И милость к падшим призывал…

Общество
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

В стране, где девять месяцев – зима, бездомные фактически вычеркнуты из государственных программ.

Этих людей мы сторонимся. В лучшем случае стараемся не замечать. В худшем - прогоняем и обвиняем во всех смертных грехах. Криминальные сводки новостей пестрят еще более страшными подробностями нелюбви некоторых сограждан к бездомным. Так, ватага подростков, объединившись, забила насмерть местного бомжа. Или уставшие терпеть неприятное соседство жители подожгли старые сараи, где ютились бродяги.

Услышав нечто подомное, мы на мгновение ужаснемся, может, даже чуть-чуть поохаем, но быстро забываем об инциденте. Чего греха таить, трагические происшествия с людьми, имеющими дом, работу, документы и статус добропорядочных граждан, будоражат нас гораздо сильнее. Потому что бродяга в представлении обывателя даже не существо второго сорта, а недочеловек. Но давайте не будем забывать всем известную мудрую пословицу: «От тюрьмы и от сумы не зарекайся»…

СНАЧАЛА КОНСУЛЬТАЦИИ, ПОТОМ – АКЦИИ

Проблема бездомности существует давно, но беда в том, что на государственном уровне ею, по сути, никто не занимается. Двум социальным приютам (один в Самаре, другой - в Тольятти) в области просто не под силу дать крышу над головой и помочь всем нуждающимся. Тем более что в период карантина в связи с пандемией они были закрыты и не принимали постояльцев. Остаются лишь общественные организации, пытающиеся поддержать если не всех, то хотя бы кого-то из огромной армии бездомных. И если в Самаре общественники этим вопросом начали заниматься два-три года назад, то их тольяттинские коллеги – НКО «Фонд социальных инвестиций» - уже пятнадцать лет помогает людям, оказавшимся на улице.

Организация начала работать еще раньше – в 1999-м. Но сначала в сфере их интересов была правозащитная деятельность. И вот, давая бесплатные юридические консультации, общественники

заметили, что многие из обратившихся стали жертвами махинаций с жильем, потеряли единственную недвижимость и остались ни с чем. Да что говорить, жизненных ситуаций, в результате которых люди лишаются всего, – великое множество: ссора с близкими, тяжелая болезнь, мошеннические схемы, развал бизнеса. Все это, помноженное на кредиты и долговые обязательства, нередко приводит к краху.

– Мы поняли, что таким людям нужна помощь, что без самого элементарного – питания, теплой одежды – они не выживут, – рассказывает руководитель организации Анатолий Арсенихин. – Примерно в это же время мы познакомились с питерскими общественниками из НКО «Ночлежка», помогающими бездомным. У них мы многому научились и взяли на вооружение их проекты.

НАША СПРАВКА

Один из проектов, которые тольяттинские общественники переняли у своих питерских коллег, называется «Ночной автобус» -

мобильный пункт помощи бездомным и малоимущим. Несколько раз в неделю волонтеры выезжают в определенные точки города, раздают горячую еду, одежду, медикаменты, консультируют тех, кто желает восстановить документы и получить работу.

Сначала бездомных кормили два, а потом четыре раза в неделю. И до сих пор в Тольятти любой нуждающийся, независимо от того, живет он на улице или имеет собственный дом, может получить горячую пищу по понедельникам, средам, пятницам: летом – в 12.30, в воскресенье - в 15 часов по адресу: улица Революционная, 8а. Продукты питания (крупы, овощи, консервы) выдают на улице Комсомольской, 40. По этому же адресу находится банк вещей.

Во время пандемии фонд совместно с несколькими торговыми точками организовал акцию «Дари еду», установив в магазинах специальные ящики, куда все желающие могли положить купленные для малоимущих продукты. А минувшей зимой, когда из-за пандемии на карантин закрылся единственный социальный приют в городе и бездомным негде было спрятаться от стужи, ребята поставили большую армейскую палатку с раскладушками на пятьдесят человек. Изначально задумывали использовать палатку как ночлежку, но лютые холода побудили перевести работу

«полевого приюта» в круглосуточный режим с трехразовым питанием. Среди постояльцев оказались четыре инвалида-колясочника, непонятно как выживавших зимой без крова. В итоге подключили все профильные службы и определили несчастных в пансионаты.

ГРАНТ В ПОМОЩЬ

Сотрудники фонда признаются, что без содействия добровольцев и социально ориентированного бизнеса они не смогли бы помогать нуждающимся в таком объеме. Не только удержаться на плаву, но и двигаться вперед помогают гранты. Причем финансовая поддержка идет не только на то, чтобы накормить и одеть бездомных, но и на освоение ими востребованных профессий, чтобы они могли заработать и выкарабкаться из сложной жизненной ситуации. Хотя бы попытаться. Так, одна женщина обучает парикмахерскому делу, другая – нюансам клининговых услуг.

– Особенно радуют истории, когда удается существенно изменить жизнь наших подопечных, – отмечает Арсенихин. –Однажды мы помогли молодой паре бездомных выбраться из житейской ямы, помогли с лечением от алкогольной зависимости. Потом они уехали жить в сельскую местность и стали фермерами: занялись пчеловодством, начали разводить кроликов, и дела у них потихоньку пошли в гору. А сейчас они хотят пригласить к себе других товарищей по несчастью, готовых заняться сельским хозяйством, и помочь им на первых порах.

