Подписка онлайн

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Воскресенье, 03 ноября 2019

 

Читательница «Социалки» передала музею Самарской епархии книгу, имеющую большую историческую ценность

К нам в редакцию Надежда Петровна Курганова позвонила вскоре после выхода репортажа о пребывании на самарской земле патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Тогда мы упомянули о мемориальной табличке на стене Петропавловского собора, где говорилось о приезде в Куйбышев в 1949 году патриарха Алексия I, и просили откликнуться читателей, которые знают что-либо о том событии.
«О визите не знаю, – сказала наша подписчица. – Но у меня есть книга с дарственной надписью архи­епископу Куйбышевскому, изданная в 1942 году. Мы с мужем нашли ее на улице, около мусорных контейнеров».
Когда заходишь в квартиру к Надежде Петровне, в глаза сразу бросаются вышитые крестиком картины. Работа тонкая, кропотливая, и не скажешь, что у мастерицы проблема со зрением.
«Вышиваю понемножку, иначе глаза начинают слезиться», – поясняет она.
Еще одно увлечение пенсионерки – чтение. Впрочем, уважительное отношение к книгам – это, наверное, особенность всего старшего поколения. Оно и не позволило в начале 2000-х, гуляя по проспекту Кирова, пройти мимо книжной стопки на мусорной площадке.
– Муж пытался меня остановить, но я сказала: нет, возьму, прочитаю, – вспоминает Надежда Петровна о своей находке. Тем более что и издание оказалось прекрасным – кожаный переплет с тиснением, красные церковнославянские буквицы, множество фотографий, заботливо переложенных папиросной бумагой.
Обнаружилась и дарственная надпись на титульной странице: «Преосвященнейшему Архиепископу Куйбышевскому Алексию Кир  («господин» по-гречески. – Ред.) Палицыну. Сергий, М. Московский, 19 окт. 1942, Ульяновск».


Надежда Петровна показывает свою находку Елене Деевой – хранителю фондов епархиального музея.

 

А ведь «Сергий, М. Московский» – это не кто иной, как митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский), который в то время был местоблюстителем патриаршего престола. А фактически управлял Русской православной церковью с 1925 года, замещая на этом посту арестованного, а затем расстрелянного митрополита Петра (Полянского), ныне прославленного как новомученик. В 1943 году Сергий уже официально станет патриархом Московским и всея Руси. Неужели это его подлинный автограф? И Московскую патриархию во время войны действительно эвакуировали в Ульяновск, а Куйбышевским архиепископом тогда был Алексий (Палицын).
Но как могла такая книга, подарок будущего патриарха правящему архиерею, в начале XXI века оказаться на свалке? Увы, это тоже очень просто объяснить. Скорее всего, от архиепископа она попала к кому-нибудь из его духовных чад, а после его смерти родственники, неверующие или не понимающие ценности раритета, выбросили книгу вместе со всем остальным, что сочли хламом.
Интересна и сама книга «Правда о религии в России», изданная в 1942 году Московской патриархией тиражом 50 тысяч экземпляров на нескольких языках. Целью этого издания, рассчитанного в основном на зарубежных читателей, было развенчать гитлеровскую пропаганду, представлявшую фашистов этакими «крестоносцами», освободителями от безбожной большевистской власти, и показать, что в Советском Союзе нет преследования верующих. Ведь тогда, в годы войны, Церковь действительно переживала своего рода оттепель в отношениях с советским государством. Время требовало от всех забыть о распрях между верующими и неверующими, между «красными» и «белыми» и объединиться против общего страшного врага.
Появление этого издания связывают также с переговорами Сталина с союзниками об открытии второго фронта – в частности, с Франклином Рузвельтом, интересовавшимся религиозным вопросом в России.
В книге, которая создавалась под строгим государственным контролем, были собраны документы и фотографии, рассказывающие о церковной жизни в Советской России, о действующих храмах и богослужениях, а также свидетельства о зверствах фашистов на оккупированных территориях.
«Впервые за долгие годы Русской православной церкви дали возможность громогласно заявить о себе», – отмечал позднее историк Сергей Фирсов.
Историческая ценность книги заключается также в том, что в процессе работы над ней сложилась редакционная коллегия возрожденного «Журнала Московской патриархии», выпуск которого был возобновлен в 1943 году.
«Хочу передать эту книгу туда, где она будет нужна, где ее будут читать, – делится наша читательница. – Ведь мне уже 89 лет. Не хочу, чтобы она пропала, когда меня не станет...»
Мы связались с сотрудниками Самарского епархиального церковно-исторического музея, расположенного в здании Самарской духовной семинарии, и те подтвердили: находка действительно ценная. Вместе с хранителем фондов музея Еленой Владимировной Деевой мы приехали к Надежде Петровне, и та подписала акт передачи книги в дар епархиальному музею. Сейчас эта находка уже заняла постоянное место в его экспозиции.

