Башкиры Самарской области: язык, обычаи, культура

hаумыһығыҙ Ҡәҙерле дуҫтар (Здравствуйте, дорогие друзья)! Нынешнее лето у башкир губернии выдалось насыщенным: они принимали экспедицию, открыли памятник основоположнику национального языкознания и отметили праздник Йыйын.

Башкиры Самарской области

Фото: socgaz.ru

Мы в интернете
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times
Легендарный напев из глубины веков

У башкир есть легенда о том, как молодой батыр, услышав однажды прекрасную мелодию, пошёл на её звуки и увидел на поляне стаю серых журавлей, круживших вокруг журавушки, которая взмахами крыльев задавала ритм их курлыканью. Батыр запомнил мелодию и повторил её на курае. Аксакалы, услышав, сказали: «Это песня журавлей. Там, где они её играют, быть большому сражению, в котором много людей погибнет. Будет побоище, нагрянет на страну бедствие». Тогда батыр бросил клич и собрал войско. На земли его рода действительно напали чужеземцы, но предупреждённые журавлями люди отбили нападение врагов.

Легенду, получившую название «Журавлиная песнь», в 1910 году записал собиратель фольклора Карим Дияров в одном из сёл Башкортостана. Впрочем, в Самарской области тоже есть место, куда учёные едут собирать этнографический материал, – это старинное село Таш-Кустьяново Большеглушицкого района, основанное в 1806 году. Когда-то многолюдное, теперь – малочисленное. Живут здесь около ста человек, да и то многие уезжают на зиму. Почти все – этнические башкиры, в семьях которых из поколения в поколение передают родной язык и традиции. Про то, что в их культуре обозначает журавль, тоже знают.

– Всем известно выражение «Гуси Рим спасли». А башкир журавли спасли. Это наша птица мира, – говорит библиотекарь Минниса Габделкаримовна Хазырова.
Старожилы рассказывают, что раньше у каждого рода был свой тотем. Ещё путешественник Ахмед ибн-Фадлан, следовавший в 922 году из Багдада в Волжскую Булгарию, писал, что башкиры-тюрки поклоняются птицам, змеям и другим тотемным животным, у них развит культ предков. Отголоски древних верований нашли отражение в рассказах о животных, которым нельзя причинять вред. Среди них журавль и лебедь, похожие в своем парном танце на людей, а также грач – вестник весны. Неприкосновенным считался и сурок. Есть легенда о царице змей – белой змее, которая имеет чудесный рог на голове. Если подложить под змею платок, то она оставит на нем свой рог, что принесет хозяину платка счастье и благополучие.

Животные и птицы часто становились героями башкирских сказок. Фархизя Хасановна Юнусова уже в зрелом возрасте решила записать волшебные повествования своей тёти, маминой сестры.

– Она частенько радовала деревенских детей сказками. А те с нетерпением ждали следующего дня, чтобы услышать продолжение, – вспоминает Фархизя Хасановна, выпустившая два сборника – «Бабушкины сказки» и «Вечные сказки» на башкирском языке. Скоро выйдет третий – уже на русском.
Также в Таш-Кустьяново учёные приезжают, чтобы изучать язык. К примеру, в июне здесь гостили сотрудники Уфимского федерального исследовательского центра РАН. Интерес к самарской глубинке не случаен.

– У нас сохранился самый чистый диалект. Семья моего сына живёт в Уфе, и я, бывая у них в гостях, наблюдаю, что местные жители говорят на смеси башкирского и русского языков. А наших бабушек и дедушек учёные записывают на диктофон. Говорят, что у нас тут «кормушка» для тех, кто пишет диссертации, – рассказывает Фархизя Хасановна Юнусова.

Среди местных старожилов есть те, кто разговаривает исключительно по-башкирски. Одна из них – Гаухар Зайнулловна Галлямова, труженица, всю жизнь проработавшая в совхозе, а ещё многодетная мать, воспитавшая семерых детей.

– Не раз доводилось слышать про необразованность башкир, что не соответствует действительности. У нас при мечетях всегда работали медресе, где изучали не только религию, но и науки. Мой дед свободно читал на арабском языке. Вообще наша письменность начиналась с арабского, затем писали латиницей, позже перешли на кириллицу. По сути, мы знаем сразу несколько языков, – говорит другая местная жительница – Гашия Гимадеевна Мусина.

