Испытание долларом

Общество
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

Рубль вниз – цены вверх. Адаптируясь к новой реальности, предприниматели меняют прежнюю логистику в обход санкций и делают ставку на качество услуг. «Планы на ближайший год – удержаться на плаву», – говорит владелец фотомастерской Юрий Балашов (на снимке справа). Подорожало всё, что необходимо в его бизнесе: бумага для печати, краска для принтера и комплектующие для техники. При этом предприниматель повысил для клиентов только стоимость ксерокопии – с 5 до 7 рублей за лист. Юрий верит: тяжёлый период рано или поздно закончится, а довольные клиенты обязательно будут обращаться в фотомастерскую вновь и вновь.

Казалось бы, чего бояться бизнесу, который выжил в коронакризис и не растерял клиентов в периоды вынужденных простоев? Если помните, сильнее всего ограничительные меры ударили по сфере услуг, подкосив салоны красоты, фитнес-клубы, общепит и туриндустрию. Впрочем, пандемия так или иначе коснулась абсолютно всех отраслей. И ничего, справились и постепенно вернулись к обычному ритму жизни.

Но затишье длилось недолго – многочисленные санкции, наложенные зарубежными странами на отстаивающую справедливость Россию, повлекли за собой рост курса валют. Многие бизнесмены работают с иностранными компаниями, закупают у них товар, запчасти, расходные материалы, за которые, как и за доставку, расплачиваются евро или долларами. При нынешнем курсе предприниматели вынуждены поднимать цены и ломать голову, как в таких условиях обеспечить продажи и избежать дефицита привычных товаров

Журналисты «Социалки» объехали самарские торговые центры, чтобы оценить представленный ассортимент после массового побега зарубежных брендов, а также пообщались с представителями малого бизнеса и узнали, как они выживают в столь нелёгкие времена.

Пока добросовестные предприниматели работают над повышением качества своих услуг, правительство РФ разрабатывает меры, которые помогут бизнесу выжить.
Утверждены мораторий на плановые проверки малого бизнеса до 2023 года (для IT-компаний – до 2025 года) и автоматическая пролонгация лицензий, что коснется сельского хозяйства, промышленности, розничной торговли, включая торговлю подакцизными товарами, оказания услуг связи и такси. Совместно с Центробанком согласованы меры финансовой помощи малому бизнесу – льготное кредитование и выгодные условия для выдачи займов.
Создан онлайн-сервис «Биржа импортозамещения», где российские компании могут сообщать, какие детали, запчасти и комплектующие им требуются, а отечественные производители получат возможность напрямую предлагать аналоги этих товаров без дополнительных трат, согласований и посредников.

УШЛИ, НО ОБЕЩАЛИ ВЕРНУТЬСЯ

Как известно, теперь в торговые центры Самары вход свободный – с 3 марта не нужно предъявлять QR-код, хотя масочный режим по-прежнему в силе. Может, во многом благодаря послаблениям в торговых центрах даже в понедельник было многолюдно. Правда, в основном покупатели шли в продуктовые гипермаркеты, затариваясь мукой, крупами, макаронами, солью и сахаром.
В последнее время иностранные компании одна за другой заявили о своём желании уйти с российского рынка. Однако громко хлопнуть дверью раз и навсегда никто не решился. Оно и понятно: Россия – самый крупный и платежеспособный рынок Европы, и потерять его для любой компании будет весьма болезненно. Это все равно что выстрелить самому себе в ногу. Та же шведская «IKEA» – сеть по продаже мебели и товаров для дома – говорит всего лишь о временной приостановке продаж и не распродаёт активы.

Магазины модных брендов одежды масс-маркета на данный момент действительно закрыты. Но кое-где висят объявления, предупреждающие о том, что «период возврата и срок действия подарочных карт будут продлены на тридцать дней после открытия наших магазинов». То ли ушли ненадолго, то ли лукавят, не собираясь выполнять обязательства перед покупателями.

Впрочем, и без них выбор одежды по-прежнему большой – на разный вкус, возраст и кошелёк. Многие сетевые магазины, чьи вывески украшают иностранные буквы, только «косили» под зарубежные, а на самом деле они наши, российские, и никуда не денутся. Товара – в избытке, ажиотажного спроса нет. Один продавец посетовал на задержку поставки из Турции и сейчас пока не готов сказать, сколько будет стоить одежда из новых коллекций. Курс валюты в товар пока заложен старый, но рассчитываться за поставку придется уже по выросшему курсу, что, естественно, скажется на конечной стоимости.

