Выброшенный из жизни

Общество
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

Одинокий пожилой мужчина в Самарской области лишился жилья из-за долгов по квартплате.

Как сейчас модно говорить, ключевое слово здесь – «одинокий». Именно поэтому, как объясняют общественники, занимающиеся проблемами людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, с ним и произошла беда. Не нашлось рядом человека, который бы помог, подсказал, защитил.

После больницы остался на улице

Николай Петрович К. прислал в редакцию Социальной газеты письмо, в котором вкратце рассказал свою историю и попросил оказать содействие в возврате квартиры.

Написал, что всю жизнь работал электриком на разных предприятиях, а жил в общежитиях или у знакомых женщин. Отдельное жилье получил незадолго до выхода на пенсию. Он пятнадцать лет трудился на газовой заправке одной из крупных газовых компаний, там ему выделили служебную квартиру, в которой он жил и когда вышел на пенсию.

В последние годы практически ослеп (развилась глаукома), стал плохо слышать. Хорошо, что соседка по дому пожалела и отвезла его в глазную клинику имени Ерошевского. Там Николаю Петровичу прооперировали один глаз и поставили искусственный хрусталик. В ближайшем будущем предстоит операция на втором глазе.

Но когда мужчина вернулся из больницы домой, он обнаружил, что дверь в квартиру заперта и на ней висит объявление, что «такой-то здесь больше не проживает». Ни вещей, ни документов, которые у Николая Петровича находились в квартире, там не оказалось. Остался лишь паспорт, который был у него на руках.

Так мужчина и оказался на улице. Вскоре выяснилось, что из служебной квартиры его выселили за большой долг по квартплате. Задолженность, по его словам, возникла из-за расходов, связанных с похоронами его знакомых женщин…

Потом были суды – районный и областной. Суд первой и второй инстанции пенсионер проиграл – первичное решение о лишении Николая Петровича служебного жилья за долги осталось в силе.

«Меня лишили моего законного права на жилье, выраженного в 40-й статье Конституции России, и я прошу, настаиваю, требую восстановить мои права», – написал в своем письме Николай Петрович.

Сейчас, сообщил пенсионер, он проживает в Тольяттинском пансионате для ветеранов труда. Поместила его туда другая сердобольная соседка, заметившая, как бездомный старик мыкается по улицам, ночуя в брошенных гаражах. И мы поехали в пансионат, чтобы встретиться с Николаем Петровичем и выяснить ряд деталей.

Пансионат – не самый плохой итог

Практически сразу специалист по социальной работе пансионата Юлия Есипова нам сообщила, что их подопечный уже обращался в Государственное юридическое бюро к юристу за консультацией, но тот, ознакомившись с судебным решением, дал заключение, что оспаривать решение (подавать кассационную жалобу) по срокам уже поздно. И для этого потребуется указать вновь открывшиеся обстоятельства – например, что он не мог заплатить за квартиру, поскольку в этот момент лежал в больнице. Нужно будет предъявить медицинские выписки, доказывающие этот факт. А они у Николая Петровича не сохранились. Конечно, их можно восстановить, послав запрос в медучреждение, но есть ли в этом смысл? Есть ли вообще смысл в том, чтобы продолжать жаловаться, хлопотать, стремиться вернуть отобранную квартиру? Потянет ли пожилой мужчина ее содержание, сможет ли по состоянию здоровья ухаживать за жильем, оплачивать его, да и вообще жить самостоятельно?

Вопрос этот возник не на пустом месте. Поговорив с Николаем Петровичем, мы выяснили, что задолженность по «коммуналке» у него копилась не один год. Из-за этого поставщики уже давно отрезали ему газ и электричество, и он жил без них. И только после того, как общий долг по квартплате достиг 140 тысяч рублей, собственник жилья – газовая компания – подала иск в суд на выселение.

– А как же вы жили в таких условиях? Как пищу готовили? – спрашиваем мы.

– А как беспризорники живут? Куплю готовую еду и съем. А раньше знакомые подруги подкармливали. Правда, сейчас никого из них не осталось в живых...

Николай Петрович рассказывает, что с женщинами он дружил охотно, но вот семейных уз всегда избегал, желая оставаться свободным. И вот сейчас, на старости лет, когда ни сил, ни здоровья уже нет, эта самая свобода сыграла с ним злую шутку. А были бы жена и дети, не получилось бы так, как получилось.

– Да, близкие люди не дали бы пропасть, – рассуждает Юлия Есипова. – Скорее всего, не допустили бы неоплаты коммунальных услуг.

Но, честно говоря, нынешняя участь Николая Петровича не показалась нам такой уж ужасной. Наоборот, наш герой очутился в госучреждении, где живет в тепле и заботе, где всегда накормят и подлечат. И голова не болит о том, хватит ли пенсии на оплату «коммуналки», на одежду, на питание и на лекарства. Кроме того, вокруг много сверстников, с которыми можно каждый день общаться: хочешь – в шахматы играй, хочешь – просто поговори. Такие условия в любом случае лучше одинокого существования в квартире, лишенной удобств.

Однако наши с социальным работником аргументы на Николая Петровича не подействовали. Он так и остался настроенным на борьбу за возвращение незаконно, как он считает, отобранного у него жилья.

Поэтому мы остановились на том, что пожилому мужчине следует написать письмо в больницу с просьбой прислать ему выписку, что в таком-то году и месяце он лежал в стационаре (что помешало ему оплатить задолженность вовремя). А затем уже решать, продолжать ли судебную тяжбу или нет. А там, глядишь, он привыкнет к жизни в пансионате и сам не захочет оттуда уходить.

«Ситуация, в которой оказался Николай Петрович, очень неоднозначна. Я понимаю обиду пожилого человека, но можно понять и собственника жилья – предприятие, выделившее ему квартиру. Ведь Николай Петрович скопил немалый долг. Согласно закону, собственник, подавший на него в суд, прав. Тем более что Николаю Петровичу предлагали выплатить долг в рассрочку, чего он не сделал. С другой стороны, у пожилого мужчины не было человека, представлявшего его интересы, который бы объяснил ему и подсказал, что к чему. А поскольку Николай Петрович плохо видит и слышит, истцу следовало бы подробнее ему разъяснить, как можно решить его проблему с минимальными потерями, и, возможно, тогда бы пожилой человек не очутился на улице», – Полина Ангелова, юрист фонда «Социальные инвестиции» и АНО «Открытая альтернатива».

Но вот тот факт, что собственник вывез и выбросил из квартиры вещи и документы пожилого мужчины, несомненно является нарушением. Этот момент Николай Петрович вполне может оспорить в суде.