Шумбрачи, вечкевикс ялгат!

Культура и история
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

«Добрый день, дорогие друзья!» по-эрзянски звучит как «Шумбрачи, вечкевикс ялгат!» Так приветствуют гостей на мордовских праздниках, и свадьба, которую вы видите на снимке, не исключение. В 2012 году в Клявлино, на областном фестивале мордовской культуры в Самарской области, сыграли самую большую мордовскую (эрзянскую) свадьбу. На ней присутствовали более двух тысяч человек. На празднике были показаны старинные мордовские обряды – ввод невесты в дом жениха, благословение молодых, похвала молодой жене – устроительнице и продолжательнице жизни. На праздничной церемонии участники в ярких нацио­нальных костюмах угощали гостей свадебными пирогами и другими блюдами мордовской национальной кухни.

Женщины, которые могли верховодить

«Прякат» – так называла моя бабушка, мордовка-эрзянка Елизавета Фёдоровна Раскина из села Коноваловка Борского района, удивительные пироги, которые готовила в русской каменной печи. Наши городские пирожки были маленькие и пухлые, а эти – плоские и огромные. На Пасху мама всегда пекла куличи, а бабушка – большой открытый пирог наподобие ватрушки, украшенной крестом из теста и с крашеным яйцом посередине. Говорила: «Это наша мордовская творожная Пасха».

Бабушка отличалась боевым характером. Иной раз казалось, что её даже дед побаивался. Но отношения в семье были крепкими и добрыми, рукоприкладство не допускалось ни между супругами, ни по отношению к детям, ни тем более к внукам. Ремнём никого не воспитывали. И зачастую бабушкино слово оказывалось решающим. Наверное, это не случайно, ведь в древности мордва жили при матриархате. Поэтому желание верховодить у женщин сохранилось – оно оттуда, из глубины веков, от предков. И я, внучка своей бабушки, чувствую в себе эту кровь. Так же, как и непреодолимую любовь к красному цвету в одежде – ведущему в мордовском национальном костюме, и желание готовить масштабно, чтобы и пироги, и пельмени, и кастрюли с щами были огромными.

До принятия христианства у языческой мордвы был свой пантеон богов, а точнее, богинь. Масторава – богиня земли, Вирява – богиня леса, Ведява – богиня воды, Толава – богиня огня, Кудо-Юртава – богиня дома. У каждой имелся муж – покровитель той же стихии или явления. Но его роль, как правило, была куда менее значительной.

С середины XVIII века мордву начали крестить. И со временем традиционные имена менялись на русские. А древние мордовские мужские имена – такие, как Чиндяй, Пивсай, Видяй, сохранились лишь в современных фамилиях: Чиндяев, Пивсаев, Видяев.

Впрочем, мордва, приняв православие, оказались последовательными в убеждениях. Автору этих строк приходится много ездить по Самарской области, и я не раз слышала истории о том, что тот или иной храм спасли только благодаря усилиям мордвы. Например, в 30-е годы прошлого века хотели закрыть деревянный храм в честь Михаила Архангела в селе Красные Ключи Похвистневского района. Однако сельчане собрали ходоков к «всесоюзному старосте» Михаилу Калинину. А помогал им перебравшийся в столицу земляк – эрзянский поэт Артур Моро (Афанасий Матвеевич Осипов, псевдоним «Моро» в переводе с эрзянского означает «песня»). Большая редкость, что деревянный храм дожил до наших дней.

Культура и традиции мордовского народа – это часть истории многонационального Самарского региона. Мордвы в нашей области насчитывается более 65,5 тысячи человек. Это четвёртая по численности национальность в губернии – после русских, татар и чувашей.

Об особенностях расселения, о традициях и современной жизни мордвы я узнала у заместителя председателя общественной организации «Региональная мордовская национально-культурная автономия» Веры Ивановны Алексеевой.

Вера Алексеева, заместитель председателя общественной организации «Региональная мордовская национально-культурная автономия», специалист по связям с общественностью РОО «Союз народов Самарской области»:
– Современная мордовская письменность создана на основе русского алфавита. Но в отличие от русского языка, в мордовских языках буква «о» никогда не заменяется на «а», особенно в окончаниях слов. Раньше информацию сохраняли и передавали с помощью знаков. У каждой семьи был свой родовой знак, символ (тешкс), который вырезали на деревянных частях сельскохозяйственных орудий труда – на серпах, вилах, косах, топорах, лопатах. Тешксы передавали из поколения в поколение. Раньше их можно было обнаружить на липовых кадках (парь), люльках или зыбках (лавсь), ткацких станках (кодамо стан) и даже на деревянных крестах на кладбище. Моя бабушка Степанида Гавриловна Вертянкина рассказывала, что её дед, то есть мой прапрадед, Фёдор Никитич Самаркин из села Новая Кармала Кошкинского района, был старостой села и сборщиком налогов. При нём всегда была четырёхугольная палка, на которой он делал зарубки ножом – вырезал родовой знак тешкс вместо фамилии и отмечал, кто заплатил налоги и в каком количестве.

