Подписка онлайн

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Железные розы Донецка

Автор  авг 11, 2018 - 427 Просмотров

Цветущий город на линии фронта

От Ростова-на-Дону через пограничный переход «Успенка» по нескольку раз в день ходят рейсовые автобусы. Расстояние – около 170 километров, но из-за очереди на таможне дорога занимает не менее пяти часов, поэтому в Донецкую народную республику мы въехали уже на закате.
Узкая трасса пустынна и неуютна – редко вспыхнут впереди фары встречного автомобиля. Проскакиваем почти неосвещенный, несмотря на раннее время, Иловайск. А вот Харцызск приветливо сияет огнями, за окнами ресторана гремит музыка, по улицам гуляют люди… Спальные районы и промзона Макеевки, снова городские улицы – и наконец почти безлюдный в это время суток Южный автовокзал. Полчаса до комендантского часа, общественный транспорт уже не ходит, и я называю пожилому таксисту адрес хостела, где у меня забронировано место. Здравствуй, Донецк!

УВИДЕТЬ СВОИМИ ГЛАЗАМИ
На всякий случай: ездила я туда не в ущерб читателям «Социальной газеты», а в свой отпуск. Потому что давно собиралась. За короткое время, которое довелось пробыть на территории непризнанной республики, конечно, нельзя составить полную картину, но в целом представление, сложившееся по СМИ и рассказам очевидцев, подтвердилось. Потому что невозможно подделать настроения жителей, их отношение к происходящему. Будь Донецк городом оккупированным, как это утверждает замайданная пропаганда, так или иначе выдали бы себя и страх, и безнадежность, и враждебность по отношению к «агрессору», но в дончанах я ничего этого не заметила. Как не видела и людей в российской военной форме.


Донецкая Царь-пушка

Конечно, нынешняя подвешенная в воздухе ситуация вряд ли кого-то устраивает. Люди устали и от нависающей опасности, и от неопределенности, и от безденежья, и от неясных перспектив. Но нет отчаяния – ощущение, что и в этой трагической обстановке люди не выживают, а просто живут – работают, учатся, женятся, рожают и воспитывают детей… Кто хотел и мог уехать – уже уехали. А у тех, кто остался, чувствуется какое-то особое, кровно-причастное отношение к своему городу, совмещающее и любовь, и гордость, и какую-то немыслимую надежду, уверенность в том, что, несмотря ни на что, будущее всё же в их руках…

Прижизненный памятник Иосифу Кобзону – уроженцу Донецка

ГОРОД РОЗ, ДЕТЕЙ И МАСТЕРОВ
Мне повезло. Или, наоборот, не повезло по-журналистски – в Донецк я попала в период затишья и за два с половиной дня лишь три или четыре раза слышала дальнее бумканье то ли артиллерии, то ли другого крупного оружия. Но в первую ночь тревожно вслушивалась в тишину за окном. Очень непривычную тишину: ни голосов загулявшихся полуночников, ни рева машин на улице. Ведь в Самаре нет комендантского часа…
Зато последствия обстрелов я видела потом на окраине города, возле знаменитого аэропорта. А на другой день после моего отъезда минометы с позиций ВСУ вовсю лупили по другой городской окраине – шахтерскому поселку Трудовские – и по Донецкой фильтровальной станции, снабжающей водой населенные пункты по обе стороны от линии разграничения.
Еще через несколько дней при обстреле получили ранения трое рабочих-ремонтников в Куйбышевском районе города. И откуда летят эти снаряды и ракеты, жители Донецка знают не из новостей российских телеканалов.
Вопрос «Кто обстреливает
мирных жителей?» звучит в этих краях глупо и даже цинично. Но я его задавала, потому что должна была услышать ответ из первых уст. И даже если не слышать ответов, достаточно посмотреть на посеченные осколками крыши и ворота, на разрушенные прямыми ударами домики частного сектора вдоль улицы Стратонавтов: все «прилеты» – с той стороны…
Но в первый день Донецк предстал передо мной совсем другим. Если не знать, то и не догадаешься, что город – прифронтовой. В центре лишь внимательный взгляд отметит кое-где полосы скотча, крест-накрест перечеркнувшие оконные стекла.
Новенькие троллейбусы ходят по улице Артема – главной улице Донецка. У остановки бабушки продают черешню, клубнику и зелень со своих огородов. Чистые улицы, дворники в оранжевых жилетах, множество тенистых парков, скверов и бульваров. И очень много цветов – особенно роз, цветущих с весны до поздней осени. Когда-то давно по распоряжению городских властей высадили на улицах и в парках миллион розовых саженцев – по числу жителей, и с тех пор Донецк называют «городом миллиона роз».
Еще один символ города – роза, выкованная из железа. Один «букет» таких роз можно увидеть перед городской администрацией, а другой, представляющий собой памятник погибшим дончанам, – в парке имени Ленинского комсомола. Розы и железо – отражение донецкого характера, рожденного щедрой цветущей южной землей и закаленного тяжким трудом и множеством пережитых невзгод...