В задумке у тольяттинцев был еще один интересный проект – «Социальная деревня» назывался. Его суть заключалась в том, чтобы предоставить бездомным дешевое жилье в сельской местности, где бы они могли заняться фермерством. Как вариант, можно было б построить дома, используя отработавшие свой срок пассажирские железнодорожные вагоны, либо создать поселение на базе одного из заброшенных населенных пунктов или военных городков. Тот, кто хочет снова обрести свое место в обществе, мог бы воспользоваться таким шансом, но проект, увы, не нашел поддержки у чиновников. Так и заглох…

СТАЖ «БЕЗДОМНОСТИ» - СЕМЬ ЛЕТ

Хотя есть у фонда и опыт продуктивного сотрудничества с профильными ведомствами и госструктурами, благодаря чему удалось помочь многим бездомным.

– Несколько лет назад мы подписали договор о сотрудничестве. Существовал единый номер телефона, позвонив по которому

можно было решить какую-то конкретную проблему человека, оказавшегося на улице: накормить, предоставить ночлег в социальном приюте, помочь восстановить документы либо поместить в больницу, если он болен. К сожалению, срок действия соглашения истек. Но опыт был крайне полезный. Он как минимум показал, что различные структуры вполне могут объединиться и помогать нуждающимся сообща, – считает Анатолий Арсенихин.

По мнению тольяттинцев, сегодня тема бездомности стоит как никогда остро, и с годами она будет только усугубляться. Пятнадцать лет назад тольяттинские общественники совместно со специалистами местного госуниверситета взялись исследовать социальные и правовые аспекты бездомности. Согласно этим исследованиям, в 2006 году только в одном Тольятти проживало около трех тысяч бездомных. С тех пор жизнь слаще не стала, и количество людей без определенного места жительства увеличилось.

К слову, вот еще несколько интересных цифр, разбивающих стереотипы о том, что бродяжничают сплошь необразованные, деклассированные, бесполезные для общества люди. Как оказалось, тридцать процентов из числа бездомных имеют высшее образование, а 70 процентов – это мужчины трудоспособного возраста. Печальный факт: бездомность в последнее время сильно «помолодела», на улице живут все больше парней до тридцати лет. Получается, что эти не старые и изначально крепкие молодые люди никому не нужны и в лучшем случае способны пополнить армию трудовых рабов в «работных домах»?

Но беда в том, что здоровыми-то они остаются недолго. Исследования выявили, что средний стаж бездомности – семь лет. Дольше люди на улице просто не протянут. Они умирают от болезней, которые в условиях бродяжной жизни практически не лечатся, и становятся инвалидами в результате обморожений и ожогов. С обморожениями все понятно, но вот откуда берутся ожоги? Оказывается, зимой бездомные, чтобы не замерзнуть, ночуют рядом с теплотрассами. Засыпают и во сне обжигаются об раскаленные трубы.

Лет десять назад в Тольятти случились пожары, после которых люди остались без крыши над головой. Кому-то из них удалось решить свою жилищную проблему, а кто-то, увы, пополнил армию бомжей.

– В лесах вокруг города мягкая песчаная почва. И погорельцы выкопали себе землянки, поставили палатки и поселились в них, -

рассказывает председатель фонда. – Мы часто навещаем их, привозим продукты и вещи. Вообще, каждый бездомный находит приют там, где может: кто-то зимует в чужих дачных домиках, в катакомбах под заводами, а кто-то обосновался в гаражах и сараях.

Сотрудники фонда считают, что просто помогают людям выживать в нечеловеческих условиях. Изменить что-то кардинально им в одиночку не по силам. Общественники являются своего рода «лакмусовой бумагой», проявляющей и показывающей государственным структурам язвы общества. На законодательном уровне ликвидировать бездомность сегодня нельзя. У нас нет целевых программ, занимающихся этой проблемой, ни на федеральном, ни на региональном, ни на муниципальном уровне. Нет масштабных научных исследований, которые проанализировали бы, кто и по каким причинам оказался на улице, каков их возрастной, гендерный состав, уровень образования и специальность. Без государственного вмешательства и серьезного научно-аналитического подхода беду эту не одолеть. Ведь чтобы победить врага, его нужно сначала изучить. А мы о современных бездомных мало знаем. «Лечим» следствие, а не причину.

Анатолий Арсенихин, руководитель НКО «Фонд социальных инвестиций»:

– Нередко бытует мнение, что раз человек стал бездомным - значит, виноват в этом сам. Считают, что среди бомжей – сплошь алкоголики и наркоманы. На самом деле количество людей, оказавшихся на улице из-за какой-либо пагубной зависимости, невелико - всего 8 - 10 процентов. Это уже потом, когда человек понимает, что он очутился на дне и самостоятельно ему не выбраться, начинает прикладываться к бутылке, заглушая душевную боль. Но практика показывает: стоит выдернуть бездомного из опасного социума, дать ему крышу над головой и работу, как он изменит свой образ жизни и снова обретет человеческое достоинство. Главное, чтобы человек сам захотел вырваться из замкнутого круга.