалидов с ментальными нарушениями

Эта идея уже давно витала в воздухе. За последние пару лет в Промышленном отделении комплексного центра социального обслуживания населения накоплен колоссальный опыт работы с детьми от трех до девяти лет, имеющими ментальные нарушения. После занятий в группе дневного пребывания малыши менялись на глазах – становились общительнее, самостоятельнее, охотнее шли на контакт. То есть делали то, что обычно им из-за болезни не свойственно.

«Отправьте нас скорее домой!»


Наша крыша – небо голубое, наше счастье – выехать домой… Именно так, перефразируя слова известной песни, можно охарактеризовать происходящее под Кинелем. К счастью, погода пока располагает жить в открытом поле и надеяться. Но с наступлением холодов надежд поубавится. Надо отдать должное региональным и местным властям: на ситуацию они отреагировали оперативно – буквально за сутки выделили для мигрантов отдельную площадку и создали для них необходимые бытовые условия.

 

Под Кинелем собрались около двух тысяч мигрантов, ожидающих отправки на родину

На долю Самарской области выпали непростые времена – второй раз за последние полгода властям приходится ломать голову над тем, что делать с потоком мигрантов, желающих транзитом добраться до родного Узбекистана. Промежуточный Казахстан еще в апреле закрыл границу из-за пандемии, а сарафанное радио сообщало об обратном. Поддавшись дезинформации, граждане Узбекистана ринулись в сторону дома. И застряли.
В мае удар на себя принял Большечерниговский район. Из нестандартной ситуации наш регион вышел тогда достойно, оперативно упорядочив миграционный хаос. Для нежданных гостей разбили палаточный городок, установили туалеты, предусмотрели питание, питьевую воду и средства индивидуальной защиты. Позже узбекских граждан в виде исключения вывезли чартерными автобусами на родину. Но случилось то, чего и опасались: на месте уехавших мигрантов появились новые, и не факт, что и им выпадет счастливый билет проскользнуть домой.
Теперь узбеки – головная боль Кинеля. Сначала стихийный городок вырос прямо на кинельской железнодорожной станции. Все еще надеясь вернуться домой, люди установили палатки вдоль железнодорожных путей, спали внутри вокзала и даже организовали походную кухню под открытым небом.

Понятно, что подобное соседство не могло не напрягать местных жителей, тем более что, по словам кинельцев, поначалу в поисках еды те и на огороды покушались. Благо сценарий – как надо действовать – у региональных властей и правоохранительных органов уже был. Как только стало понятно, что иностранные рабочие задержатся в области не на один день и даже не на одну неделю, власти во избежание неприятностей и ради общей безопасности в трех километрах от центра города, рядом с небольшим прудом, разбили и взяли под охрану палаточный городок. Он собрал в общей сложности более двух тысяч мигрантов со всех уголков России: кто-то приехал из Петербурга и Москвы, кто-то из Ханты-Мансийска, Башкирии и Татарстана.
Молодая женщина призналась: уехать в Ташкент из Кинеля, а не из столицы, где она работала вместе с мужем, побудила цена. По ее словам, добраться из Кинеля получится в разы дешевле.
Отношением к себе мигранты довольны. Благодарны за понимание, ведь не от хорошей жизни они оказались на кинельской земле. И, конечно, рады любой помощи. Дважды в сутки им привозят питьевую воду. Еду покупают и готовят сами и мечтают об одном – побыстрее попасть на родину, поскольку ночи стали холодными и в тоненьких летних палатках люди мерзнут. Пытаясь согреться, они надевают на себя все нехитрые свои пожитки.
А ведь среди мигрантов есть и беременные женщины.
Именно осенние холода и опасность простыть пугают людей больше всего. «Хочется, чтобы поезда до Узбекистана пускали регулярно и чаще», – признаются мигранты.
Но если страны не решат вопрос на высшем уровне, миграционный поток через Самарскую область может длиться бесконечно: вывезем одну партию, а на их место приедут новые.

* * *

25-го и 31 августа специальный поезд Кинель – Ташкент, выделенный Узбекскими железными дорогами, вывез большую часть мигрантов. Каждый состав вмещает около девятисот человек. Узбекский «табор» наполовину опустел. К моменту выхода в свет этого номера «Социальной газеты» должен прибыть еще один состав.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Фото Валерия БУРЛЫ и Юлии СУМКИНОЙ.

Полезные ссылки

 

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Сентябрь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.