Подписка онлайн

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

Вынужденные переселенцы

Автор  дек 07, 2019 - 876 Просмотров


В одной из комнат этой деревянной двухэтажки Елена Зимина с мамой проживают после насильственного расселения из крепкого кирпичного дома. Двухэтажка старенькая, продуваемая всеми ветрами, но даже такой недвижимости они были бы рады. Но, увы, им разрешили жить здесь из милости, а оформить комнату в собственность не дают.

 

История о том, как самарчанка с пожилой мамой и двумя детьми лишилась единственного жилья

ПРИШЛА БЕДА ОТКУДА НЕ ЖДАЛИ
Беда в дом Елены Зиминой постучалась тринадцать лет назад. В то время она вместе с мамой и двумя дочками, студенткой и школьницей, жила в трехэтажном кирпичном доме №3 в Березовом проезде. По договору социального найма семья занимала шестнадцатиметровую комнату в двухкомнатной квартире. А с балкона, помнится, открывался чудный вид на Волгу…
Жили Зимины, не тужили, но в один совсем не прекрасный день в дверь постучали. Нежданные визитеры представились сотрудниками Федерации профсоюзов Самарской области, в чьем оперативном управлении оказался дом по указанному адресу, и сообщили, что дом будут сносить, а всех его жителей расселять. Сценарий гости предложили следующий: муниципальную комнату приватизировать и съехать.
– Я тут же проконсультировалась с юристом, – вспоминает Елена. – И у него в связи с предстоящим расселением возникло несколько вопросов. «Это будет государственный снос или нет? Если государственный, то вас в любом случае обязан расселить муниципалитет. Не начинайте приватизацию», – сказал он. Я послушалась его совета и, боясь остаться вообще без жилья, наотрез отказалась приватизировать комнату и съезжать.

А ПОТОМ ОТКЛЮЧИЛИ ТЕПЛО И СВЕТ
Постепенно дом №3 в Березовом проезде опустел. Остальным соседям Зиминых, собственникам квартир, Федерация профсоюзов предоставила более-менее нормальное жилье. Елена же продолжала стоять на своем: ее квадратные метры находятся в муниципальной собственности – значит, новую жилплощадь ей обязана предоставить городская администрация. А там предоставлять жилье не спешили. В итоге в зиму в доме отключили тепло и электроэнергию, так что дочери Елены зубрили лекции и делали домашние задания при свечах. Так, по словам Елены, упрямых жильцов выживали из дома.
«Хорошо хоть газ был, – вспоминает Елена. – Мы включали газовую плиту и духовку, тем и грелись».
Но изменить решение женщину побудило не отсутствие благ цивилизации, а болезнь младшей дочери. Та попала в больницу с перитонитом, и после операции возвращать девочку в ледяную квартиру было просто безумием. Елена согласилась на расселение и подписала все предложенные бумаги, одновременно с этим начав процедуру приватизации своей комнаты.
Зиминых переселили в комнату старого деревянного дома на улице Симферопольской, 18. Расселением занимался Алексей Кабанов, представитель ФПСО. Предоставленная Зиминым жилплощадь была в его собственности.
– В Федерации профсоюзов меня заверили, – продолжает Елена, – что как только процедура приватизации прежнего жилья в Березовом проезде закончится, мы сразу оформим сделку купли-продажи. То есть «новая» комната на улице Симферопольской перейдет в нашу собственность. А пока я подписала договор о безвозмездном пользовании комнатой, предположив, что это временное решение.
Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное. И сегодня, спустя тринадцать лет, Елена Зимина по-прежнему живет в той же комнате двухкомнатной квартиры, которую ей когда-то предоставили по договору безвозмездного пользования.