072020222

  • В 2009 году мусульманская община села Таш-Кустьяново выкупила частный дом, чтобы перестроить его и открыть в нем мечеть. Это была давняя мечта жителей, у которых в 30-х годах большевики отобрали храм и порушили его
    до основания.

072020223

С десятого века и до наших дней

Территория современной Самарской области издавна знакома башкирам. Первое достоверное упоминание о них в записях арабского путешественника Ахмеда ибн-Фадлана (X век), который указал, что, переправившись через реку Кюнджюлю (Кондурчу), он вступил в страну башкир. В те времена степи нашего края были западной окраиной башкирских кочевий.

В 1391 году, после битвы Тимура и Тохтамыша (башкиры были на стороне последнего), народ, о котором мы ведём рассказ, ушёл в горные и лесные районы Урала, а самарские степи опустели, превратившись в «дикое поле», которое после распада Золотой Орды ногайцы использовали в качестве летних пастбищ. Позже эти территории вошли в состав Русского государства, ногайцы ушли на юг, а на наши земли, спокойные и безопасные, стали возвращаться башкиры.

В настоящее время башкиры компактно проживают в Большеглушицком и Большечерниговском районах. Там расположились сёла Муратшино, Таш-Кустьяново, Имелеево, Кочкиновка, Денгизбаево, Утекаево, Кинзягулово, Хасьяново, Иргизский. Наибольшее число башкир проживает в Самаре. Всего же в области, согласно данным переписи населения 2010 года, насчитывается чуть более семи тысяч башкир. Это одиннадцатая по численности национальность губернии.

Воронья свадьба и совместный сход

Современные башкиры – мусульмане, поэтому они отмечают все религиозные праздники по исламскому календарю. Но есть и чисто национальные мероприятия.
Каргатуй. Этот праздник проводят в честь прихода весны. В переводе с башкирского «карга» – ворона, а «туй» – свадьба. Считалось, что души людей, ушедших в мир иной, способны воплощаться в животных и птиц. В этот день деревья и кустарники наряжали разноцветными лентами, цветами, бусами и прочими украшениями. Реже на деревья вешали, а чаще оставляли у их основания посуду с кислым молоком.

Выбирали ведущую праздника – алсабыр, которая символизировала дух пробуждения природы. Вместе с ней по домам ходили дети, они произносили нараспев заклички и получали угощения. В качестве ритуального блюда готовили ячневую или пшеничную кашу, символизирующую плодородие. К чаю подавали мед, блины, чак-чак. А после застолья угощали птиц, чтобы и их задобрить.

Йыйын

В переводе с башкирского языка это означает «сход», «сбор». На нем представители родов решали наиболее важные вопросы. Главное слово на йыйынах произносили аксакалы (дословно «белобородые») – умудренные опытом старейшины рода.
Празднество начиналось в одной деревне, затем постепенно охватывало и соседние населённые пункты, что давало возможность познакомиться молодым, ведь брак внутри рода у башкир был запрещен. Символом равенства членов рода была совместная трапеза – они пили кумыс из одной чаши и раздавали мясо, порезанное равными кусками.
Победа в соревнованиях, проводимых в йыйын, выдвигала парня в число уважаемых членов общины. В вечернее время молодежь устраивала «киске уйын» (вечерние игры) с песнями и танцами.

072020224
  • К старожилам села Таш-Кустьяново регулярно приезжают учёные, потому что здесь и язык сохранился чистым, и о национальных традициях многое знают. Башкирский язык – это симбиоз кыпчакского, татарского, булгарского, арабского, персидского и русского языков. Филологи внутри него выделяют несколько говоров, которые отличаются друг от друга фонетически, тем не менее понятны всему башкирскому населению. Тот язык, на котором говорят башкиры сегодня, окончательно сформировался в начале XX века. Пишут башкиры кириллицей с девятью дополнительными буквами для обозначения специфических звуков.
Прославившие свой народ

Каждый народ бережно хранит память о людях, подаривших возможность читать и писать на родном языке. Для русских это братья-монахи Кирилл и Мефодий, для татар – автор «Алифбы» Салей Вагизов, а для башкир – языковед Габбас Давлетшин.