Надежда ЛОКТЕВА.
Фото Юлии ПАНИНОЙ.

* * *

Елена Деева, хранитель фондов Самарского епархиального церковно-исторического музея:
– Книга очень интересная, она относится к непростому периоду советской истории, когда Церковь была в гонении и пыталась найти баланс в отношениях с властью. И деятельность митрополита Сергия многие оценивают неоднозначно. Но история развивается так, как она развивается, и никаких сослагательных наклонений в ней быть не может. А для Самары эта находка особенно интересна тем, что имеет непосредственное отношение к нашему архиерею, правившему на тот момент Куйбышевской епархией, и к митрополиту Сергию, который буквально спустя несколько месяцев стал патриархом. У нас в музее как раз не было личных вещей архиепископа Алексия (Палицына), и книга заполнила эту лакуну. Благодаря Надежде Петровне и «Социальной газете» эта вещь обретена, она не затерялась, что крайне важно для нас.

Опубликовано в slaid
Воскресенье, 03 ноября 2019 17:45


Спуск на воду казачьего струга «Финист» в детском лагере «Жигулевский Артек».

 

Пенсионер из села Жигули мечтает создать на Самарской Луке музей деревянного флота

«СНАРЯЖЕН СТРУЖОК, КАК СТРЕЛА ЛЕТИТ…»
Эти строчки из известной русской песни вспоминаешь, разглядывая фотографии в альбоме у Александра Георгиевича Зацепилова, где запечатлены построенные им деревянные струги, челны, баркасы – точные копии тех, что ходили по Волге и другим русским рекам сто, двести и даже пятьсот лет назад. Изящные, стремительные, с высоко поднятым форштевнем, чтобы не захлестнуло волной, такие суденышки как нельзя лучше были приспособлены и к широким речным разливам, и к мелям, и к течению, а также к тому, чтобы догонять и уходить от погони, прятаться в засаде в ериках и воложках и переносить судно на руках через волоки. Для этого в борта и нос самой первой зацепиловской лодки – челна «Атаман» – вделаны железные кольца.
«Челны, струги – это боевые абордажные суда, они легкие на веслах, – поясняет Александр Георгиевич. – А струги раньше строили без единого гвоздя – строгали рейки, из них набирали корпус, а вместо гвоздей использовали нагеля из твердых пород дерева и сажали их на подогретую сосновую смолу. Такие суда не рассыхались на солнце».

Бывших моряков не бывает. Александр Георгиевич и его «Зацепиловка».

 

В семье Зацепилова – а сам он родом из Краснодарского края, из казаков, – умение строить лодки передавалось по наследству. Этим занимались и дед, и прадед. И свою жизнь он тоже связал с судоходством – окончил Ростовское училище водного транспорта, институт водного транспорта в Горьком. Работал на реке – на Дону и Кубани. Прошёл путь от матроса до капитана. Затем много лет ходил механиком на морских судах.
«Побывал в сорока странах, не считая своей, – рассказывает Александр Георгиевич. – Работал и у иностранцев – у турок, итальянцев, мальтийцев… И всё время интересовался деревянным флотом – в Петрозаводске, Архангельске, в Швеции, в Венеции, где делают гондолы».
Поэтому, поселившись на пенсии в селе Жигули, что расположено в нескольких километрах от волжского берега, у подножия Молодецкого кургана, он решил осуществить свою давнюю мечту – воссоздавать по старинным источникам деревянные исторические суда.
Первым был «Атаман» – копия тех челнов, на которых ходили по Волге казаки времен Стеньки Разина. На шестерых гребцов. А перенести челн с места на место могли и вовсе четверо, что и было опробовано в Переволоках. Потом появился «Хорс» – лодочка вдвое меньше, но тоже быстроходная. Затем донские баркасы «Сварожич» и «Тихай Дон».


