Жизнь на выживание

Фото: Роман Грамотенко

Общество
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

В городе-миллионнике этой зимой действует единственный ночной приют для бездомных, открытый общественной организацией. 

Исключение из правил

Александра Васильевича Гузева в ночной приют «Ты дома» привела болезнь и… пандемия. Кстати, мужчина не бездомный, он давно уже прописан в самарском пансионате для ветеранов, который находится в поселке Мехзавод. Но случилась беда – у Александра Васильевича обнаружили онкологию. В областном онкоцентре ему назначили химиотерапию, но потом все госучреждения, и пансионаты в том числе, из-за коронавируса на неопределенное время закрыли на карантин. Это означает, что из пансионата выходить нельзя, в том числе и для того, чтобы поехать в больницу на процедуры. Вот тогда Александр Васильевич и решил временно покинуть учреждение. А куда пойдешь, раз нет дома, друзей и родных? Так пожилой человек и оказался в приюте. Сам он признается, что здесь он временно, и после снятия ограничительных мер, собирается вернуться в пансионат.

Эпицентр боли

Но Александр Васильевич, скорее, исключение из правил. Потому что обычно в приют попадают люди, чья жизнь в силу разных обстоятельств пошла под откос и просвета не видно. Поговоришь с ними, и кажется, что ты очутился в эпицентре человеческой боли и несчастий.
Одного пожилого мужчину лишил жилья собственный сын, хитростью выманивший у отца роковую для него подпись. Оказавшись на улице, мужчина какое-то время жил в «трудовом доме». Эти полуофициальные организации, дающие бездомным крышу над головой и миску супа за работу на стройках, и выгоняющие их, когда те работать не в силах, - отдельная история, к которой мы обязательно вернемся в следующих публикациях.

Затем этот человек стал постояльцем ночного приюта. А недавно его позвала к себе бывшая сожительница. Казалось бы, все не так уж плохо закончилось. Но ведь это временный вариант. И если спутница жизни укажет на дверь, то идти ему снова будет некуда.
Другой постоялец раньше имел в собственности комнату на втором этаже многоквартирного дома. Но после того как заболел и не смог ни спускаться, ни подниматься по лестнице, решил обменять жилье на комнату к земле поближе. К сожалению, наткнулся на мошенников, поэтому и остался без жилплощади и без средств к существованию.

Дальнейшие перспективы бездомного весьма туманны, потому что в государственный пансионат для ветеранов мужчину не берут – у него стома, а стомированных больных, согласно приказу №216н Минздрава РФ, туда оформить не могут. Специалисты регионального Минсоцдемографии предложили подыскать приемную семью, но попробуй-ка с ходу найти людей, готовых взять к себе и заботиться о незнакомом больном человеке.

В конце 2020 года российский омбудсмен Татьяна Москалькова опубликовала отчет о защите прав человека в условиях пандемии, в котором, в частности, заявила, что до сих пор остается острым вопрос обеспечения медицинской помощью лиц без определенного места жительства. По данным общественных организаций, в случае положительного анализа на COVID-19 этим гражданам отказывают в госпитализации и предлагают обращаться в хостелы для самоизоляции, где их не принимают. В результате инфицированные вынуждены находиться на улице.

Изгои общества

Людей без определенного места жительства, пожалуй, с полным правом можно назвать самой социально незащищенной категорией. Человек, оказавшийся на улице, автоматически становится изгоем общества. Людям неприятно соседство грязных, дурно пахнущих людей. От них стараются любыми способами избавиться. Вспомним, к примеру, историю двухлетней давности, когда жители поселка Шмидта жаловались на подопечных Центра социальной адаптации и требовали убрать его в другое место.

Точно так же выступали против открытия ночлежек, бесплатных столовых и социальных прачечных вблизи домов жители Москвы и Петербурга. А соцработники и общественники терпеливо разъясняли, что и бездомным нужно помогать. Иначе чем мы, люди, отличаемся от дикой стаи животных? Тем более что на их месте теоретически может оказаться любой. Как говорится, от тюрьмы и от сумы не зарекайтесь.

