Подписка онлайн

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

Воскресенье, 16 февраля 2020


Сама Лалита уже привыкла терпеть – болезнь дочери, нехватку средств, бытовые неудобства. Но видеть, как ее дети мерзнут в холодном доме и не имеют возможности жить в тепле, терпеть не в силах.

 

Жительница Большеглушицкого района вынуждена зимовать в доме без отопления. А на руках две дочки, одна из которых – лежачий инвалид

ДОТЯНУТЬ ДО ВЕСНЫ
Когда впервые за нынешнюю зиму столбик термометра опустился ниже минус 25 градусов, Лалиту и ее девочек, как могли, спасали два работающих на полную мощность электрообогревателя. Тут же на электроплитке «прописалось» ведро с водой, которая кипит круглые сутки, – старшей дочке, восемнадцатилетней Инге, нужен влажный воздух. От сухого девушка тут же начинает задыхаться, что при ее тяжелом состоянии недопустимо. Она только недавно перенесла пневмонию, да настолько тяжелую, что два месяца, пока лежала в клинике, дышать могла исключительно благодаря аппарату искусственного дыхания. Врачи выходили, мама вымолила…
Обессиленную девочку выписали долечиваться дома. Что ж, голь на выдумки хитра – вот Лали и «изобрела» самодельный увлажнитель. О том, сколько придется выложить за электричество, женщина даже не думает. Она об этом подумает завтра. Потом. Ей сейчас девчонок своих спасать надо – не заморозить бы, дотянуть бы до спасительного весеннего тепла.
За Ингу сердце матери болит особенно. У девочки, ее кровиночки, серьезная родовая травма. Как следствие – ДЦП и инвалидность первой группы. Она не может ни разговаривать, ни тем более себя обслуживать. И никому, кроме мамы, она не нужна. И мать, сжав волю в кулак и глотая слезы, ухаживает за ней как за новорожденным младенцем: моет, кормит, меняет памперсы. Кажется, они и без слов понимают друг друга. Только родная мать сможет по плачу, по издаваемым нечленораздельным звукам, да даже по выражению глаз догадаться, что дочка хочет, что ей мешает.
Младшая Вика – мамина помощница и отличница. Лалита уверена, что если бы не родовая травма дочери, искалечившая их жизнь, Инга выросла бы такой же умницей. Впрочем, что теперь о былом. Пустое. Ничего уже не исправишь. Но Лалита не может позволить себе быть слабой. Ей нельзя. Это она внешне хрупкая, а внутри – сталь. И больше ей рассчитывать не на кого.
С мужем всё сложно. Двадцать лет назад она переехала к нему в Россию из родной Грузии. Поначалу всё было безоблачно – молодые жили и работали в Самаре, снимали квартиру. Наверное, рождение Инги, ее диагноз-приговор сломали главу семейства. Он начал пить и пропадал по нескольку месяцев неизвестно где. Потом возвращался как ни в чем не бывало. И снова уходил. Однажды ввязался в какую-то драку, за что его и осудили. Лалита, устав от такой жизни, развелась. Алиментов не получает.

В ОЧЕРЕДИ – ТРИНАДЦАТЫЕ
Дом в селе Новопавловка, где сейчас живет Лали с дочками, принадлежит её бывшей свекрови. Они здесь только зарегистрированы и стоят в очереди на получение жилья. Первый раз Лалита подавала документы в 2012 году, но бумаги, как потом выяснилось, затерялись. Спустя пару лет снова написала заявление. С тех пор ждет. Но если учесть, что очередь уменьшается всего на одного-двух человек в год, то ждать придется долго.
Устроиться на работу с тяжелобольной дочкой на руках невозможно. Положение безвыходное. Лалите стыдно признаться, но был период, когда они голодали. Тогда Инге исполнилось восемнадцать, что потребовало смены инвалидного статуса. Так что пару месяцев, пока длилось пере­оформление, пенсию по инвалидности они не получали.

