Подписка онлайн

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Поговори со мною, мама…

Автор  фев 24, 2018 - 438 Просмотров


Lori.ru

 

А может, дело не только в «принцах»?

Проблема, описанная коллегой Юлией Сумкиной в статье «Если вырос принцем сын», знакома мне не понаслышке. Но, честно говоря, я сомневаюсь, что причина того, что родителям легче порой обратиться со своими трудностями в редакцию, чем к родным взрослым детям, кроется лишь в тотальной избалованности молодого поколения.
Рискую обидеть кого-то и вызвать возмущение. Если всё нижесказанное не про вас – значит, оно не про вас. Но, на мой взгляд, многие люди как пенсионного, так и более молодого возраста вообще испытывают проблемы с коммуникацией, с тем, чтобы не только донести свою просьбу или желание до собеседника, но и услышать ответ. И для многих становится откровением, что со своими выросшими детьми тоже нужно уметь договариваться, строить с ними отношения не как с ребенком, а как с взрослым, равным человеком.
Если обратиться к опыту психологов, работающих над проблемой «отцов и детей» (и психологические сайты в Интернете, и популярные газеты и журналы пестрят публикациями на эту тему), то они причину видят вот в чем. Люди старшего поколения росли в трудных условиях. Их просьбы и желания в детстве слишком часто игнорировали и отвергали, порой в категоричной форме. Мало ли чего ты хочешь. Ешь, что дают. Носи, что удалось купить, сшить или перешло «по наследству» от подросших братьев и сестер.
За «нескромные» просьбы могли ругать, стыдить, хотя на самом деле родителям наших мам и пап и самим было жаль своих детей, они буквально разрывались между желанием побаловать их и невозможностью это сделать. Поэтому каждая детская просьба или недовольство отзывались у них в душе обвинением в свой адрес: «Я плохой родитель». В ответ, естественно, поднимался протест, обида: мол, как же плохой? Я же делаю всё, что могу, ночей недосыпаю, куска недоедаю, а ему всё мало? Чувства эти выплескивались, разумеется, на ни в чем не повинного ребенка: эгоист, неблагодарный, сам еще копейки не заработал, да я в твоем возрасте…
В результате в душе выросшего ребёнка прочно поселилось не всегда осознаваемое, но укорененное убеждение: просить плохо, просить стыдно, желать чего-либо для себя – эгоистично, а выражать свои желания небезопасно – могут грубо отказать, унизить, высмеять... Гораздо безопаснее сделать так, чтобы другой человек чувствовал себя обязанным, а лучше – догадался сам. Именно отсюда берутся жены и мамы, которые на ровном месте устраивают «бойкот» домашним, а потом оказывается, что те просто не догадались вымыть пол или повесить полочку (мол, догадались бы, если бы любили). Или прибегают к другим видам того, что в психологии называется неприятным словом «манипуляция». А именно окольными путями, не озвучивая просьбу напрямую и таким образом не оставляя возможности для отказа, вынудить другого человека выполнить свою волю.
Например, так:
– Мам, я в субботу за Волгу собираюсь – у Витька день рождения.
– Да? – скорбно поджимает губы. – Ну давай, езжай развлекаться, пока мать с больной спиной на даче будет корячиться. Травой всё заросло! Да ещё забор надо починить.
– Ты же мне не говорила. Давай в воскресенье съезжу и всё сделаю.
– А ты что, сам не знаешь? Ладно, обойдусь, не впервой! Эх, сынка вырастила, ни в чем нельзя положиться...
Скажете, нетипичная ситуация? Ох, что-то мне подсказывает, что многие такие мамы не увидят в ней ничего неправильного со своей стороны. Даже если в планах у сына не пикник с друзьями, а поход с ребенком в зоопарк или музей. Но в результате выходные отравлены у обоих: сын либо сдается и едет с матерью на дачу, либо мучается смесью вины, досады и тревоги за мать. А ведь решить проблему можно было бы проще и без конфликта – заранее попросить сына о помощи и согласовать его планы со своими – например, перенести поездку на дачу на другой день.
С чужими людьми такой номер не проходит. Да и у выросших и отделившихся детей, особенно обремененных заботами о своей семье, подобные вещи вызывают лишь раздражение. Не потому, что им так трудно уделить время пожилым родителям, а потому, что очень неприятно чувствовать себя заранее виноватым, а важные для себя дела – не стоящей внимания ерундой.
В результате родителю остается что? Остается найти специально обученного человека, который уже заведомо «должен» и «обязан», и предъявить ему требования. Например, позвонить в «Социальную газету».
– Здравствуйте! Я ветеран, инвалид, стаж работы – пятьдесят лет. Хочу пригласить корреспондента, чтобы вы осветили это безобразие/решили мою проблему!
– Здравствуйте. А в чем суть вашей проблемы?
– В двух словах не объяснить. Вы приезжайте, я вам все расскажу и покажу.
– А вы не могли бы написать нам письмо?
– Значит, вы не хотите помочь?
– Мы хотим вам помочь, напишите нам...
– Я не буду вам писать! И вообще выписывать вашу газету больше не буду! Вы должны защищать мои права, а вы только ищете отговорки!.. (слёзы, гнев, короткие гудки).
К чести наших читателей, в таком плане – когда собеседник, требуя помощи, готов принять ее только на своих условиях, а все другие варианты гневно отвергает – разговоры происходят у нас не часто. Но, увы, регулярно. И вызывают вопрос: а как же такой человек общается со своими собственными детьми? Ведь если с посторонними все более-менее стараются держать себя в рамках, то с близкими, как правило, не церемонятся...
Конечно, не всегда люди, которым трудно попросить о помощи, ведут себя именно так. И даже за мелкими семейными манипуляциями чаще стоит не корыстный расчет, а подсознательный страх получить отказ, который для людей, чьи желания в детстве игнорировали, связан со стыдом и отвержением.
Как же победить этот страх? Лучше всего, конечно, проработать его с психологом. Но думаю, главное – исходить из того, что ваши близкие, в том числе и выросшие дети, – не ваша собственность, не часть вашей личности. Они – отдельные взрослые люди со своей жизнью, своими планами, обязанностями, ценностями и интересами. Не всегда эти интересы могут совпадать с вашими, но это не значит, что ваш сын или дочь – чужой человек, которому наплевать на ваши трудности и проблемы.
Попробуйте начать разговор не с упрека, не с укора, не с давления на сыновний или дочерний долг, даже не с жалоб на немощь, а с прямого сообщения: «Мне нужна твоя помощь». И далее излагайте суть просьбы и обстоятельства дела. Не спешите немедленно подкрепить свою просьбу аргументами, почему ваши дети ОБЯЗАНЫ выполнить вашу просьбу. Сделайте паузу, дайте время для размышления и ответа.
Если вам сказали «Мне некогда», то это еще не отказ. Не спешите сердиться, обижаться и бросаться недобрыми словами. Просто еще раз попросите, упирая на то, как для вас это важно, и снова дайте время подумать.
Предложите свою посильную помощь взамен – например, посидеть с внуками. Поинтересуйтесь делами сына или дочери, планами, увлечениями, но не спешите выносить своё суждение, а тем более – осуждение, даже если вам что-то не нравится. Говорите со своими детьми и старайтесь выслушать и услышать их самих. Ведь доверительные отношения невозможны без взаимного уважения. Попробуйте сделать первый шаг...

Надежда ЛОКТЕВА.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

"Испытано на себе"

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Сентябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.