Поставят на ноги «дюймовочку» и великана

Здоровье и здравоохранение
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

В Самарском филиале ФГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие» уже много лет изготавливают качественные протезы и нестандартную обувь.

Старейшее предприятие

Часто ли вы смотрите на ноги проходящих мимо людей? Кажется, у всех в толпе походка примерно одинаковая. Ну разве что есть небольшие нюансы: вот девушка идёт грациозно, от бедра, а мужчина чуть неуклюже, косолапит. У пожилых и возраст сказывается – они не так быстры и расторопны, как молодёжь. Но вроде бы все мы передвигаемся похоже, ноги-то природа всем задумала «по шаблону». Впрочем, это взгляд обывателя.
Мы не замечаем, что среди людей много тех, чьи конечности не укладываются в общепринятые стандарты и кто не может купить себе туфли в обычном обувном магазине, ведь человек может родиться с особенностью - укороченной ногой, не сформировавшейся ступней и прочими патологическими изменениями, а может получить травму, которая деформирует ногу. Увы, и ампутации тоже случаются. Только это не повод отказаться от активной жизни, от работы и хобби. А если правильно подобрать обувь или протез, то об особенностях человека будут знать лишь самые близкие, потому что новые технологии в руках умелых специалистов творят чудеса.
И рождается это чудо в филиале «Самарский №2» ФГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие» Министерства труда и соцзащиты РФ. За обновленной вывеской – то самое самарское протезно-ортопедическое предприятие, известное многим нашим читателям, старейшее в России, чья история началась в далёком 1916 году. На этой неделе на производстве, расположенном в Самаре, на улице Демократической, 47, побывали журналисты «Социальной газеты».

От негатива к позитиву

Техника-протезиста Наиля Асхатовича Загартдинова мы застали за изготовлением гильзы (это модуль, с помощью которого усечённая конечность соединяется с механизмом) протеза ноги по индивидуальным меркам. Процесс завораживает: масса, которую только что достали из печи нагретой до 160 градусов, на глазах принимает нужную форму.

Мастер поясняет, что успех протезирования зависит от двух составляющих - от качества индивидуальной культеприемной гильзы и правильно собранной схемы построения протеза. От работы специалиста зависит, будет ли пациент в дальнейшем пользоваться протезом или отложит его в дальний угол, в итоге выбрав костыли или инвалидную коляску. Изготовление протеза – дело не быстрое: в процессе инвалид должен будет примерить изделие, а техник сделать «подгонку». Потом человеку с ограниченными возможностями здоровья придётся осваивать механическую ногу. Ведь сначала встать придётся на лечебно-тренировочный протез, и только через год изготовят постоянный протез.

Самарское протезно-ортопедическое предприятие начинает работать с пациентами после ампутации, когда у них полностью заживут хирургические раны. Предварительно гражданин оформляет инвалидность, получает индивидуальную программу реабилитации и становится на учёт в Фонде социального страхования. Затем лечебное учреждение выдаёт направление в стационар протезно-ортопедического предприятия. Здесь пациент проходит обследование, по результатам которого станет ясно, какие потребуются комплектация и крепеж.

Важный этап – изготовление гипсового слепка. Главный инженер Павел Васильевич Жучкин подробно рассказал нам о самом процессе. Слепок снимают с культи пациента при помощи гипсовых бинтов, проводят его тщательное моделирование, которое поможет разгрузить проблемные участки. Полученная форма называется «негатив». Ее заполняют гипсовым раствором, а после застывания материала получается «позитив». Далее идет ручная обработка «позитива» с учетом всех необходимых требований, размеров культи и физиологии человека. В таком виде изделие поступает к Наилю Загартдинову, которому предстоит изготовить протез, начав с гильзы и закончив косметическим оформлением.

– Если большинство мужчин вполне устраивает, что конечность будет иметь простой металлический механизм, то женщинам хочется красоты, чтобы нога выглядела, как живая. И это вполне реально, – отмечает мастер.
Кроме протезов по индивидуальным меркам - изделий для сложного и атипичного протезирования, предприятие выпускает стандартные искусственные конечности, а также разнообразные туторы (медицинские изделия, жёстко фиксирующие конечности), ортезы, корсеты и многое другое, что может облегчить жизнь людям с инвалидностью или травмами.

Непохожие пары

А чтобы протез трудно было отличить от живой ноги, его нужно и обуть соответствующе. В этом также готово помочь самарское предприятие, для которого ортопедическая обувь – особая гордость. Для каждого заболевания ботинки и туфли должны быть со своими особенностями. Например, для людей с протезами требуются жёсткие пары, с фиксацией живой конечности и хорошо крепящиеся на искусственной ноге. Нельзя допустить, чтобы «башмачок» был утерян во время прогулки.

Павел Жучкин рассказывает, что среди посетителей предприятия немало людей, страдающих слоновостью (лимфостазом) – болезнью, при которой одна или сразу обе ноги «раздуваются». Таким пациентам нужны туфли или ботинки с большим внутренним объёмом, специальными стельками и нежным подкладочным материалом, чтобы на коже не образовывались язвы.
А ещё у человека одна нога может быть короче другой, деформированы или частично ампутированы стопы. Павел Васильевич показывает «базу данных». Этот склад, где хранятся более трёх тысяч колодок для нестандартных ног, – наглядная демонстрация того, насколько мы все разные.