А вот в отделе оптики контактных линз в наличии вообще не оказалось. Ждут поставку, но почём будут продавать очередную партию, продавцы-консультанты пока тоже не знают.
Заказы от клиентов принимают без оплаты, но покупатели заглядывают сюда редко.

НЕ КУПЯТ НОВОЕ – ПОЧИНЯТ СТАРОЕ

– У одного нашего клиента сломался ноутбук – на него пролили жидкость. Мы провели диагностику и с учётом замены некоторых комплектующих посчитали стоимость ремонта, который обойдется в 50 тысяч руб­лей. Месяц назад он заплатил бы в три раза меньше, – рассказывает Николай, директор фирмы, занимающейся ремонтом компьютерной техники.
Сфера, в которой он работает, всегда зависела от курса валют, поскольку микроэлектроника, графические и центральные процессоры («сердце» любого компьютера) и прочие запчасти изготавливают за рубежом. Ключевые – американские AMD и Intel – приостановили поставки продукции в Россию. Так что помимо роста цен уже ощущается и дефицит комплектующих.
– Наши поставщики – дистрибьюторы из Москвы и Питера, работающие с оптовиками, – продолжает Николай. – Многих позиций в наличии нет, а оставшиеся – втридорога. Конечно, ценник для клиентов тоже вырастет, ведь мы не можем работать себе в убыток, да и сотрудникам нужно платить зарплату. В итоге окончательное решение – соглашаться или не соглашаться на ремонт после озвученной суммы – клиент принимает сам. Саму диагностику мы делаем бесплатно.

Однако Николай уверен, что, несмотря на трудности, его бизнес останется на плаву.
– У многих крупных организаций, с которыми мы работаем, были предусмотрены средства на покупку новой техники. Теперь, после повышения цен, они купят меньше позиций, предпочтут ремонтировать старое оборудование, что заметно выгоднее, – рассуждает мастер. – Нашли выход и с дефицитными комплектующими – заказываем их на китайской торговой площадке в интернете, где продавцы – частные лица. Срок доставки – три недели. Надеемся, что так оно и будет.
Николай и его небольшой коллектив настроены работать на совесть. А если потребуется срочность – никто не против задерживаться. Главное, чтобы клиенты были довольны, тогда они придут еще и еще.

МЫ СТАНЕМ ЛУЧШИМИ

Роман – владелец небольшого кафе, куда люди идут за шашлыком и шаурмой. Продукты он покупает российские, но и они выросли в цене, что вполне объяснимо. Ведь, к примеру, в цену отечественной свинины заложена стоимость импортных кормов.
– Помимо мяса подорожали упаковка для блюд на вынос, а также салфетки и зубочистки, которые мы клиентам предлагаем бесплатно, – комментирует Роман. – В среднем разные виды мяса у наших поставщиков подорожали примерно на 40 процентов. В итоге и стоимость готовых блюд выросла на 20 – 40 рублей.
Впрочем, те, кто забегает к Роману перекусить, относятся к новым расценкам с пониманием, тем более что речь идёт пока о незначительных суммах.
– Будем привлекать покупателей качеством и ни в коем случае не собираемся снижать вес порций. Было бы нечестно оставить цены прежними, уменьшив объём блюд. А чтобы люди выбирали нас, мы должны стать одними из лучших в своей сфере. Никакие «косяки» – недожарил, пережарил и прочее – сегодня недопустимы, – резюмирует Роман.
Алёна – парикмахер с двадцатилетним стажем, успевшая за это время сформировать круг постоянных клиентов.
– К сожалению, валютный кризис меня коснулся напрямую. Я использую в работе импортную краску и косметику для волос. Иностранные бренды подорожали примерно на 30 процентов, и следующий заказ я уже оплатила по новым ценам. Поэтому, как только закончатся старые запасы, окрашивание повысится в цене, – рассказывает Алёна.
Пока Алена работает по старым расценкам, но прекрасно понимает: подорожания не избежать. Ее клиенты сейчас сосредоточены на повседневных нуждах – на продуктах и лекарствах, нежели на собственной внешности.
– Что я буду делать? Во-первых, держать марку и делать свою работу на отлично, прислушиваясь к пожеланиям посетителей. Во-вторых, проявлять гибкость и приспосабливаться к современным реалиям. Не исключаю, что буду использовать ту краску, которую принесут сами женщины, и оплачивать им придется только мою работу. Или же снова стану выезжать на дом, как я делала в начале карьеры.

Юлия Сумкина