Хищный патруль

Активная жизнь
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

Штатные сотрудники аэропорта Курумоч – ястребы и соколы – помогают сделать полёты безопасными.

Мексиканский пустынный канюк, он же ястреб Харриса, размером меньше домашней курицы и весом не более килограмма, однако это не мешает ему охотиться на зайцев и сусликов. Вцепится когтями – от жертвы не оторвать. Родина хищника – Южная Америка, однако с одним из представителей вида мы познакомились на самарской земле, в международном аэропорту Курумоч, где пернатый доблестно несет службу.

Зовут его Харитон, и он – гроза мелких животных и птиц, а вот к людям агрессии не проявляет. Его можно посадить на плечо и погладить. Впрочем, такие ласки ястребу удовольствия не приносят.

Это очень умная птица, обладающая интеллектом трехлетнего ребенка. Ее можно научить складывать пирамидки и собирать мозаику. Харитон, выпускник Санкт-Петербургского питомника, совсем юн, но уже много чего умеет – например, приносит своему куратору, инженеру по обеспечению орнитологической безопасности полетов аэропорта Курумоч Александру Гуриненко, мячики и игрушки. Ни дать ни взять собака.

До пандемии к ястребу и его «коллегам» частенько на экскурсии приходили школьники. Пока же красавец Харитон тренируется без зрителей, получая в награду вкусные кусочки перепелиного мяса.
А еще ястреб ежедневно «ходит» на работу. Кстати, нынешнее лето для пустынного канюка идеальное – жару он любит и переносит ее хорошо. А вот мороз ниже минус десяти градусов ему не в радость, поэтому зимой Харитошу ждет очередной «отпуск» с переездом в теплые апартаменты.

В ярко-желтых лапках маленького и плюшевого на ощупь ястреба – жизни людей. Ведь пернатый герой вместе с пятью другими хищниками (ястребами-тетеревятниками и соколами-балобанами) ежедневно гоняет ворон, галок, голубей и прочих пернатых с территории аэродрома и окрестностей.

Крылатые диверсанты

Ежегодно в мире бывают случаи, когда самолеты сталкиваются с пернатыми. В теории одна чайка серьезной угрозы не представляет, но когда на пути у борта – птичья стая, это сравнимо с обстрелом из пушек. Самое опасное – если птицы врезаются в кабину пилотов или попадают в двигатель. В этом случае шансы заглохнуть – 50 на 50. Крупная птица разбивает лопатки турбины «в хлам». Двигатель выходит из строя и может загореться.

Наверняка многие помнят аварию 2019 года под Жуковским. Авиалайнер тогда выполнял плановый рейс по маршруту Москва – Симферополь, но на взлете столкнулся со стаей чаек, из-за чего отказали оба двигателя. И только благодаря мужеству и профессионализму экипажа, который благополучно посадил самолет на кукурузное поле, удалось избежать катастрофы.

Чтобы не допустить подобных случаев, многие аэропорты мира держат в штате хищников, которые распугивают пернатых «диверсантов». Но далеко не все российские воздушные гавани могут похвастаться пернатым отрядом, так что наш Курумоч – среди лучших.

Но неужели нет техники, которая могла бы справиться с этой задачей?

– Конечно, она имеется на вооружении. Это акустические, визуальные и звуковые системы, – рассказывает Александр Владимирович. – Однако это не отменяет работу живых хищников, которые представляют прямую угрозу для жизни других птиц. У пернатых при их виде срабатывает инстинкт самосохранения, и они стараются ретироваться. Наша задача – контролировать их присутствие всеми имеющимися средствами.
Против одиночных птиц работают ястребы, а гроза стай – соколы. Неподалеку от аэропорта много сельхозугодий, полей со злаками, где птицы любят кормиться. Так что забот у подопечных Александра Гуриненко всегда хватает. Кстати, Харитон социализирован и никогда не причинит вред человеку.

Собственно, сам Александр Владимирович свою миссию видит еще и в том, чтобы показать людям: хищные птицы – не враги. Когтистые пернатые не нападут на взрослого, не клюнут ребенка, не украдут шапку, не будут охотиться на кур на частном подворье. Все эти опасения орнитологу не раз приходилось слышать.