«Атаман» и «Хорс» во дворе дома Александра Георгиевича в селе Жигули.

 

Строил и ладью в «Богатырской слободе», и еще одну в «Русской слободе» на Красной Глинке. Там работу несколько лет назад начинал другой мастер, но так и не довел до конца.
Последней крупной работой стал казачий струг «Финист», который спустили на воду летом 2018 года в детском лагере «Жигулевский Артек». Это немаленькое судно – одиннадцать метров в длину и три в ширину – может нести до восемнадцати человек и ходить как на веслах, так и под парусом. Строить его помогали ребята из лагеря и внук Никита, который в этом году пошел в девятый класс, – давний единомышленник деда и помощник во всех его затеях.

А для себя Александр Георгиевич сделал из фанеры лодочку, которую так и назвал – «Зацепиловка». Ее легко поднять вдвоем на багажник «Оки» и перевезти на залив у Молодецкого кургана, а там – катайся, купайся, рыбачь, сколько хочешь… Это его любимый вид отдыха – с внуками и «капитаншей» – женой Любовью Яковлевной.
Сейчас, правда, времени для любимого увлечения стало меньше – в эту навигацию Александр Зацепилов снова устроился на работу в Тольяттинский речной порт – капитаном на буксир.

МУЗЕЙ ЖИВОЙ ИСТОРИИ
У Зацепилова есть мечта – создать на Волге, на Самарской Луке, музей исторического деревянного флота. Не такой, где стеклянные витрины и таблички «Не трогать!», а место, где можно не только увидеть и потрогать руками челны, струги, ладьи, баркасы, лодки-великовражки, но и прокатиться на них, научиться управляться с веслами и парусом, сходить в поход по реке. И если хорошо организовать это дело, то музей станет и уникальным культурно-просветительским объектом, и местной достопримечательностью, которая привлечет немало туристов, а также источником дохода для бюджета и для тех, кто вложит в это деньги.
Только сам Александр Георгиевич не бизнесмен, не менеджер, не администратор, чтобы организовать все это, найти средства на раскрутку и развитие, на материалы для работы, ведь на пенсию невозможно сделать все. Он мастер, инженер, судостроитель, реконструктор, моряк, знаток, великолепный рассказчик, который досконально изучал историю и старинные технологии. Обращался в национальный парк «Самарская Лука», в администрацию сельского поселения, в другие организации, но пока не встретил единомышленников, готовых загореться и не остыть, бросить свои силы на создание подобного музея.
«Я говорю ему: Саша, сейчас, видимо, не то время, – делится жена Любовь Яковлевна. – Людям не до того, они заняты больше тем, как выжить. А вот лет через пять-десять они будут интересоваться, стремиться приобрести именно такие лодки, а не надувные…»
«У меня есть такое желание сделать серьезную работу – построить лодку, чтобы она была красивой, имела художественную ценность и была идеальной с исторической точки зрения, – говорит Александр Георгиевич. – Например, струг казачий по старинной технологии. Или нашу знаменитую волжскую лодку-великовражку, остроносую, не плоскодонную, с высоко поднятым форштевнем. Такие строили в селе Великий Враг под Нижним Новгородом еще при Иване Грозном, а при Петре Первом налоги с этого села брали лодками. Еще пятьдесят лет назад их можно было встретить на Волге, на них даже мотор устанавливали. Или казанку. Мы знаем алюминиевые лодки с таким названием, под мотор. А изначально они были деревянные.
А еще есть лодки «Самарочка», «Темрючанка». И я бы хотел познакомить земляков с историей речного деревянного флота, показать им наглядно, как строили наши предки, как они ходили по рекам и по морям, осваивали новые земли, побеждали противников... Только нужна поддержка – моральная и материальная».
Нам тоже хочется надеяться, что публикация этого материала поможет в осуществлении интересного и полезного для области замысла. Ведь сейчас так много говорят о развитии туристического потенциала самарской земли, о поддержке инициативы на местах. Быть может, идеей создания такого музея заинтересуются областные власти или найдутся единомышленники, которые сумеют помочь делом или средствами.

Надежда ЛОКТЕВА.
Фото автора и из архива А.Г. Зацепилова.

Опубликовано в slaid
Воскресенье, 03 ноября 2019 17:40

Полезные ссылки

 

Конкурс

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Ноябрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.