Криминальный талант

Общество
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

Как же так получается, что в порядочных семьях вырастают подлые и безответственные дети?

Государство сегодня как никогда поддерживает семьи с детьми, всячески поощряя рождаемость и статус многодетных родителей. Но бывает, что нерадивые мамаши паразитируют на жизни своих чад, используя их как инструмент для добывания денег. За деток ведь положены выплаты. И чем больше детей, тем шире круг льгот. Причем многодетные семьи могут рассчитывать не только на материальную поддержку, но и на компенсацию за «коммуналку» и на бесплатное питание школьников.

Про одну такую молодую маму (мы назвали ее Ольгой), которая жила за счет детских пособий и при этом не стеснялась выпрашивать у благотворителей деньги якобы на лечение и реабилитацию детей, мы рассказали в статье «Паразиты», опубликованной в №5 «Социальной газеты» от 29 января 2022 года. Женщину, позиционировавшую себя как мать-страдалицу и спекулировавшую на этом, заподозрили общественники. В правовом поле ее действия тянули на мошенничество, что, к слову, и подтвердилось в суде. Параллельно вскрылись страшные вещи – Ольга жестоко обращалась с детьми, колола им снотворное, чтобы они тихо спали и не мешали ей развлекаться по ночам. В итоге встал вопрос об ограничении ее в родительских правах за ненадлежащее исполнение своих обязанностей (статья 156 УК РФ). Надо сказать, горе-мамаша даже не расстроилась. Она спокойно сдала ребят в госучреждение и за те два месяца, пока шло следствие, ни разу их не навестила.

А недавно в редакцию обратилась Светлана Денисовна, мать Ольги. Она живет и работает в Москве, с дочерью связь давно потеряла, а тут совершенно случайно наткнулась на статью в «Социалке» и узнала в героине свою непутевую дочь.
– Я хочу найти своих внуков, – твердо заявила женщина, и мы договорились о встрече.

ПРИВЫЧКА УБЕГАТЬ

…Оля росла не единственным ребенком в семье. У нее еще был старший брат. Но разница в детях чувствовалась колоссальная. Пацан – примерный ребенок, а Оли с юных лет проявились криминальные наклонности. После окончания девятого класса девочка поступила в педагогический колледж, но проучилась всего лишь год и бросила. Мать не раз пыталась пристроить Олю на работу, но нигде дольше двух недель девушка не задерживалась. Ей было просто лень что-то делать – она не любила ни убираться, ни готовить, ни работать. А лет с шестнадцати Оля стала периодически пропадать. В первый раз ее искали с полицией, и Светлана Денисовна тогда страху натерпелись – не передать словами. Когда нашли, долго обнимались и обе плакали.
– Я ее то и дело спрашивала: «Олечка, что случилось? Почему ты ушла? Что тебя тревожит?», – вспоминает Светлана Денисовна. – Но она так и не ответила. Оля вообще росла молчаливой, своими мыслями не делилась. У нее и подруг-то не было.
Когда Оля снова неожиданно ушла из дома, взрослые не стали ее искать. Решили: как проголодается, сама вернется. И действительно, через месяц она, грязная и ободранная, вернулась. На какое-то время успокоилась, а затем продолжила. Только теперь воровала у матери золотые украшения и вещи и на деньги от их продажи где-то жила.
После ее очередного исчезновения Светлане Денисовне позвонил парень, представился молодым человеком Ольги и сказал, что та ждет ребенка и денег у них нет. Дочь вернулась домой, но ненадолго. Стоило будущему папаше появиться на пороге, как Оля, закрыла мать в комнате, забрала отложенные на ремонт сбережения и исчезла. Объявилась, когда эти деньги закончились. Светлана простила. Ну а как иначе, ведь родная же дочь, да и внука жалко. Забрала к себе, помогала с воспитанием ребенка. Но правильно в народе говорят: сколько волка ни корми, он все равно в лес смотрит. Вот и Оля взялась за старое – прихватив что-нибудь из вещей, которые можно было продать, она сбегала.

ПОЧЕМУ ОНА СТАЛА ТАКОЙ?

В итоге Оля нагуляла четверых детей. Чтобы прокормить такую ораву, Светлана Денисовна уехала в столицу на заработки. Параллельно помогла дочери оформить льготы, а также получить семейный капитал за рождение третьего ребенка и материнский капитал, что позволило купить в их селе трехкомнатную квартиру. Но Ольга сначала там всё порушила, потом и мамину «двушку» захламила и в очередной раз пропала. На этот раз с детьми. Светлана Денисовна пыталась найти непутевую дочь через друзей и знакомых, но безрезультатно.
– Скажите, а Оля теряла ребенка? Просто она однажды собирала деньги на похороны умершего малыша.
– Думаю, это очередное вранье. Ну а чему удивляться, она ведь и меня несколько раз «хоронила» - собирала деньги якобы мне на похороны.
По мнению Светланы Денисовны, детей дочь рожала исключительно ради выплат и статуса многодетной. Рассуждая о том, почему у нее, работящей женщины и педагога по образованию, выросла асоциальная дочь, лишенная материнского инстинкта, Светлана пожимает плечами. Она и сама часто думает об этом. Возможно, переломным моментом для Оли стал развод родителей. Оля тогда пошла в первый класс. Женщина тяжело переживала уход мужа, впала в депрессию, и сын с дочкой какое-то время были предоставлены самим себе. Потом Светлана взяла себя в руки, и жизнь вроде бы нормализовалась, но Олю упустила – дочь стала непослушной и скрытной.
То, что Ольгу осудили за мошенничество, мать не удивляет – рано или поздно это должно было случиться. Но вразумит ли ее наказание, заставит ли изменить образ жизни - большой вопрос. Время покажет. Ну а пока бабушка собирается бороться за внуков и планирует добиться опеки над ними.

НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ

К сожалению, мамы-кукушки в наше время – не редкость. Не раз слышала истории, когда на первый взгляд благополучные молодые мамы, воспитанные не тунеядцами и алкоголиками, а нормальными, порядочными родителями, бросают маленьких детей либо на бабушек, либо на отцов, а сами живут для себя, любимых, весело и беззаботно.
Недавно я совершенно случайно встретилась со старой знакомой, которую не видела лет десять. Знаю их с супругом как неутомимых тружеников, которые в 1990-е работали с утра до ночи, чтобы прокормить двух дочек и маму-пенсионерку. Сейчас их дочерям немного за тридцать. Обе – многодетные матери. Старшая, мать-одиночка, воспитывает троих. У младшей и вовсе пятеро несовершеннолетних деток - от года до тринадцати. И всех воспитывают бабушка с дедушкой. А взрослые доченьки лишь периодически навещают детей. Ведут разгульный образ жизни. «И на какие шиши?» - спросите вы. Так на детские выплаты, лишая средств к существованию собственных малышей. Органы опеки сейчас собираются лишить родительских прав старшую, а следом, возможно, настанет очередь и младшей. Видно, что стыд за беспутных дочек невыносимо душит мою знакомую и не дает смотреть людям в глаза.
– Сколько упреков и обвинений я выслушала в свой адрес, ты не представляешь. Меня ругают и в службе опеки, и в школе, где внуки учатся, – делится своей болью знакомая. – Я и плохая мать, и плохая воспитательница, виноватая в том, что вырастила непутевых детей. Наверное, я действительно виновата. Но только не пойму, в чем. Мы с мужем дурных примеров не показывали. Всю жизнь честно трудились, тому же учили дочек. Да, из-за нашей занятости девочки чаще находились с бабушкой. А та была старенькая, малограмотная. Покормит, проследит, чтобы в школу пошли, потом за уроки сели, и на том спасибо. У меня же просто не оставалось времени, чтобы почитать им перед сном книжку или куда-нибудь с ними сходить. Видимо, упустили. Но неужели наша вина в том, что мы много работали?
И теперь, когда моя знакомая ответственна уже не за двоих, а за восьмерых детей, вижу, как сильно она переживает – боится повторить прежних ошибок. Душа болит за внуков, которых бабушка хочет вырастить достойными людьми. Но как?
Так в чем же дело во всех этих историях? В педагогической бездарности родителей, в чрезмерной их доброте и попустительстве либо в самой эпохе девяностых, когда взрослые думали только об одном – как бы выжить? И школа, и семья перестали заниматься воспитанием, дети росли сами по себе, впитывая как губка потребительское отношение, внушаемое им с экранов телевизоров, что главное в жизни не честный труд за копейки, а урвать кусок пожирнее и научиться красиво жить за чужой счет.
Но ведь и в послевоенное время было не слаще: дети росли без отцов, а матери работали от зари до зари и тоже не имели возможности заниматься воспитанием. И все же полуголодные, одетые в обноски ребятишки вырастали хорошими и честными людьми. Наверное, дух времени тогда был иной. Другими были ориентиры и народные герои. Не хлебом же единым жив человек. Он еще и воздухом должен дышать чистым, не отравленным, что в плане воспитания гораздо важнее.
После таких историй, невольно задумаешься: а правильно ли поступает государство, автоматически выделяя деньги абсолютно всем многодетным семьям? Не лучше ли помогать адресно, чтобы не плодить новых мам-паразитов, рожающих исключительно ради денег? Уважаемые читатели, а вы как думаете? Пишите, делитесь своими соображениями на сей счет, а мы обещаем, что обязательно вернемся к этой теме. Нам не все равно, какими вырастут наши дети.

Марина ГОНЧАРЕНКО


Галина Бакланова, семейный психолог:
– Дети 1990-х, к сожалению, зачастую были предоставлены сами себе. Это было связано, прежде всего, с огромной занятостью родителей, которые были озабочены выживанием и добыванием хлеба насущного. Поэтому взрослые не смогли приучить юное поколение быть ответственными, не смогли дать им достаточно родительского тепла. И дети, сами не получившие любви и тепла, не научились их отдавать. Отсюда эгоизм, эгоцентризм, ощущение, что тебе все должны, а ты никому ничего не должен. Это своего рода психологическая травма и беда целого поколения.