24
Сб, июль
33 Новые статьи

Женские страницы нашей истории

Фото Романа Грамотенко

Общество
ИНСТРУМЕНТЫ
Для слабовидящих
  • Очень маленький Маленький Средний Большой Огромный
  • Стандартный Helvetica Segoe Georgia Times

Вспоминаем представительниц прекрасного пола, прославивших Самарскую губернию.

Основательница Тольятти

Официально основателем или крестным отцом Ставрополя-на-Волге – нынешнего Тольятти – считается соратник Петра Первого, начальник оренбургской экспедиции, один из первых российских историков Василий Татищев. Однако правды ради надо сказать, что он по указанию императрицы Анны Иоанновны принял решение о том, чтоб город заложить именно в этом месте. Но первые конкретные шаги по созданию крепости Ставрополь были сделаны женщиной, что было невиданным событием в те патриархальные времена. Главой государства женщина, конечно, могла стать, а вот главой города – это уж слишком.

В июне 1737 года императрица Анна Иоанновна пожаловала грамоту крещёной калмыцкой княгине Анне Тайшиной, в которой было записано указание основать новый город: «Для пребывания твоего с зайсангами (одно из калмыцких племен. – Прим. ред.) выше Самары (реки) и близь Волги реки построить крепость… и на то означено место собирать всех крещёных калмыков, которые около этой крепости имеют по обыкновению кочевать… как при крепости живущим, так и около кочующим крещёным калмыкам в отведённым и показанным им местам и урочищам зверей ловить, и леса и дрова рубить, и скотом траву травить, и сена косить, и хлеба сеять, в реках и озёрах рыбу ловить свободно, и для того из русских мужиков с пашпортами в работы наймовать позволяется».

В том же году Анна Тайшина получила из казны 9347 рублей для обживания на новом месте. Строительство города началось весной 1738 года, и уже в сентябре Тайшина переезжает в специально для неё построенный дом, с которого и началась история города святого креста, что в переводе с греческого означает Ставрополь. В прошении на имя Анны Иоанновны она написала: «Находящиеся при мне зайсанги в минувшее калмыцкое междоусобие все разорены, а я не только их снабдить, но и себя пропитать способа не имею».

На оказание помощи бедным калмыкам ей было выделено 500 рублей ассигнациями. При межевании земель на следующий год княгине было отведено шестьсот четвертей пахоты и тысяча копен сенных покосов, больше тысячи квадратных сажен леса. А в 1741 году Сенат выделил княгине несколько деревень. Тогда же в Ставрополе по приказу титулованной «мэрши» была открыта калмыцкая школа.

Поселенные в окрестностях крепости калмыки составили особое Калмыцкое казачье войско. И начальник калмыцкой комиссии тайный советник Василий Татищев способствовал назначению Анны Тайшиной атаманом этого войска с ежемесячным жалованьем в 500 рублей (оклад полковника Российской императорской армии). Она тогда стала и навсегда осталась единственной женщиной-атаманом в истории казачества Российской империи.

В то время двухтысячная армия генерал-лейтенанта Румянцева с помощью тысячи донских казаков воевала с мятежным башкирским Булхир-ханом. Княгиня лично командовала тремя тысячами калмыцких всадников, и через три года кровопролитный мятеж был подавлен.

Но Тайшина не только строила и воевала, она была еще и культурным деятелем, как сказали бы сейчас. К примеру, именно во времена ее правления в Ставрополе был составлен «Русско-татаро-калмыцкий словарь».
К сожалению, правление княгини Тайшиной длилось недолго. В 1742 году она неожиданно заболела и вскоре умерла. После ее смерти у калмыков стали отбирать земли и рыболовные места, выделенные Сенатом. Хорошо налаженная жизнь стала рушиться. И большинство калмыков вернулись в родные края.

Во времена своего правления княгиня Анна Тайшина лично командовала тремя тысячами калмыцких всадников, а в Ставрополе был составлен «Русско-татаро-калмыцкий словарь».

Не Анка, а Мария-пулеметчица

Мария Попова – коренная самарчанка. Родилась она в 1896 году в селе Вязовый Гай Самарской губернии, в батрацкой семье. А прославила наш регион тем, что стала прообразом легендарной Анки-пулеметчицы в фильме «Чапаев».

За созданием этого фильма следил Иосиф Сталин, и именно он после просмотра первого варианта рекомендовал режиссерам братьям Васильевым добавить в сюжет женщину-бойца. Тогда начался сбор рассказов участниц Гражданской войны, воевавших в Чапаевской дивизии. Эпизоды биографии Марии Поповой и легли в основу сюжетной линии Анки-пулеметчицы.

