Зеркало России

Фото: Надежда Локтева

Культура и история
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

Русские Самарского края – откуда мы, какие мы? Мы попросили рассказать ведущего самарского этнографа, кандидата исторических наук, доцента кафедры теории и истории культуры Самарского государственного института культуры Тамару Ивановну Ведерникову об истории заселения русским народом территории нынешней Самарской области.

«Нет такой губернии в России, которая не была бы представлена в Самаре», – писал в 1886 году Петр Владимирович Алабин к 300-летию города. Поэтому Самарскую губернию в полной мере можно назвать зеркалом всей страны. Сюда ехали, шли в поисках земли и лучшей доли переселенцы из разных уголков России, и следы этих культур этнографы до сих пор находят в жизненном укладе, в песнях и преданиях сел и городов.
В связи со 170-летим Самарской губернии «Социальная газета» решила подготовить цикл публикаций о народах, населяющих наш многонациональный регион. А поскольку самой многочисленной этнической группой в здешних краях являются русские, то и начать мы решили с них, тем более что история заселения русским народом территории нынешней Самарской области поистине уникальна. О том, как это было, мы и попросили рассказать Тамару Ивановну Ведерникову.

– Тамара Ивановна, так по какому пути в наши края попали русские?
– Для начала давайте определимся: что мы понимаем под Самарским краем? Если речь идет о территории нынешней Самарской области, то нужно говорить в первую очередь о русских на Самарской Луке, на правобережье Волги, ведь самые ранние поселения русских людей формировались именно там. До поры до времени это была Симбирская губерния. Сызранский и Шигонский районы в состав Самарской включили только в XX веке.
Заселение шло разными путями. Первый из них – военно-правительственный, когда разрешалось и даже приветствовалось заселение оборонительных линий, крепостей, когда казаков записывали в пахотные солдаты, которые в мирное время были пахарями, земледельцами, а в военное – защитниками российских рубежей. На правом берегу тянулась Карсунско-Сызранская оборонительная линия, поэтому под Сызранью и в нынешнем Шигонском районе мы находим среди русских и служилых татар, и служилых чувашей. А в XVII веке сюда бежали от гонений старообрядцы.
Вторым путем заселения был церковно-монастырский. На правом берегу Волги любимый монастырь царя Алексея Михайловича - Савво-Сторожевский - получил владения в районе сегодняшнего Усолья. Прежде это было Надеинское Усолье, владения соледобытчика Надеи Светешникова, ярославского гостя.
Затем Петр Первый подарил эти земли Меншикову, что подразумевало дворянское, частное землевладение, когда землю раздаривали, покупали, продавали и обустраивали.
Еще один путь заселения – вольнокрестьянские миграции, когда вольные переселенцы двигались сюда в массе своей просто за волей, за землей. Сначала с верхневолжских просторов, нижегородского края, из центра России, о чем говорят и названия сел: например, Московка, Питерка в Саратовской области, а на Самарской Луке – Большая и Малая Рязань.

На гостье из Саратова -- руководителе фольклорно-этнографического ансамбля «Забава» Анжелике Глумовой - костюм, характерный для Среднего Поволжья.

«Что ни деревня, то норов, что ни селение, то обычай»

– Начинает активно заселяться Заволжье – Новозакамская оборонительная линия и Самарско-Оренбургская вдоль реки Самары, – продолжает Тамара Ивановна. – И тогда основную массу переселенцев нам дает русское Черноземье – Воронежская область и Пензенско-Тамбовский край. Наряду с православными сюда массой двинулись и протестантские общины Пензенско-Тамбовского края – так называемые духоборы, молокане, иудействующие, хлысты, русские мормоны. Есть великолепное село Трофимовка в Нефтегорском районе, там на одном конце жила православная мордва, на другом – мордва-молокане, а третий конец, на противоположном берегу оврага, занимали русские. И мы были там в экспедиции со студентами и познакомились с пожилой женщиной, русской, которая была замужем за мордвином-молоканином. Это было уже в советское время, ее муж был даже коммунистом, но свекровь, с которой они жили в одном доме, ходила на молоканские собрания.
В Кинель-Черкассы, основанные украинскими казаками, в 30-е годы XIX века массово переселялись тамбовские однодворцы. Это были поначалу разорившиеся дворяне, которые владели землей, но их ограничили в этих владениях и даже правительственными указами переселяли и записывали в число крестьян-однодворцев. А украинцы ушли из Кинель-Черкасской слободы и расселились хуторами: Полудни, Коханы, Винно-Банново.
В XIX веке священник Архангельский писал: «В Самарском крае что ни деревня, то норов, что ни селение, то обычай». И действительно, в одном селе могли жить пензяки, тамбовцы, куряне, выходцы из других областей. И каждый приносил свою традицию, свой костюм. Если это были нижегородцы, то сарафанный комплекс, если тамбовцы, воронежцы, то понёвный. У всех уникальные вышивка, головные уборы, диалект, и свадьбу по-разному рядили. Позднее это все, конечно, перерабатывалось, унифицировалось. Так, например, сколько мы ни ездим в экспедиции, никак не можем найти полноценного понёвного комплекса. Понёвой, понавой чаще называют просто юбку.
Но и до сегодняшнего дня трудно говорить о какой-то полной унификации. Например, в селе Васильевка Борского района, где живут русские, украинцы и белорусы, одну и ту же песню на разных концах села исполняют по-разному, включая свадебный материал. Режиссура свадьбы едина, но манера исполнения различается, потому что это как раз та традиция, что передавалась с молоком матери.