Однако социальная помощь бездомным людям до сих пор развивается со скрипом. В Самарской области на данный момент действует только одно государственное учреждение, дающее пристанище лицам без определенного места жительства. Но этот социальный приют находится в Тольятти, и сейчас он закрыт на карантин. Это значит, что попасть туда пока так же невозможно, как и выйти оттуда. Самарский центр соцадаптации в поселке Шмидта тоже не работает – его еще осенью закрыли на ремонт. И каково же людям без крыши над головой выживать в зимние морозы, когда ночью температура воздуха опускается до минус 25? Похоже, это волнует только общественников. Они и взяли на себя обязанность помогать бездомным.

На выигранный президентский грант благотворительный фонд «Ты дома» арендовал в Самаре, на улице Партизанской, 150, помещение и открыл там ночной приют на сорок мест. Работает он ежедневно, с 20 до 8 часов утра. Каждый, кто сюда обратится, сможет получить горячий ужин и спальное место, постирать одежду, помыться и привести себя в порядок. Все услуги бесплатные.

Утром большинство постояльцев покидает помещение до вечера. Остаются только больные и слабые - те, кто по состоянию здоровья не может находиться на улице. Специально для них волонтеры привозят горячие обеды. Крутятся барабаны двух стиральных машин и двух сушилок, кто-то из постоянного состава дремлет на двухъярусной кровати, кто-то читает (в приюте есть маленькая библиотека), кто-то смотрит телевизор либо чаевничает.

Кухня, где есть с микроволновка и обеденный стол, вмещает одновременно шесть человек. Помещение дезинфицируют три бактерицидных рециркулятора с кварцем. Без дезинфекции в период пандемии не обойтись.

Согласно правилам, при поступлении в приют постояльцы должны сделать флюорографию, чтобы исключить туберкулез. Общественникам удалось договориться с одной из поликлиник об оказании такой услуги, однако на платной основе.
«Опять вы со своими бомжами!»

Увы, но сотрудники большинства учреждений, как только речь заходит о бомжах, всеми силами стараются откреститься от нелицеприятного контингента. Когда социальный работник фонда Наталья Четверикова обращается в паспортный стол, чтобы восстановить документы, там даже не скрывают своих эмоций: «Опять вы со своими бомжами. И когда вас разгонят?»

Да, дела у подопечных ночного приюта часто очень запутанные и сложные, поэтому приходится долго рыться в базе данных, посылать запросы в архивы и загсы самых отдаленных уголков России и бывшего СССР, а это весьма затруднительно.

Трудно добиться и медицинской помощи. Наталья Четверикова рассказала, что в поликлинике не хотят брать их постояльцев на обслуживание, даже если у кого-то есть паспорт, медицинский полис и регистрация в Самарской области. Мол, раз эти люди не зарегистрированы по адресу ночного приюта, то они «не наши». Общественники и рады бы оформить своим питомцам временную регистрацию по месту нахождения, но по закону не имеют на это право. Для их подопечных доступна только неотложная медицинская помощь. Такова позиция практически любого медучреждения.

Например, мужчина, попав на «скорой» в больницу с обморожением, смог получить лишь разовую обработку и перевязку раны. В дальнейшем ему придется перевязывать рану самостоятельно.

Многие подопечные благотворительного фонда могут претендовать на пенсию по инвалидности, ведь долгое время пожив на улице, люди зарабатывают массу заболеваний. Но оформить им инвалидность общественники не могут опять же в силу бюрократических «вил». Дело в том, что поликлиники не берут таких пациентов на врачебную комиссию из-за отсутствия «нужной» регистрации.

У государственных учреждений есть договоренность с больницами и поликлиниками. Также они могут временно зарегистрировать подопечного по своему адресу, поэтому и решить вопрос о лечении и оформлении инвалидности им проще. Общественная организация такими полномочиями не обладает. Вот сотрудники фонда «Ты дома» и выкручиваются, как могут, объявляя сборы средств на лекарства для нуждающихся или оплачивая медицинские услуги, которые бездомные не могут получить бесплатно, просят о содействии коллег-общественников.

А еще благотворители не перестают надеяться на то, что наше общество обязательно станет милосерднее и человечнее. Что придет такое время, когда проблемами людей, оказавшихся на улице, всерьез озаботятся власти, а представители разных структур не будут отфутболивать и без того несчастных людей, а будут помогать им подняться и, насколько это возможно, вернуться в социум. Тогда бездомные не останутся выживать на улице, балансируя между жизнью и смертью, а будут нормально жить.

 

Марина Гончаренко