ОБЕЩАТЬ – НЕ ЗНАЧИТ СДЕЛАТЬ
Её предыдущей комнаты в Березовом проезде, так же, как и самого дома №3, давно не существует. Его снесли. Тем не менее семья Елены Зиминой по-прежнему там зарегистрирована. Считается, что эта квартира находится в ее собственности. Вот такая ирония судьбы – ни дома, ни квадратных метров давно нет, а по бумагам они есть.
Все эти годы Елена не переставая судится то с городской администрацией, то с фирмой, выкупившей землю, на которой стоял дом Зиминых, то с Федерацией профсоюзов и всякий раз проигрывает.
На встречу с журналистом отчаявшаяся женщина пришла с огромной пачкой скопившихся за столько лет документов. Это и заявления в самые разные инстанции, и неоптимистичные ответы, и решения судов, и договоры, и всевозможные справки…
Вот, например, письмо из Федерации профсоюзов, датированное декабрем 2010 года и подписанное председателем организации Павлом Ожередовым, в котором он успокаивает Елену Зимину, переживавшую за то, что обещанный договор купли-продажи так и не заключают, а комната, в которой она проживает на птичьих правах, не переходит в ее собственность.
«Согласно указанному выше договору, ФПСО обязуется произвести отселение нанимателей из принадлежащей им комнаты и предоставить им в собственность другое жилое помещение. Обращаю ваше внимание, что в договоре не указаны конкретные сроки выполнения ФПСО отдельных этапов схемы отселения нанимателей. Однако, понимая вашу озабоченность задержкой выполнения последнего этапа оговоренных в договоре обязательств, ФПСО предприняло меры для ускорения процесса заключения договора купли-продажи комнаты и оформления правоустанавливающих документов на ваше имя. Договор купли-продажи на комнату будет заключен с вами в срок до 1.04.2011 года», – говорится в ответе.
И вот на пороге уже 2020 год, сам же председатель Федерации профсоюзов ушел в мир иной, а воз и ныне там…

ДОМ СНЕСЁН, НО ЕГО НИКТО НЕ СНОСИЛ?
– Нас долго кормили обещаниями, а потом до меня дошло: мы вообще никогда и ничего не получим, – горько сокрушается Елена, решившая добиваться справедливости через суд.
Но Федерация профсоюзов кивала на фирму «ООО «Красная Горка», выкупившую сто процентов акций федерации на санаторий, на территории которого стоял спорный дом: мол, это фирма должна была предоставить в собственность жилье. Алексей Кабанов (тот самый, кому федерация передала права на расселение) заявил, что он должен был получить от «Красной Горки» деньги, потраченные на покупку комнаты на улице Симферопольской, и только после этого площадь перешла бы в собственность Зиминой. Но денег от «Красной Горки» Кабанов якобы так и не получил, в связи с чем не мог заключить договор купли-продажи.
Городская администрация открестилась от обязательств по расселению жильцов, сославшись на то, что дом не был признан аварийным и Зимины не стояли в очереди на улучшение жилищных условий. Выходит, городские власти дом не сносили, поэтому все вопросы к тем, кто это сделал. Однако представители «Красной Горки» на голубом глазу свидетельствовали, что они к сносу дома не имеют никакого отношения: мол, кто снес, не знаем, не исключено, что сами жители разобрали его по кирпичику, а нам земля досталась уже чистая, без зданий.
Ситуация просто аховая: крепкий кирпичный дом, который простоял бы еще не один десяток лет, снесли, но ответственного за снос не было и до сих пор нет. Зато теперь есть прекрасная земля на берегу Волги – настоящий лакомый кусочек, идеально подходящий под новую застройку.

НЕ ДО СИРЫХ И УБОГИХ…
Наша героиня искренне не понимает, как государственная собственность оказалась в частных руках. Хотя чему тут удивляться? Ведь был период, когда «профсоюзные владения» продавали как горячие пирожки. Санатории «Красная Глинка», «Самарский», имени Чкалова, стадион «Буревестник», базы отдыха на берегу Волги, принадлежавшие ФПСО, – все ушло.
Но разве те, кто причастен к переделу имущества, обратят внимание на бедную семью, потерявшую свое единственное жильё, всё, что она имела, – несколько квадратных метров? Какое им дело до того, что люди лишились крыши над головой, что в комнате, где Елена и её мать сейчас живут, они лишь гости, пущенные из милости? Впрочем, Елена Зимина благодарна даже за то, что её вместе со старенькой мамой на улице не оставили.
За прошедшие годы дочери Зиминой выросли, вышли замуж и переехали к мужьям. К счастью, они еще молоды и худо-бедно могут сами решить жилищный вопрос – например, взять ипотеку или хотя бы снять квартиру. Сама Елена уже вышла на пенсию, её маме восемьдесят лет, но с их небольшими доходами они даже самую скромную комнатку самостоятельно не купят.
Как быть? Куда идти? Кто им поможет? Наша героиня этого не знает, она в отчаянии… Журналисты «Социальной газеты» попытаются добиться правды, обратившись в Федерацию профсоюзов и к городским властям. Ведь так или иначе, а жилья Зимины с подачи первых и с ведома последних лишились. Так что суды судами, но ведь есть еще и справедливость по человеческим меркам, о чем забывать никому не следует.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

Другие материалы в этой категории: « Прокуроры защищают вдов Сказка для каждого »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Декабрь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.