«Я у него одна…»

Общество
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

Молодая мама-колясочница бьётся за нормальную жизнь для себя и своего сына. Инна Алексеева с сыном Сашей нашли временный приют в епархиальном центре «Дом для мамы». О собственном жилье им пока приходится только мечтать.

МУЖИЧОК С НОГОТОК

Сашке совсем недавно исполнилось шесть. Пацан не по годам серьезный, с виду даже несколько суровый. Пока разговаривает, не улыбается. Но при этом все время крутится рядом с мамой. То подбежит и обнимет, то ненароком спросит, не нужно ли ей чего-нибудь, то прислушается к беседе взрослых и нет-нет, да и вставит свое веское «мужское» слово. За время наших встреч я ни разу не видела, чтобы он убежал поиграть с другими ребятишками или даже просто вышел из комнаты. Саша как приклеенный сидит поблизости и с легким недоверием посматривает на меня, незнакомую тетю. Словно охраняет маму от всякого, кто вдруг вздумает ее обидеть. Обеспокоенность и тревожность мальчишки понятны. Саша не просто ребенок, он еще и мужчина, глава семьи, единственный мамин помощник и защитник.

СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ ДАЛА ТРЕЩИНУ

Сашина мама, Инна Алексеева, страдает от тяжелого недуга. Болезнь в одночасье превратила ее из некогда подвижной и энергичной девушки в инвалида первой группы. В последние годы молодая женщина может передвигаться только на коляске. Рождение сына стало незапланированным чудом, потому что врачи уверяли, будто после курса химиотерапии она не сможет иметь детей. Однако Инна родила абсолютно здорового и крепкого мальчишку.
Поначалу в семье все шло гладко. У Саши был папа, а у Инны – муж, помощник по дому и в уходе за малышом. Своим жильем молодые обзавестись не успели – жили в съемном. А когда семейная идиллия дала трещину и супруги разошлись, Инна с маленьким Сашей вынуждена была переехать к маме в село Бариновка Нефтегорского района. Там она и сын зарегистрированы.
Позволю себе небольшое отступление. В свое время у родителей Инны была трехкомнатная квартира в Самаре, но когда отец с матерью стали пить, девушка в шестнадцать лет сбежала от их постоянных запоев. Вышла замуж и из родительской квартиры на какое-то время выписалась. Ну а пьющих родителей обманули «черные риелторы», переселившие хозяев из добротной «трешки» в хлипкий деревенский домик. Вот в этот самый дом нашей героине с ребенком и пришлось переехать, когда Сашин отец отказался помогать бывшей жене и сыну.

Вот в таком домишке Инна с сыном жили в Бариновке. Удобства на улице – это еще полбеды, для колясочника даже крыльцо – непреодолимое препятствие, что уж говорить про остальную недоступную среду.

ИЗБУШКА-РАЗВАЛЮШКА

Естественно, родительский дом оказался абсолютно не приспособлен под нужды инвалида-колясочника.
– По сути, это развалюха, сбитая из досок, больше похожая на сарай, – рассказывает Инна. – Фундамента нет. Полы давно сгнили и проваливаются. Особенно невыносимо в холодное время года. В доме есть летняя терраса, кухня с огромной печью и одна жилая комната, которую занимает больная мать.
Отапливается дом газом, а водопровода и канализации нет – все удобства на улице. Когда Инна попыталась провести хотя бы воду, мастера, осмотрев предстоящий фронт работ, категорически отказались, объяснив, что сделать это технически невозможно. «Стоит начать копать траншею, как дом туда сразу же провалится», – вынесли вердикт рабочие. После чего от идеи более-менее благоустроить жилье пришлось отказаться.
Ближе к осени, прекрасно понимая, что перезимовать ей, беспомощной колясочнице, с маленьким ребенком на руках, не получится, Инна начала стучаться во все двери.
– В Нефтегорском районе в очереди на получение жилья я стою с 2013 года, – объясняет молодая женщина. – Тогда я была шестьдесят пятой, сейчас тридцать вторая. Представляете, через сколько лет очередь дойдет до меня? А выживать-то надо здесь и сейчас.

Но еще больше, чем коммунальные неудобства, Инну пугала возможная реакция органов опеки, представители которой могли вполне объективно счесть условия проживания для маленького ребенка неподобающими и изъять мальчика. А для Инны расстаться с Сашкой – смерти подобно.
– Мы с ним не просто родные и близкие люди. Кажется, мы вросли друг в друга, – продолжает Инна. – Он у меня один, и я у него одна. Сашин отец к ребенку равнодушен. Он даже на день рождения его не поздравил… Да и своей собственной матери, если честно, я не нужна. Первое, чем она нас встретила с порога, был вопрос: «Зачем приехала?»
В общем, Сашка единственный мамин помощник. Пока жили в деревне, он ей во всем помогал и даже убирался, насколько силенок и умения хватало.

