Подписка онлайн

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

Герой невидимого фронта

Автор  мая 23, 2020 - 513 Просмотров


Бюст Маневича на улице Пионерской, 24.

 

Лев Маневич работал в Самаре 

Пройдемте с вами, уважаемый читатель, по улице Пионерской в Самаре, мимо ДК имени Ф.Э. Дзержинского до улицы Алексея Толстого. Наверное, вы не сразу заметите мемориальную доску и бронзовый бюст – работу скульптора Ивана Мельникова. А запечатлен им разведчик, полковник, Герой Советского Союза Лев Ефимович Маневич.
Родом он с Могилевщины, из города Чаусы. В возрасте семнадцати лет Иван уехал в Швейцарию к брату – революционеру-эмигранту. Окончил там политехнический колледж, овладел немецким, французским и итальянским языками. После революции вернулся в Россию и вступил в ряды Красной армии. Закончил Московскую школу агитаторов и инспекторов при ВЦИК. С февраля 1919-го по осень 1921 года Лев Маневич работал в Самаре заврайполитотделом Самаро-Златоустовской железной дороги. В нашем городе герой моего рассказа женился на Надежде Дмитриевне Михиной (она умерла в 1988 году).


Лев Ефимович и Надежда Дмитриевна поженились в Самаре.

 

Осенью 1922 года Маневича перевели в Москву. Он учился в высшей школе штабной службы комсостава РККА, а жена – в мединституте. В том же году у четы родилась дочка Татьяна. Затем Льва направили в разведывательное управление Рабоче-крестьянской Красной армии. С середины 1920-х до середины 1930-х он периодически бывал в Германии, затем руководил нелегальной военно-технической резидентурой в Италии. Его оперативный псевдоним – «Этьен».
Под именем преуспевающего австрийского коммерсанта Конрада Кертнера, совладельца процветающей фирмы «Эврика» в Италии, Маневич вращался в деловых кругах Вены, Милана, Берлина и Парижа. А в Москву шли его секретные донесения. Даже арестованный в 1936 году итальянской контрразведкой и осужденный на пятнадцать лет тюрьмы, он, находясь в заключении, умудрялся снабжать Центр секретными сведениями. Родина знала об аресте и готовила помощь, но сначала помешали репрессии, в ходе которых арестовали руководителей Разведцентра, а потом – война.
От итальянской каторги Маневича освободили американцы в 1943 году. Однако во время облавы он попал в руки эсэсовцев. Его ждал концлагерь Маутхаузен, потом Мельк и Эбензее. Он назвался именем своего друга по Самаре и Москве Яковом Никитичем Старостиным.
Десятки тысяч узников Эбензее обязаны Маневичу своей жизнью. Так, например, в один из последних дней войны лагерное начальство, чтобы замести следы злодеяний, хотело заманить заключенных в шахту и взорвать ее. Подпольщики узнали о планах. Маневич вышел из колонны узников и успел крикнуть на английском, французском и итальянском: «Товарищи, это провокация. Шахта готова к взрыву».
Никто не двинулся к шахте, а охрана уже боялась узников и спешила спасти свою жизнь.
Освободили пленных 6 мая 1945 года, а 11 мая Маневич скончался от туберкулеза и истощения. Но, даже умирая, он не назвал своего настоящего имени:
– Я Этьен. Передайте в Москву. Там знают.
Друзья похоронили его на берегу речки Зее в Австрии. На камне – надпись: «Здесь покоится советский полковник Яков Никитич Старостин». Лишь в феврале 1965 года рассекретили его имя.
Героической и трагической судьбой Льва Ефимовича Маневича я заинтересовалась в 1984 году. Отправной точкой стал роман Евгения Воробьева «Земля, до востребования». К 40-летию Великой Победы в библиотеке профкома завода имени М.В. Фрунзе в ДК «Мир», где я работала, проводили большой юбилейный вечер «Герой невидимого фронта». Его участники составили коллективное письмо семье Маневича в Москву и получили ответ от дочери. Так между нами завязалось общение.
Бывая в Москве, я навещала Татьяну Львовну, которая, рассказывая об отце, всегда благодарила за память о нем. Прислала книгу «Элита русской разведки», свои воспоминания и публикации в газетах о Льве Маневиче. Всегда приглашала: «Приезжайте, остановитесь у меня». Кстати, Татьяна, будучи студенткой военного факультета института иностранных языков, во время войны была в эвакуации в нашем Тольятти (тогда Ставрополе), а ее мама – в составе разведуправления в Куйбышеве.
Мне хотелось, чтобы о Маневиче помнили как можно больше людей. Я выступала на заводе и в школах города. Наш коллектив библиотеки с 1985 года обращался и к властям областного центра, и к руководству Куйбышевской железной дороги с просьбой увековечить память героя. Была идея благоустроить сквер у ДК «Мир» и назвать его в честь Маневича. Даже вышло соответствующее постановление главы Самары. Но, увы, задумка осталась лишь на бумаге, и теперь нет ни сквера, ни самого ДК «Мир» – его сровняли с землей.
После многолетних «хождений по мукам» и благодаря хлопотам Сергея Георгиевича Хумарьяна (двадцать лет он возглавлял контрразведку области, много лет был руководителем музея истории УФСБ России региона) 19 декабря 2008 года торжественно открыли мемориальную доску и бронзовый бюст Льва Маневича. Приглашение на церемонию направили и Татьяне Львовне, но 5 декабря 2008 года ее не стало.

Альбина Михайловна Липатова,
г. Самара.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Сентябрь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.