С эпохи Золотой Орды

В Самарской области проживают представители двух этнических групп мордовского народа – мокша и эрзя. Но в целом по России известны еще шокша (эрзя, на которых оказали огромное влияние мокша), каратаи (мокшане, почти перешедшие на татарский язык) и терюхане (эрзя, активно русифицированные две сотни лет назад).

Впервые мордва появились на территории Поволжья в эпоху Золотой Орды. Известно немало археологических памятников того времени, большая часть которых компактно расположилась на правобережье Волги. Также средневековые мордовские могильники обнаружены на Барбошиной поляне в Самаре.

Больше сведений – о вто­рой волне мордовской миграции, начавшейся в середине XVII века. В то время мордва стали активно осваивать Самарскую луку. На территории Ставропольского района с 1700 года существовали мордовские поселения Нижнее и Верхнее Санчелеево. В 70 – 80-е годы XVII века появились мокшанские поселения Лопатино, Узюково, Подстепки и Ягодное.

На левобережье Волги мордва появились во второй половине XVII века, после строительства Закамской сторожевой линии. Наиболее крупные группы мордвы осели к северу от реки Кинель.

Мордва бежали с родных мест от кочевников, от христианизации либо просто переезжали в поисках свободных земель.
Сегодня мордва-мокша живут в Ставропольском и Красноярском районах, а эрзя – в Борском, Похвистневском, Исаклинском, Кошкинском, Клявлинском, Шенталинском, Челно-Вершинском и Сергиевском районах.

Эрзя и мокша: близкие и далёкие

Говорят, что в древности эрзя и мокша не заключали браки между собой. Более того, воевали друг против друга. Но сегодня они живут в мире и согласии и с собой, и с соседями. Известны сёла, где этнические группы настолько перемешались, что и в языках появилось немало заимствований. Например, в некоторых сёлах эрзя называют собаку «пине», хотя это мокшанское слово, тогда как на самом деле надо говорить «киска». Вот так неожиданно эрзя называют собак.
Разделение мордовского народа на этнические группы произошло в VII – VIII веках. Связано оно было с миграцией населения и возникшей территориальной обособленностью друг от друга.

На развитие мокшанского народа оказали влияние булгары и татары, эрзянского – славяне. Поэтому первое, чем отличаются этнические группы и что бросается в глаза, – это внешность. Из-за соседства с булгарами мокшане больше похожи на татар: низкие, коренастые, круглолицые, темноволосые и темноглазые. Эрзян часто путают с русскими, потому что они высокие, светло-русые и светлоглазые. Впрочем, сегодня народы смешались настолько, что и в эрзянских деревнях живут темноволосые люди с узким разрезом глаз.

Второе – это язык, отличающийся у эрзян и мокшан разными окончаниями и звучанием.
– В мокшанском языке много глухих согласных: ф, ш, х. Но в целом большинство слов одинаковые. И можно сказать, что языки похожи между собой примерно так же, как русский и украинский, – рассказывает Вера Алексеева, мордовка-эрзя. – Зато тем, кто знает эрзянский язык, легко выучить финский. Не случайно нас называют поволжскими финнами. Мордва – самый многочисленный финно-угорский народ России и один из древнейших народов Восточной
Европы.

Есть различия и в элементах национального костюма. У эрзянских женщин головной убор высокий, а у мокшанок напоминает тюрбанообразную повязку. Однако у всей мордвы национальные наряды яркие и красочные.

Любовь Колесникова, председатель общественной организации «Региональная мордовская национально-культурная автономия», председатель комиссии по вопросам культуры, молодежной политики, межнациональных и межконфессиональных отношений Общественной палаты Самарской области: 
– Знание национальной культуры позволяет человеку понять, кто он на самом деле, в каких традициях росли его бабушки и дедушки, какими были отношения в семье. Упорство в работе, уважение к старшим и соседям – вот качества, присущие мордовским предкам. Мордва – сильный, крепкий и здоровый народ. Кроме того, мордву отличало особо бережное отношение к природе. Павел Мельников-Печерский, собиратель фольклора нижегородской мордвы, вспоминал, как одного старца, живущего в лесу, спросили, почему у него дом построен из плохой древесины, ведь вокруг столько деревьев. «А вы знаете, сколько нужно человеку времени, чтобы отмолить срубленное дерево?» – ответил он.