Габбас Ягафарович родился 24 сентября 1892 года в деревне Ташбулат-Кустьяново (ныне Таш-Кустьяново Большеглушицкого района). В 1910 году окончил медресе в родном селе. С 1913 года служил в царской армии, участвовал в Первой мировой войне. После революции 1917 года Давлетшин, как один из немногих, хорошо владевших грамотой, стал председателем сельсовета в родных краях, а позже – заведующим отделом народного образования в Башкирии, вошел в Центральный исполнительный комитет республики.

Так бы и шла его административная карьера вверх, но склонного к наукам Давлетшина отправили учиться в Ленинград, в недавно созданный Восточный институт, где он увлекся лингвистикой. Вернувшись в Башкирию, Габбас Ягафарович преподавал в Уфимском педагогическом институте. В 1934 году возглавил кафедру башкирского языка и начал разрабатывать принципы письменности для своего народа. Его научные труды посвящены орфографии и диалектологии родного языка. Именно он участвовал в выборе ведущего диалекта среди нескольких существующих, стал автором первых учебников на родном языке, соавтором первого башкирского букваря, составил первый орфографический словарь.

Учёного репрессировали и расстреляли в 1937-м как башкирского буржуазного националиста. Реабилитировали посмертно в 1956-м. Его жизнь была короткой, а труды – на века. Учебниками Давлетшина пользуются и по сей день.

В этом году исполнится 130 лет со дня рождения учёного. В преддверии события в Большой Глушице открыли памятник прославленному земляку. Инициатива принадлежала общественной организации «Курултай (конгресс) башкир Самарской области» под руководством Сафиуллы Вилданова.

К слову, Таш-Кустьяново подарило миру ещё одного человека с фамилией Давлетшин, прославившего башкирский народ. На год позже Габбаса Давлетшина родился Губайдулла Давлетшин – один из организаторов Временного революционного совета Башкурдистана (первого автономного объединения башкир). Одновременно он работал в газете «Башкурдистан». В 1928 году стал главным редактором республиканского книжного издательства. Его супруга, уроженка деревни Хасаново (ныне это Большечерниговский район) Хадия Давлетшина, первая женщина – автор повестей и романов на башкирском языке. Судьба этой супружеской пары тоже трагична: Губая репрессировали, а Хадию отправили в ссылку в город Бирск, где она и оставалась до конца жизни.

В ссылке Хадия написала свой единственный роман, который и сейчас изучают в вузах Башкирии, – «Иргиз». Он повествует о родных местах и близких ей людях – имелеевско-каралыкских башкирах.

…Сегодня гости села Таш-Кустьяново могут полюбоваться скромной стелой, средства на которую собрали сами жители. На каждой стороне установлены мемориальные доски выдающимся землякам – Давлетшиным.


  • У башкир не было столов и стульев в традиционном понимании, поэтому перед трапезой они расстилали на полу палас, а сверху скатерть. Либо использовали «урындык» – широкие низкие нары, которые служили ночью кроватью. Для яств ставили посередине общую посуду и вокруг нее рассаживались по-турецки. На главном снимке: председатель Большеглушицкого филиала «Курултай (конгресс) башкир Самарской области» Габдулсамат Давлетшин и местные старожилы, которые и по сей день чтят народные традиции и обычаи.
Национальная кухня

Основу башкирской кухни составляют густые и сытные блюда с большим количеством мяса. Из пряностей используют красный и черный перец, остальные травы и специи не в почете. Традиционное угощение – мясо с большим куском жира в дополнении с бульоном и кумысом.
Кочевой образ жизни обусловил появление в рационе башкир продуктов долгого хранения – вяленого и сушеного мяса, сушеных фруктов, меда, кисломолочных напитков.

Самым популярным блюдом считается бешбармак – суп с крупными кусками мяса и крупной лапшой. Гостям также подают суп из гусиного мяса с лапшой, пирожки с мясом и картофелем, фаршированную курицу.

Среди запрещенных продуктов – мясо свиней, хищных животных и птиц.

Юлия Сумкина