МЕЧТА – ЖИТЬ РЯДОМ С БОЛЬНИЦЕЙ
Лалита не теряет надежду, что ее маленькой семье, остро нуждающейся в жилье, помогут. И чтобы в нем были элементарные удобства – отопление, вода и канализация. Нельзя сказать, что местная администрация заняла глухую оборону. По словам Лалиты, ей предлагали вложить средства материнского капитала в том же селе – в Новопавловке. А это примерно в двадцати километрах от райцентра. Но остаться здесь с лежачим инвалидом без медицинской помощи – это значит обречь Ингу на медленную гибель.
Так что ее мечту поселиться в Большой Глушице, поближе к больнице, тоже можно понять.
– Я готова вложить средства материнского капитала в покупку жилья в райцентре, – делится Лали. – Но одного только маткапитала нам не хватит – цены в Большой Глушице существенно выше. Вот я и прошу власть помочь с недостающей суммой. Но мне кажется, что про нас все забыли или же очень хотят забыть, потому что мы своим присутствием портим общую картину семейного благополучия.
«Добрые» люди предлагали отказаться от больной дочери – сдать ее в интернат, но Лали даже мысли такой не допускает. Это же ее кровиночка. Как вариант можно было бы вернуться в родную Грузию. Там остались родственники, которые наверняка помогли бы. Но одно «но» – Инга нетранспортабельна. Ей ни поездом ехать нельзя, ни самолетом лететь – не выдержит.
Однако Лалита не сдается и не теряет надежды. А вдруг она достучится до чиновников и растопит их каменные сердца? Она не жалуется, нет. Она как настоящая мать спасает своих детей от беды. Вот вы сегодня уснете в теплых кроватях, а Лали, Инга и Виктория – в доме без газа и без печки… И всю ночь будут слушать завывание ветра. Хотя нет, это не ветер, это беспомощная Инга издает звуки от непрекращающихся болей. А еще непрерывно ноет истерзанное материнское сердце. Только вы этого не услышите. Вы сладко спите. Вы живете в другом мире – теплом и счастливом.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

* * *

Из ответа администрации Большеглушицкого района:
«В соответствии со статьей 57 Жилищного кодекса РФ, жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся, в порядке очередности. Вне очереди жилые помещения по договору социального найма предоставляются:
– гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат;
– гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, согласно перечню, утвержденному приказом Минздрава РФ от 21.07.2017 №859.
Согласно справке, ваша дочь, Абдуллаева Инга, соответствует указанному перечню. На текущую дату в списке внеочередников ваша семья числится под номером 13. Согласно пункту 5 статьи 57 Жилищного кодекса РФ, по договору социального найма жилплощадь должна предоставляться по месту их жительства (в границах соответствующего населенного пункта). К сожалению, ограниченное количество жилой площади муниципального жилищного фонда и отсутствие свободных жилых помещений не позволяют оперативно решить проблему.
Таким образом, ваша семья может быть обеспечена жильем по договору социального найма в порядке очередности, по мере строительства или освобождения жилищного фонда в сельском поселении Новопавловка. Выделение из бюджета района денежных средств на приобретение жилого помещения вашей семье в обход других очередников является недопустимым, так как это повлечет ущемление их прав. В дополнение сообщаем, что на имеющиеся у вас средства материнского капитала возможно приобрести благоустроенное жилое помещение на территории Большеглушицкого района (за исключением райцентра, где цены на жилье существенно выше). Так, например, в селе Новопавловка имеется жилой дом, владелец которого готов продать его только за средства материнского капитала…»

Опубликовано в slaid
Воскресенье, 16 февраля 2020 16:30


Слева направо: Леонид и Антонина Хабаровы, Михаил Жигалов и автор письма Валерий Штепо.    

 

Сегодня, 15 февраля, 31-я годовщина со дня вывода советских войск из Афганистана

В 1989 году закончилась эта необъявленная война в чужой стране. Но чужой ли была для нас та война? И какой остается сейчас – в нашей памяти, в истории и в памяти тех, в чьих жизнях оставила следы-шрамы? Накануне памятного дня в редакцию пришло письмо от ветерана боевых действий в Афганистане – нашего давнего друга и постоянного внештатного автора Валерия Штепо.