Этот памятник в Парке кованых фигур изготовлен из снарядов

Так получилось, что мое знакомство с городом началось с фантастического места – Парка кованых фигур. Создан он Гильдией кузнецов Донбасса, которая проводит здесь ежегодный фестиваль кузнечного искусства, не отменявшийся даже в войну.
На небольшом пространстве под каштанами и липами собрано какое-то немыслимое количество произведений искусства, рожденных молотом и огнем. Аллеи сказочных и фольклорных персонажей, футбольная символика чемпионата «Евро-2012», изысканные скамейки, арки, беседки… Цветы из железа, окружающие клумбу живых роз, а в центре – фигура кузнеца, составленная из медальонов с клеймами мастеров, участвовавших в этой работе.

Добрый Шубин - персонаж шахтерских легенд

В последние годы в парке появилось несколько объектов, напрямую связанных с войной. Таков потрясающий по силе памятник – оплетенный цветами и виноградными лозами крест, изготовленный из снарядов, которые сыпались на город в 2014 – 2015 годах. Из боеприпасов выкованы и деревья, гармонирующие серебристым цветом с растущими рядом тополями и изгибающиеся аркой, куда как раз направляется молодая мама с ребенком – хрупкая и в шортиках, как убитая в Горловке вместе с маленькой дочкой Кристина Жук. Железные стволы испещрены рваными дырками – словно от попадания осколков…
За аркой – детская площадка, где фотографируется на качелях веселая пара с малышом. Столько детей, как в Донецке, причем родившихся уже во время войны, – от трех-четырехлетних карапузов до младенцев в колясках – я не видела, пожалуй, больше нигде. «В войну Бог дает детей», – сказала женщина по имени Нелли, с которой довелось разговориться на улице. По ее словам, много случаев, когда детей вдруг рожали женщины в возрасте, дожившие до собственных внуков, или беременели те, кто уже отчаялся стать мамой… И это действительно похоже на чудо.

У этого памятника детям Донбасса, что стоит в парке культуры и отдыха, есть реальный прототип –
тринадцатилетний Кирилл Сидорюк из села Буткевич возле Дебальцева, который во время обстрела
накрыл собой младшую сестрёнку. Сам погиб, сестрёнка осталась жива, получив лёгкое ранение…

УЛИЦА СТРАТОНАВТОВ
Чтобы попасть в окрестности разрушенного аэропорта, нужно доехать до недействующего железнодорожного вокзала и пройти через подземный переход под путями. Отсюда по проспекту Маршала Жукова до улицы Стратонавтов бегает единственная маршрутка – №6а.
Вокзал – как граница между Донецком мирным и прифронтовым. Отчетливые щербины от осколков видны уже на вокзальной стене, рядом с очень красивым, с золотыми куполами, Никольским собором. «Да, прямо вот здесь большая воронка была»,  – на мой вопрос женщина из церковной лавки указывает на пространство внутри ворот. А ближе к аэропорту неповрежденных домов, кажется, нет вовсе – где-то ворота посечены осколками, где-то окна затянуты полиэтиленом, а где-то и вовсе остались лишь обгоревшие развалины... На разбитые стены клонит ветви черешня, усыпанная алыми ягодами, под пустым окном с черной от копоти тюлевой занавеской цветут розы… И тут же рядом живут люди, дети катаются по улице на велосипедах, женщина работает в палисаднике…


Дом на улице Стратонавтов.

