Подписка онлайн

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Куйбышевским парадом командовал резидент ГРУ

Автор  нояб 09, 2019 - 277 Просмотров

Портрет генерал-лейтенанта М.А. Пуркаева работы художника Федора Модорова. 1942 год.

 

Рассекречены документы, раскрывающие ранее неизвестные эпизоды биографии генерал-лейтенанта Максима Пуркаева

Именно он, Максим Алексеевич Пуркаев, командовал военным парадом в Куйбышеве 7 ноября 1941 года.
Родился будущий генерал армии по соседству – в Симбирской губернии, в 1894 году. В 1918 году прапорщик Пуркаев вступил в Красную Армию, в которой прослужил всю свою жизнь, начав карьеру с должности командира роты в боях за Самару с белочехами и каппелевцами. Затем воевал в составе прославленной 24-й Самаро-Симбирской Железной дивизии на Южном и Западном фронтах. Через год он уже командир полка. На этой должности Пуркаев задержался на полтора десятка лет и только в 1936 году, после окончания особого факультета Военной академии РККА, стал комдивом. Причем со знанием немецкого и французского языков, которые выучил самостоятельно.
«Служебная карьера Пуркаева не отличалась резкими взлетами. На службу он не напрашивался, но и от службы не отказывался», – отмечал маршал Советского Союза Иван Баграмян.
Одно время под командованием Пуркаева служил и маршал победы Георгий Жуков. Нелицеприятный в оценках сослуживцев, Жуков вспоминал в мемуарах о Пуркаеве с несвойственной для него теплотой: «Это был опытный и всесторонне знавший свое дело генерал, человек высокой культуры, штабист большого масштаба».
В апреле 1939 года Пуркаев занял должность начальника штаба приграничного Белорусского военного округа. А в августе начались новые страницы его биографии, о которых стало известно лишь недавно.
29 августа 1939 года комкор Пуркаев на личном приеме у Сталина получает назначение военным атташе в Германию. Формально это серьезное понижение. Но назначение самим Сталиным чиновника такого невысокого ранга дорогого стоит. А произошло это потому, что новый атташе одновременно становится еще и резидентом Главного разведывательного управления под оперативным псевдонимом «Мрамор». Через три дня новая встреча Пуркаева со Сталиным, на которой присутствуют председатель Сов­наркома, он же нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, нарком обороны Климент Ворошилов, нарком внешней торговли Анастас Микоян и только что назначенный полномочный представитель СССР в Германии Алексей Шкварцев. Согласитесь, что уровень значимости собравшихся, которые заседали тогда больше часа, зашкаливает. Пуркаева ждало особое поручение. Он должен был держать под контролем все наши закупки оборудования для оборонных предприятий, перечень которого был представлен на этой встрече. Как комкор он прекрасно знал, что именно нужно нашей армии. И обойти его было практически невозможно. Так оно и случилось.
Его работа в Германии началась с официальной встречи с Гитлером, на которой тот принимал верительные грамоты Алексея Шкварцева. Продолжалась встреча всего пятнадцать минут, но, как признавался Максим Пуркаев в 1943-м сослуживцам: «Видел я фюрера пятнадцать минут, а бью уже два года и бить буду до его конца». Но этого не случилось.
В Германии «Мрамор» должен был, используя полученные от нелегалов сведения, не упустить ничего важного и максимально полно организовать программу закупок – начиная с брони для кораб­лей и заканчивая технологией получения синтетического толуола. Всего в перечне было 336 позиций. Закупки по нему уже начались, когда в середине сентября 1939-го Сталин вновь вызвал Пуркаева и назначил начальником штаба Белорусского фронта: начинался польский поход Красной Армии и освобождение Западной Белоруссии.
28 октября 1939 года комкора Пуркаева снова вызвал к себе Сталин. После семидесяти минут общения Пуркаев опять стал военным атташе в Берлине. В журнале посещений Пуркаев значится единственным комкором РККА, с которым Сталин вел столь длинные беседы один на один.
Такое возвращение Пуркаева в Берлин показалось гитлеровцам удачным моментом для его вербовки. Задание дал лично фюрер, который предположил, что комкор должен сильно обидеться на столь явное понижение по службе. При одобрении Кремля Пуркаев решил не сильно сопротивляться и не спеша пошел на двойную игру. И если поначалу все шло удачно, то далее гитлеровцы вдруг потеряли энтузиазм. Мало того, всячески давали понять, что в качестве военного атташе он для них нежелателен, и даже устраивали различные провокации. Поэтому ГРУ отозвало «Мрамора».
И снова была долгая аудиенция у Сталина, после которой зимой 1940-го комкор Пуркаев вновь стал начштаба Белорусского военного округа, а через полгода уже в звании генерал-лейтенанта возглавил штаб Киевского военного округа. А вскоре он был награжден орденом Красного Знамени. В ту пору это была высшая военная награда. Судя по всему, работа в Берлине резидента «Мрамора» в звании комкора, соответствовавшего званию генерал-майора, оказалась не забыта и стала причиной этого награждения.
На исходе последнего мирного дня, 21 июня 1941 года, генерал Максим Пуркаев первым доложил начальнику Генерального штаба Георгию Жукову о перебежчике, сообщившем о наступлении гитлеровцев ранним утром 22 июня.
После тяжелых оборонительных боев Пуркаев получил новое назначение – сформировать в Поволжье резервную армию из семи дивизий. И в разгар этой работы телефонный звонок от Верховного Главнокомандующего: «Вам поручается проведение в Куйбышеве парада в честь годовщины Октябрьской революции. Покажите иностранцам – бывшим своим коллегам – всю нашу мощь. А сразу после парада отправьте ее под Москву».
И генерал-лейтенант Пуркаев показал. В парадном строю прошли более двадцати тысяч красноармейцев и десятки бронемашин, пролетели, по разным оценкам, от шестисот до семисот боевых самолетов, преимущественно новых типов. Парад был организован настолько сильно и убедительно, что буквально поразил присутствовавших на нем иностранных военных атташе и журналистов: «Оказывается, Геббельс врет. Красная Армия жива».
А в апреле 1943-го командующего Калининским фронтом генерал-полковника Максима Пуркаева вновь отправили в тыл и назначили командующим войсками несуществующего еще Дальневосточного фронта. Тегеранское решение Рузвельта, Черчилля и Сталина о вступлении СССР в войну с Японией после победы над Германией было принято только в декабре 1943-го, а Пуркаев начал готовить наступление на Японию уже весной. За два с лишним года он так хорошо подготовил свои войска, что в августе 1945 года они наголову разгромили японцев в Маньчжурии и освободили от них Южный Сахалин и Курильские острова.
Вот таким был боевой генерал и резидент ГРУ «Мрамор» Максим Пуркаев, командующий куйбышевским парадом 7 ноября 1941 года.

По материалам журнала «Родина» (статья Семена Экштута «Резидент с псевдонимом «Мрамор»).

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Полезные ссылки

 

Конкурс

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Декабрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.