Версия для печати

Нет в России семьи такой…

Автор  мая 09, 2020 - 563 Просмотров
Оцените материал
(0 голосов)

«Бессмертный полк». Всего два слова, а как много стоит за ними. Благодарность, признательность, наше с вами умение помнить...
В колонну Бессмертного полка мы с бывшей одноклассницей, в школьные годы Людмилой Иванюк, впервые влились в 2016 году и с той поры ходим каждый День Победы. У обеих родители прошли войну, а мой папа, Михаил Семенович Харитонов, еще и «хлебнул» немецких концлагерей, дважды пытался бежать, чудом остался жив. Так могли ли мы остаться в стороне от грандиозной акции, всколыхнувшей всю страну?
В тот день, 9 Мая 2016 года, первое потрясение я испытала, когда, направляясь к месту формирования колонны, встретила полтора десятка молоденьких солдат, стоявших рядом с пришедшей за ними крытой брезентом машиной. Неожиданно они выстроились в ряд и поднесли руки к пилоткам. Солдаты так и стояли по стойке «смирно» в воинском приветствии, пока я шла мимо них с фотографиями родителей.
В автобусе старушка в возрасте моей мамы протянула мне алый тюльпан: «Дочка, будешь идти по площади, вспомни моего Николеньку. Скажи, мол, что Николай Васильевич Нечаев погиб смертью храбрых 25 июня сорок первого года. И перекрестись. А еще – что его Маруся всю жизнь его помнит. И замуж не вышла, и деточек не нарожала. Он услышит».
А по улицам с фотографиями фронтовиков шли и шли люди, и неважно, в одиночку или семьей, главное – все вместе.
В колонне – улыбчиво, шумно и песенно. Где-то гармонь подыгрывала «Смуглянке», по соседству а капелла звучала нестареющая «Катюша», из ближнего окна из допотопного патефона доносилось рвущее душу «Прощание славянки». В руках людей – и большие портреты, и маленькие пожелтевшие карточки с обломанными уголками. Одни несли подушечки с пришпиленными к ним боевыми наградами, другие – написанные от руки списки своих фронтовиков. А третьи шли просто с георгиевскими ленточками на груди, потому что и им хотелось быть причастными к Великому празднику. Многие – с детьми. И это трогало сердце. Потому что все – не по обязанности, а по зову души. Искренне.
А трибуны на площади нас встретили аплодисментами и стоя. «Это люди приветствуют вас, дорогие мои, – шепчу я родителям. – И вас, Николай Васильевич Нечаев. И всех, кто не щадил себя ради вот этого майского дня, ради нашего мира и покоя. И погибших от рук фашистов мирных людей, и замученных в концлагерях, и ленинградцев, которым не дано было пережить блокаду».
Наверное, примерно так же думали и все, кто шел в колонне.
А уже потом, дома, мы с Людмилой говорили о том, какие все-таки молодцы сибирские журналисты Сергей Лапенков, Сергей Колотовкин и Игорь Дмитриев, вдохновившие своих земляков-томичей в 2012 году организовать Бессмертный полк. Хотя, справедливости ради, нужно отметить, что во многих городах с портретами родственников-фронтовиков 9 Мая люди выходили и раньше, например, в 1965 году – в Новосибирске. А в 1991 году похожая акция памяти состоялась и на нашей самарской земле, в поселке Мехзавод, и ее вдохновителем стал директор музея завода «Салют» Петр Моисеенко.
Бессмертный полк с каждым годом становится все более мощным. В Самаре, которая влилась в него в 2015 году, в колонне прошло пятнадцать тысяч человек, в следующем мае – уже вдвое больше, и количество участников с каждым годом все растет. Мало того, к России присоединились восемьдесят государств мира. У Бессмертного полка есть и свой символ, созданный барнаульским художником Алексеем Шелеповым. На фоне пятиконечной звезды взлетает в небо журавль. Тот самый, о котором пронзительно написал Расул Гамзатов:

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.

...Мы помним о вас, улетевшие вслед за журавлями. И помнить о вас будут наши дети, наши внуки, а ваши правнуки. И все грядущие поколения.

Татьяна ХАРИТОНОВА.
Фото из семейного архива автора.

Последнее от Socgaz