«ПРИЕЗЖАЙТЕ, МЫ ВАС ЖДЁМ!»

В августе прошлого года Инна, узнав про епархиальный реабилитационный центр «Дом для мамы», попросилась к ним на постой хотя бы на время. Ответили не сразу. Как оказалось, другие мамы, живущие в центре, в это время уже готовили новоселам комнату на первом этаже, удобную для передвижения инвалида-колясочника. Под жилое помещение переделали столовую, ведь изначально центр не приспособлен для нужд маломобильных граждан, а все жилые комнаты расположены на втором и третьем этажах. И вот звонок: «Приезжайте, мы вас ждем!». Радость, которую в тот момент испытала Инна, не передать словами. Их не бросили, им помогут, и они с сыном смогут перезимовать в тепле и уюте.

Теперь Инна и Саша – подопечные «Дома для мамы». У Саши здесь появились друзья – мальчик Костик, девочки Мадина и Зарина. А на новогодний праздник, который традиционно устраивают в игровой комнате, расположенной на втором этаже центра, Инну доставили Дед Мороз и волонтеры. Мужчины перенесли коляску к елке поближе – и ребенку радость, что мама рядом, да и самой Инне за счастье было посмотреть на любимого сына и послушать разученные им стихи. Сашка – редкий случай – в тот день сиял, как солнечный лучик.
К слову, здесь же, в центре, пацан встретил свой шестой день рождения. Общественники постарались устроить ему достойный детский праздник – как и полагается, с тортом и с подарками. И знаете, о чем он мечтает? О форме сотрудника ДПС, которым хочет стать, когда вырастет. Исполнили! Форма пришлась Саше впору. Правда, спустя несколько недель после дня рождения он передумал идти работать в ГИБДД. Говорит, что станет спецназовцем. Но общей задумке не изменил – так или иначе, он хочет стать настоящим мужчиной в форме, крепким, ловким и надежным. Есть у мальчишки еще одна мечта – когда-нибудь побывать в Москве. Можно было бы поехать с кем-нибудь из волонтеров, но оставить маму даже на три дня он боится, считает, что она без него не справится.

РАНО ПОВЗРОСЛЕВШИЙ ПАРЕНЬ

– Александр из тех детей, кто рано становится взрослым, – говорит куратор «Дома для мамы» Оксана Владимирова. – Если кто-то из мужчин ухаживал за лежачей матерью или за другим родственником, он может представить, какие тяготы и груз ответственности лежат на этом мальчишке. А он безмерно любит свою маму. Никто ни разу не видел его недовольным. Саша старший среди тех детей, кто сейчас находится в кризисном центре. Ему, бывает, достается от малышей, а он терпит, взяв за правило: младшим нужно уступать. В отличие от других ребят, у него больше обязательств и больше ответственности. И он справляется, не сетует и не ноет. Всячески помогает и другим постояльцам, но больше, конечно, маме. Он старается всегда быть рядом с ней и сам катит коляску.
Особенно трогательны те редкие моменты, когда им удается вместе выбраться на прогулку. Выйти на улицу из центра, не имеющего пандуса, – большая проблема. Но помогают другие постояльцы.
Да, в «Доме для мамы» Инне с сыном неплохо, но ведь это временное решение проблемы – квартирный вопрос по-прежнему открыт. На редакционный запрос с просьбой войти в положение женщины-колясочницы и предоставить ей с сыном временное жилье, пока они ждут своей очереди на получение постоянного, администрация Нефтегорского района (вполне ожидаемо) ответила отказом: «Предоставление заявительнице временного благоустроенного жилья, приспособленного для нужд инвалида-колясочника, невозможно, так как в муниципальном жилом фонде такое жилье отсутствует». Оборудовать уже имеющееся жилье в Бариновке под нужды колясочника районным властям тоже не по силам – нет средств.

В общем, Инна и Саша сейчас находятся в подвешенном состоянии. Вероятнее всего, придется обращаться в суд. И если судья вынесет решение о предоставлении женщине-инвалиду жилья во внеочередном порядке, то районная администрация будет обязана его исполнить. Но опять-таки надежда на помощь в юридическом сопровождении только на общественников и волонтеров. Ведь сама Инна хлопотать за себя и обивать пороги не может – в коляске по Самаре не побегаешь.

Марина Гончаренко