Ах эта свадьба пела и плясала

Мордовский народ бережет и чтит свои традиции. По всей области самодеятельные коллективы, а также творческие земляки исполняют песни на мордовском языке. А чтобы сохранить историю народа, пишут книги. Вера Алексеева – автор книги «Новая Кармала», посвященной родному эрзянскому селу в Кошкинском районе. Более двадцати лет она собирала информацию.

В год 170-летия Самарской губернии книга «Новая Кармала» об истории родного села удостоена губернской премии в области культуры и искусства.
В 2000 году в селе Старая Шентала Шенталинского района снимали фильм, посвящённый мордовской свадьбе. В съёмках приняли участие все местные жители – и стар и млад.

В день свадьбы подруги и родственницы помогают нарядить невесту, водружают ей на голову венок из искусственных цветов и лент. Считается, что чем длиннее и разноцветнее ленты, тем радостнее будет жизнь будущих супругов. В две косы невесты вплетают обручальное кольцо. И в таком наряженном виде невеста вместе с родными шла раздавать приглашения.

Сваха к свадьбе готовит огромный сладкий пирог, с которым идет, наряженная в яркое платье и с венком на голове, в дом жениха. Рядом супруг – он держит в руках веник, украшенный яркими лентами. Этим веником мужчина должен чистить дорогу от дома жениха до дома невесты. Вся церемония сопровождается песнопениями, чаще лирическими, и даже плачем, ведь невеста навсегда покидает родительский дом.

Ещё Шенталинский район славится тем, что дети здесь учат мордовский язык. Пусть его и нет в школе как отдельного предмета, но его учат в кружках внеурочно.
В селе Коноваловка Борского района с 2015 года работает центр национальной культуры «Мордовская изба», созданный по инициативе местной жительницы Таисы Николаевны Степановой при поддержке местных властей. Здесь три комнаты: помещение с предметами быта, комната-музей в стиле 1960-х годов и интерактивная комната. Сюда приезжают гости даже издалека. Среди них доктор исторических наук, ученый с мировым именем, директор Государственного музея-заповедника «Фанагория» Владимир Дмитриевич Кузнецов, чье детство прошло в Коноваловке.

Это интересно
  • Василий Чапаев – одна из самых известных исторических личностей эпохи Гражданской войны в России –
    по отцовской линии относился к эрзя, а его мать – русско-чувашского происхождения.
  • Алексей Маресьев – военный лётчик, Герой Советского Союза, прототип главного героя книги Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке» – по отцу был мордвином-эрзя.
  • Василий Шукшин, советский кинорежиссер, актер, сценарист и писатель, имел мокшанские корни как по отцовской, так и по материнской линии. Его предки переселились на Алтай из Самарской губернии.
  • В эрзянском селе Старый Маклауш Клявлинского района прошло детство певицы Надежды Кадышевой, которая до сих пор помнит и знает родной эрзянский язык.
  • Эрзянское село Степная Шентала Кошкинского района – родина деда и прадеда Марии Захаровой, официального представителя Министерства иностранных дел России. Здесь же в 1912 году родился прославленный моряк-подводник, командир подводных лодок «Ш-421» и «Ш-422» Фёдор Видяев, в честь которого назван посёлок Видяево в Мурманской области.
  • Похвистневский район подарил области и стране немало эрзянских писателей. Здесь родились известная сказительница Серафима Люлякина, поэты и писатели Михаил Втулкин, Тимофей Раптанов, Числав Журавлёв, Николай Кавкаев, фольклорист Михаил Чувашёв.
  • В мокшанском селе Мокша Большеглушицкого района родились отец и мать маршала Советского Союза, министра обороны СССР Дмитрия Устинова. Сам Дмитрий Федорович родился в Самаре в 1908 году.
  • В августе планируется открытие Парка дружбы народов. Это уникальный этнокультурный комплекс из двадцати национальных домов и подворий народов, проживающих в Самарской области. Среди них есть и мордовский дом – сосновый, украшенный красивой деревянной резьбой.

  • Анатолий Осипов, наш читатель из деревни Алёшкино Похвистневского района, собирает и пишет книги на эрзянском языке. На снимке он поднимает дореволюционную гирю весом 32 килограмма. «На груди – символ Солнца, ему поклонялись предки эрзя, – говорит Анатолий Григорьевич. – Такая эрзянская рубашка есть в губернии только у меня. Это награда от Саранского фонда спасения эрзянского языка».

 

Юлия Сумкина