Наоборот, хищных птиц нужно беречь. Если у ястреба Харриса привычный ареал обитания – жаркие страны, то сокол-балобан когда-то был распространен и в Самарской области.
Сейчас, если такие у нас и остались, то единицы. Подопечные Гуриненко – из питомников, с разрешением на содержание и использование.

Это вам не собака

Дрессировать хищных птиц непросто. Для этого нужно понимать их психологию. Важно знать: человек не станет для пернатого главным или вожаком стаи. Охотится подопечный исключительно для себя, он не принесет добычу хозяину.
– Птица воспринимает человека как кормового или полового партнера. Птенец может воспринимать хозяина как родителя, но однажды он все равно сможет улететь. Во втором случае при виде человека птица вокализирует и принимает позы. Птиц недостаточно любить и кормить, нужно обладать знаниями, – рассказывает Александр Владимирович.
Мы идем по вольерам, и соколиха Даша начинает радостно верещать, а сокол Федя оживляется, ожидая лакомства. Работать птицы любят, потому как они в это время кормятся. Однако трудовому процессу предшествует ритуал: хищник усаживается на руку орнитологу, на голову птицы надевают специальную шапочку, закрывающую глаза, – клобучок, чтобы она не нервничала по дороге, а на лапке размещают передатчик, с помощью которого можно будет найти птицу, если она улетит. Да, такое тоже бывает. Кого-то орнитолог без проблем забирает «со службы» сразу, а кого-то, чтобы вернуть, приходится караулить по два-три дня, ночуя в полях рядом с птицей.
Кстати, в природе подопечные Александра Гуриненко не погибнут, адаптируются, ну кроме, пожалуй, теплолюбивого Харитона. Только в неволе они живут гораздо дольше, нежели на свободе, – их век «под крылом человека» длится 30–35 лет.
Пернатые сотрудники аэропорта выглядят довольными. Они сыты, спят в безопасности, их крылья ежедневно получают необходимую нагрузку. А орнитолог следит за их здоровьем и обрабатывает от паразитов.

Брать ли в дом?

Можно ли держать хищную птицу дома? Оказывается, можно.
– Только предварительно нужно задать себе вопрос, зачем, – говорит Александр. – Хозяина ждут большие затраты на корм – мясо, которое нужно правильно выбрать и разделать. Птица не приучится к лотку – а запах помета сильный, так что уборку потребуется проводить ежедневно. И на ласку, как собака или кошка, не ответит. Она не должна сидеть в клетке, вы должны будете обеспечить ей полеты и дрессировать, чтобы она возвращалась.
Если же вы просто хотите положительных эмоций, гладить и обнимать питомца, то смело заводите собаку или кошку. Птицу может взять в дом лишь по-настоящему увлеченный человек, которого вдохновляет ее красота и сила.
У Александра первый хищник появился в двенадцать лет. Потом птиц было много – кого-то мальчик подбирал и выхаживал, других ему приносили люди, не зная, что с ними делать. Большинство затем благополучно улетали.
А когда пришло время выбирать профессию, Гуриненко поступил в Куйбышевский госуниверситет, стал биологом-химиком со специализацией «Орнитология». Профессия предполагает исследование диких видов, она не связана с сельским хозяйством. А еще орнитолог – это не ветеринар. Впрочем, специализирующихся на диких птицах Айболитов в Самарской области тоже единицы, это редкие специалисты.
Защитив диплом, Гуриненко начал работать учителем биологии и, естественно, заразил ребят любовью к птицам. У многих появились собственные пернатые питомцы, и они вместе с педагогом ездили на соревнования сокольников, с помощью подопечных отгоняли птиц от мусорных полигонов и мукомольных заводов.

Александр Владимирович и сейчас продолжает учиться. Ездит перенимать опыт к российским и зарубежным коллегам, по крупицам собирает информацию со всего мира. Он и сам – автор научных работ. Правда, теперь его птицы живут не в квартире, а в вольерах аэропорта.

Дома же Александра ждут пять собак и семья белок-дегу. Ухаживать за ними помогает десятилетний сын. А старшая дочь уже взрослая – она ветеринар. Живая природа для семьи Гуриненко – не только увлечение, это еще призвание и дело жизни.