Кстати, ортопедическая обувь – не значит некрасивая. Посетителям предлагают выбрать модель по каталогу, в котором даже модники обязательно найдут себе что-то по душе.
Ноги у людей могут быть разными, однако всем нужно, чтобы было не жарко летом и тепло зимой, поэтому в производстве используют только натуральную кожу. А сложности и индивидуальные заказы специалистов обувного цеха не пугают – за десятилетия у них накопился опыт.

Например, здесь уже тринадцать лет трудится Виталий Викторович Крылов (на фото справа). Он и сам инвалид с протезом ноги. Поэтому прекрасно понимает, какой должна быть комфортная обувь. И если всё правильно подобрать - и искусственную конечность, и ботинки для неё, то можно жить без ограничений. К слову, мы бы и не заметили особенности Виталия, если бы он сам про них не сказал.
– В тёплое время года для меня лучший транспорт – это велосипед. Отлично с ним управляюсь, - отметил он.
А ещё Виталий – первый испытатель новинок и стандартных изделий, для которых не требуются индивидуальные мерки.

Катиф Хисматуллин - один из старейших сотрудников протезно-ортопедического предприятия, он, кроме выполнения собственной работы, ещё и наставляет молодую «смену».

Быть лучшим – не значит выиграть

Основные заказчики Самарского протезно-ортопедического предприятия – это реготделение Фонда социального страхования и Министерство социально-демографической и семейной политики Самарской области. Это означает, что здесь производят протезно-ортопедические изделия и средства технической реабилитации для инвалидов и людей, пострадавших на производстве, а также, согласно областному перечню, ТСР для некоторых льготных категорий – ветеранов Великой Отечественной войны и тружеников тыла.
Для наших земляков удобно, что жизненно важные изделия выпускает местное предприятие. Это как минимум упрощает транспортную доступность – на примерку можно приехать без проблем. Более того, для льготных категорий ТСР изготавливают бесплатно.

Есть у предприятия и магазин. Только трудно представить себе инвалида, готового за свой счёт приобрести протез, стоимость которого доходит до нескольких миллионов рублей. А вот за счет государства люди, ведущие активный образ жизни, такой протез получить могут. Правда, придётся пройти ряд бюрократических процедур, но ожидание того стоит.
Жизнь большого предприятия зависит от госконтрактов. И обидно, что сейчас штат приходится не увеличивать, а сокращать. А это значит, что люди редких профессий просто покинут Самарскую область, сделав выбор в пользу столицы. Утечка умов и умелых рук – плохой вариант для региона, претендующего на лидерские позиции в стране.

– Государственные протезно-ортопедические предприятия вынуждены участвовать в аукционах и конкурсах в соответствии с ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», - рассказывает управляющий филиалом «Самарский № 2» ФГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие» Министерства труда и соцзащиты РФ Елена Самохвалова. - Торги (конкурсы или аукционы) выигрывают частные организации, порой не имеющие ни помещений, ни настоящих производств, ведь закон №44-ФЗ не содержит соответствующих требований. Более того, лицензии на протезно-ортопедическую деятельность отменили в 2015 году. В Пензе, Ульяновске, Оренбурге протезно-ортопедические предприятия находятся буквально на грани выживания. Но мы пока держимся. Однако в этом году проиграли аукцион по ортопедической обуви, хотя раньше были монополистами в этой сфере.

Для того чтобы выиграть контракт, важную роль играет стоимость и многие компании её существенно занижают. Хотя, по словам Елены Самохваловой, сложная ортопедическая обувь, тем более из натуральной кожи, не может быть дешёвой, и особенно для людей, страдающих слоновостью или нуждающихся в ботинках с металлическими шинами.
К счастью, госконтракт на изготовление протезно-ортопедических изделий на 2021 год заключен, специалисты могут выдохнуть. До будущего года.

В конце января на протезно-ортопедическом предприятии побывали представители Общественной палаты Самарский области. Гостей порадовало, что предприятие развивается: растет перечень оказываемых услуг, с августа 2017 года действует пункт проката, а в июле 2019-го открылся медицинский центр, адаптированный к нуждам людей с инвалидностью. К ортопедам обращаются мамы с детьми, ведь своевременное лечение и простейшие приспособления в маленьком возрасте избавят от больших проблем в будущем.

Правильной и справедливой, по мнению общественников, была бы система, при которой госпредприятие получало бы основной заказ, а затем привлекало бизнес для поставок комплектующих и прочей, более «мелкой» работы.
Кроме того, члены Общественной палаты уверены, что такая продукция, как ортопедическая обувь, должна сертифицироваться, поскольку некачественный товар – это угроза для здоровья. Теперь предстоит разобраться, с чем связаны послабления в законодательстве и насколько они оправданы. Законодательство нужно корректировать – необходимость уже явно назрела.

Металл в руках специалистов превратится в поручни для ванны и санитарной комнаты, в ходунки, в каркас для складной ванны-простыни и во многое другое, что может серьёзно облегчить быт человека с заболеванием и его близких.

 

«Большим достижением считаю открытие отдельных производств в Тольятти и Сызрани. К слову, специалисты отмечают, что потребности в протезировании имеют территориальную специфику. Так, в Сызрани, где велик процент пожилого населения и больных сахарным диабетом, больше всего востребованы протезы нижних конечностей. Заказы на такие изделия поступают даже больше, чем из областной столицы. Тольятти – лидер по числу запросов протезов верхних конечностей, что, видимо, связано с производственными травмами. Конечно, хочется строить планы на будущее, но это в современной ситуации довольно сложно. Хотелось бы расширять производство, не терять, а приумножать кадровый состав» – Елена Самохвалова, управляющий Самарским филиалом ФГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие» Министерства труда и соцзащиты РФ.

Юлия Сумкина