Пустынная улица Стратонавтов – еще одна граница. Географически – между городом и Ясиноватским районом, а по ощущению – уже явно между миром и войной, хотя ни окопов, ни военных здесь не видно. Зато ты тут – как на ладони, в знойном мареве летнего дня, перед заросшим бурьяном полем, за которым метрах в пятистах тянется какая-то насыпь или земляной вал. Справа, перед домами поселка Веселое, видна разбитая бензоколонка. Слева дорога уходит в аллею деревьев, перегороженную бетонными блоками. Ни души – лишь на обочине пожилой мужчина косит траву, упихивая ее в мешок.
– Нет, аэропорт не там, он вон в той стороне, за домами. А там шахта. Да, тут у нас линия фронта и проходит. Эти, – указывает он в сторону земляного вала. – Иногда вылазки делают, устраивают перестрелки с нашими, только пули вокруг свистят. Сейчас, правда, уже редко...
Бум!.. Громкий звук разрывает воздух, отдаваясь эхом. Далеко, но не очень – где-то в стороне Песок...
– Это оно? – спрашиваю.
Собеседник только машет рукой:
– Я уж и внимания не обращаю…
Всю войну Андрей Анатольевич пережил здесь, на соседней улочке, где осталось лишь три обитаемых дома. Только детей с внуками отослал в самое горячее время. В 2014 году во время обстрела пенсионера ранило в голову и в ногу – в бедре до сих пор сидит осколок. Пострадал и дом. Предлагали место в общежитии, но он отказался – здесь сад, огород, хозяйство... Подлатал крышу, сложил печку из кирпичей, вывел трубу. Жить можно... Держит кур, кроликов. А иначе как прожить на пенсию в две с половиной тысячи рублей?


Разбитая заправка на улице Стратонавтов.

УРОВЕНЬ ЖИЗНИ
По этой же причине отказываются переселяться и многие другие жители района, даже те, у кого дома сильно пострадали, хотя власти предоставляют такую возможность. Да и многие владельцы городских квартир потянулись на дачные участки – все ж подспорье. Работа в городе есть, но зарплаты бюджетников под стать пенсиям, поэтому люди стараются совмещать две-три работы. Кто-то ездит на заработки в Россию...
В Донецке проезд на городском транспорте стоит три рубля, в маршрутках – восемь. Работа коммунальщиков достойна самых высоких похвал – все аварии ликвидируются в самые короткие сроки. Но большинство продуктов в магазинах – привозные, поэтому цены соответствующие, что больно бьет по карманам местных жителей. Хотя сейчас появляется все больше и больше продукции местных производителей – вкусная и натуральная «молочка», мясо, овощи...
Работают предприятия, шахты, действуют вузы, театры, учреждения культуры, выходят газеты. И слова о том, что жизнь так или иначе налаживается, я слышала не от одного человека. И думается, что в конце концов все будет так, как хотят граждане пока не признанных республик. Потому что это право они выстрадали, заслужили буквально потом и кровью. Скорее бы только…
…На проспекте Маршала Жукова, недалеко от пересечения с улицей Стратонавтов, на автобусной остановке рядом с разбомбленным магазином и тремя гранитными стелами, на которых высечены имена погибших жителей Куйбышевского района – взрослых и детей, висит объявление, извещающее об открытии детского сада. Жизнь берет свое…

Надежда ЛОКТЕВА.
Фото автора.

Другие материалы в этой категории: « Западня О дачнике бедном замолвите слово »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Октябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.