А вот так выглядели русские в XIII - XIV веках. На фестивале «Куликово поле» в Тульской области.

«Раздикая степь Саратовска…»

– Еще одна волна переселения была связана с легализацией Екатериной Второй старообрядцев. Она положила конец преследованиям за веру своим манифестом о веротерпимости в России. «Хочешь быть магометанином – будь им, хочешь оставаться в старой вере – оставайся по-прежнему». Но это было сделано не просто так. Степное Заволжье, которое находилось во владении кочевых народов, требовало внимания со стороны государства. Казаки, которые расселялись в крепостях по реке Самаре и дальше в сторону Оренбурга, даже песню пели: «Поле чистое турецкое, раздикая степь Саратовска». Дикая нераспаханная степь, тюркоязычные народы: ногайцы, башкиры, киргизы, как называли тогда предков казахов.
Эту степь нужно было осваивать, заселять русскими людьми. И тогда Екатерина легализует старообрядчество и отводит под поселения старообрядцев все течение Большого Иргиза. Сегодня это Ивантеевский и Пугачевский районы Саратовской области, районы бывшего Николаевского уезда, Хворостянка, Пестравка, наши южные районы.
А кроме того, выпуская манифест о веротерпимости, Екатерина была заинтересована привлечь сюда иностранцев, ведь это означало, что они привезут с собой машины и смогут освоить земли более интенсивными методами. Таким образом, здесь начали селиться немцы, переселенцы из Польши. Например, уже в XIX веке, намного позже Екатерины, центром волости меннонитов было нынешнее село Надеждино Кошкинского района. Тогда этот поселок назывался Александрталь.
И опять же государственную политику заселения вели разными методами, в том числе методом переселения, приглашения, распродажи, раздаривания земли. Так, после 1736 года, когда восставшие башкиры были лишены вотчинных прав на земли, сюда хлынуло дворянство. В это время возникло множество дворянских владений на территории Кинельского, Кинель-Черкасского районов, в Приволжье и в других местах. Дворяне переводили сюда людей из своих губерний. Например, Александр Васильевич Урусов перевел сюда крестьян из Пензенской губернии. Он основал села Елань на Чагре и Абашево, где жили переселенцы из пензенского Абашева, до сегодняшнего дня сохранившие традицию изготовления глиняной игрушки. По большому счету, каждое село уникально.

Что значит быть русским

– Тамара Ивановна, так что же такое русский народ? Общность по крови, по языку, по вере, по культуре или что-то другое?
– Я считаю, что это общность по идентичности, по менталитету. По тому, кем человек себя считает. Потому что по крови, наверное, невозможно определиться. Если взять древних русских, ту самую восточнославянскую общность, Киевскую Русь, то там уже были корни трех сегодняшних народов – украинцев, белорусов и русских. А дальше начинается разделение уже русских. Почему появились северные и южные русские? Потому что те, что жили на юге, контактировали в большей степени с восточными кочевыми народами. И кочевники - половцы - сказали свое слово в русском этногенезе.
А на севере славяне контактировали с финно-угорскими племенами. Это были меря, весь, чудь, водь, пярма. Где сегодня эта чудь белоглазая, о которой Нестор писал? Растворилась, ассимилировалась в русской массе, вплоть до исчезновения самого понятия – чудь. Как можно по крови это определить? Конечно, только по самосознанию и принятию самим человеком для себя лично общности исторического развития своего народа, общности культуры: да, мы русские. Другой вопрос, что сегодня даже у взрослых студентов зачастую нет такого самосознания. Уходят поколения носителей традиционной культуры и появляется уже какой-то глобальный человек, глобалистского мышления.
Раньше главным этническим свойством человека считался родной язык, на котором он мыслит, на котором говорит, пишет, который впитан с молоком матери. Сколько бы иностранных языков мы ни изучали, чтобы понять то или иное слово, мы должны перевести его на родной язык. Все эти слова: промоутер, провайдер, аккаунт... Чтобы понять их, нужно выяснить: а что это означает по-русски? Поэтому, конечно, родная культура, родной язык в этом самосознании себя русскими играют решающую роль.

Тамара Ивановна Ведерникова, этнограф, кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории культуры Самарского государственного института культуры:


– Русскую культуру наука делит на два субэтноса – русские северные и русские южные. Об этом говорит Дмитрий Константинович Зеленин в 1927 году в своей работе «Восточнославянская этнография». Он анализирует говор северный и южный, анализирует жилище, костюм, свадебный, родильный обряды. Северная свадьба – драма, южная – «весилля».
На севере – черносошные крестьяне, плохие глиняные земли. И здесь, в степях, соха, с которой они пришли, не работала, тут уместнее металлический плуг – татарский сабан. И северяне, придя к нам, выбросили свои сохи и восприняли сабанную культуру. С точки зрения этнографов, с одной стороны это взаимодействие и обогащение, а с другой – растворение. Но я называю происходящие процессы диффузией. Когда встречаются две культуры, остаются частички и от той, и от другой, а уже на уровне их взаимопроникновения появляется третья культура.
Я часто задаю студентам вопрос на эту тему: один плюс один – сколько получится? Кто-то кричит: «Один! Это ассимиляция!». Кто-то считает, что это аккультурация, то есть остаются две разные культуры, которые немножко вбирают в себя друг от друга. Диффузия – это когда один плюс один равно трем. В нашем регионе такие процессы представлены в полной мере.

 

Надежда Локтева