«Уважаемый личный состав «Социалки»! Вот так, по-военному, обращаюсь к вам с благодарностью за то огромное уважение к ветеранам войны и труда, что присутствует на страницах вашей газеты. За то, что вы приравниваете свое перо к штыку, когда фактами и убедительными аргументами разбиваете «атаки» тех, кто пытается переписать историю, умалить главенствующую роль Советского Союза в разгроме фашизма. Уверен: так оценивает вашу работу каждый из многих десятков тысяч ваших подписчиков, вся армия читателей.
Немного о личном. Не скрою: я был весьма тронут, когда в свой личный праздник прочел в нашей газете (так говорят читатели о «Социалке») очерк о себе. Спасибо! И честь имею доложить, что в эти же дни газета оказалась в Екатеринбурге, в руках ветеранов-«афганцев», моих однополчан.
Поясню. Так вышло, что меня пригласили принять участие в съемках документального фильма под рабочим названием «Афганская война. Вывод». Один из главных героев будущего фильма – Леонид Хабаров, командир 4-го гвардейского батальона 56-й десантно-штурмовой бригады, действовавшего в боях на отдельном направлении. Наш батальон вошел в Афганистан первым. Утром 25 декабря 1989 года взял под контроль перевал Саланг (на высоте около четырех тысяч метров) и удерживал его полтора месяца, пропуская через него колонны автомашин (железных дорог в этой стране нет).
Леонид Васильевич так и вошел в историю этой войны первым комендантом Саланга. А нас, его подчиненных, называли хабаровцами. Две командировки в Афганистан закончились тяжелыми ранениями. Списанный врачами по инвалидности, Хабаров сумел подняться и снова встать в армейский строй. Горжусь, что был его заместителем.
В день отъезда к Хабарову в Екатеринбург звонили наши самарские ветераны афганской войны – бойцы 4-го батальона Евгений Налимов, Олег Завалишин, Сергей Чекушкин, Николай Аксенов, Сергей Абрамкин, москвичи Владимир Вшивцев, Сергей Гридунов, Николай Козлов из Калуги с добрыми пожеланиями нашему комбату. Передал.
Идея создания фильма возникла в Российской ассоциации героев. Председатель ассоциации генерал-полковник, Герой России Владимир Анатольевич Шаманов собрал рабочую группу. И вот мы в Екатеринбурге.
Ведущим в снимающемся документальном фильме стал заслуженный артист России Михаил Жигалов (в художественной ленте «Десантный батя» сыграл роль генерала армии, командующего ВДВ, Героя Советского Союза Василия Филипповича Маргелова). Он москвич, но подчеркивает, что родился в Куйбышеве, в эвакуации. Обещает приехать в наш город – теперь уже в Самару.
Кинорежиссер, драматург, сценарист фильма Олег Штром (фильмы «Десантный батя», «О чем молчала 35-я батарея» и другие) неоднократно выезжал на съемки в Афганистан. Кинооператоры Олег Иванович, Виктор Хоменко. Художник-график – Вадим Окладников. Кстати говоря, гордится своей службой в ВДВ.
Работали мы в зале огромного Уральского государственного военно-исторического музея Воздушно-десантных войск РФ. Замечательная экспозиция – дело рук многих участников и сегодняшних руководителей музея – «афганца» Геннадия Кунявского и Вячеслава Лобанова, доцента, кандидата физико-математических наук.
Люди разной судьбы и разного возраста, но задача у нас единая – донести до российского зрителя трудную правду об афганской войне. Ведь к бездушным высказываниям чиновников тех лет «Я вас туда не посылал» добавляется злое сегодняшнее: «И на кой она нам была нужна…» Уверен: на эти вопросы мы сумеем дать должные и четкие ответы, ведь команда (и участники фильма – «афганцы», и неравнодушная к теме съемочная группа) собралась сильная.
По сценарию в фильм войдут и Самара, и другие города России, и, конечно, Афганистан с его сегодняшними укоризненными высказываниями местных жителей: «Ну почему вы, русские, ушли? Сдали нас в «рабство» Америке».
И еще. Не простят мне бойцы 56-й бригады, если я не назову имя Антонины Хабаровой, боевой подруги командира.
Госпитали Кабула, Ташкента, Екатеринбурга, Москвы – она, Тоня, следовала за мужем по городам Союза. И помогала выжить тем, кто лежал рядом с ним в палатах. Мужа выходила. Привезла его в самарский санаторий «Волга».
«Может, на море, в Сочи?» – предлагали в Москве, где командир перенес больше десятка операций. Но Хабаров просился на Волгу – к нам, однополчанам. И на съемках в музее с ним была и Антонина. Вот такой любовью одарил их Бог…
«Социальная газета» – как верно ты называешься. Спасибо тебе за внимание к ветеранам. За отклики на наши просьбы. За добрые советы. Ведь те, которым там, в Афганистане, было по двадцать, не заметили, как спустя годы стали ветеранами. А те, которые отправились на Родину из Кабула «черными тюльпанами, навсегда остались молодыми. И светлая память о погибших однополчанах, о тех, кто не вернулся из боя под Кандагаром, Гардезом, на Панджшере, будет жить в наших сердцах всегда.
…В 1980 году, в Кундузе, я посвятил бойцам-«афганцам» 4-го десантно-штурмового батальона этот стих.

ПРИВАЛ
Мы без тебя словно песня без слов,
парень ты наш из Саратова.
Что ж ты гитару свою, Малов,
под плащ-палатку спрятал?
Спой нам о том, как глотали мы пыль,
но караван раскурочили.
Спой нам о том, как в разведку ходил
с нами минувшей ночью.
Спой, как мы шли по горячим пескам,
в бога и в черта не веря.
Все же на базу пришли в Адрескан
мы без единой потери.
Где-то в горах разгорается бой,
крошится эхо о скалы.
Горы устали, броня под тобой –
все от войны устали.
Пала звезда, будто тот, кто убит,
рвется к нам с поднебесья.
Спой, Николай, пусть навстречу летит
павшей звезде наша песня.

Валерий Штепо,
подполковник ВДВ в отставке, участник боевых действий в Афганистане».
Фото Вадима Окладникова

Опубликовано в slaid
Воскресенье, 16 февраля 2020 16:29

Полезные ссылки

 

Конкурс

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Февраль 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.