Мария уехала из родного села. Сначала работала на Трубочном заводе в Самаре (бывший завод имени Масленникова), затем санитаркой в больнице. А в 1918 году стала начальником санитарной летучки в Чапаевской дивизии. Тогда и случилась история с эффектом плацебо. Мария Андреевна много раз рассказывала её своим родным и знакомым. В разгромленной аптеке маленького городка, куда вошли чапаевцы, стояли два мешка с содой. Санитарка Попова погрузила их на тачанку и привезла в дивизию. Нарезала полосками бумагу, насыпала порошка, свернула и надписала: «от головы», «от живота». Некоторым такое «лекарство», как ни странно, действительно помогало.
А во время одного из боев она подползла к раненному в руку бойцу, и тот заставил её стрелять из пулемёта, потому что сам не мог нажимать на две гашетки одновременно. За этот бой комдив Чапаев наградил её часами.
Вместе с Василием Ивановичем она провоюет год – вплоть до его гибели. Была она и медсестрой, и разведчицей, и даже дежурила на паровозе – следила, чтоб машинисты не сбежали. Потом ее перевели в штаб дивизии – на политработу. Но там она выдержала только пару дней.

После Гражданской войны Мария Попова окончила МГУ, факультет советского права, и дипломатические курсы. И в 1931 году ее, кавалера ордена Красного Знамени, командировали в торговое представительство в Берлине. А в 1935 году привлекли для работы в разведуправлении РККА, поскольку в Берлине у нее было много хорошо информированных знакомых в высшем руководстве гитлеровской партии.

Далее Мария Андреевна работала в Швеции под руководством советского посла Александры Коллонтай. А во время Великой Отечественной войны в составе агитбригады ездила по фронтам, поднимала боевой дух в войсках.
В середине 50-х годов прошлого века Попова поспособствовала рождению театра «Современник». И первые репетиции спектакля «Вечно живые», взорвавшего тогдашний театральный мир, проходили в одной из комнат ее квартиры. Поэтому Галина Волчек, главный режиссер и художественный руководитель этого театра, не раз в своих интервью с большой благодарностью вспоминала Марию Андреевну.
Умерла Мария Андреевна Попова в 1981 году. Хоронили ее как бойца 25-й Чапаевской дивизии – с воинскими почестями и троекратным залпом.

Вместе с Василием Ивановичем Чапаевым Мария Андреевна Попова провоевала целый год – была и медсестрой, и разведчицей.

Просто Елена Васильевна

Если о первых двух героинях моего рассказа мало кто слышал до этой публикации, то третью, уверен, знают все читатели «Социалки».

После окончания Московского технологического института пищевой промышленности Елена Шпакова совсем еще девчонкой, но уже инвалидом Великой Отечественной, пострадавшим при гитлеровской бомбежке Подмосковья, приехала в наш город, чтобы прославить его на весь мир. И если великого космического конструктора Дмитрия Козлова называют отцом-основателем космической столицы, то Елену Шпакову можно назвать матерью-основательницей кондитерской столицы.

Первоначально итальянское оборудование планировали разместить в Москве. Но окончательное решение принял тогда советский премьер Алексей Косыгин, который распорядился создать новейшую по тем временам фабрику в Куйбышеве и назначить Шпакову директором предприятия. Она возглавляла «Россию» на протяжении двадцати двух лет.

Алексей Николаевич в своем выборе не ошибся. В феврале 1969 года началось строительство, а уже в апреле 1970-го с фабричного конвейера сошли первые пятьдесят тонн шоколада «Миньон», равного которому по вкусу не было во всем Союзе, поскольку сделан он был по рецепту, разработанному еще в конце XIX века.

Очень скоро Шпакова уже узнала весь фабричный коллектив. Обращаясь к сотрудникам по имени-отчеству, она не терпела слышать в ответ «товарищ директор» и говорила: «Для вас я просто Елена Васильевна». Фабрика для сотрудников стала вторым домом. Прямо на ее территории можно было сделать многие домашние дела. Нашлось место для прачечной и химчистки, парикмахерской и швейного ателье, столовой и кафе.
На ее личном счету – разработка многих сортов конфет с маркой «России». Особенно она гордилась «Родными просторами».

Передачу уникальной фабрики под управление иноземцев она восприняла тогда как предательство.

Сегодня продукции той – настоящей – «России» нет, но имя ее создательницы – Елены Васильевны Шпаковой – навсегда останется в летописи нашей губернии.

Елена Васильевна Шпакова в свое время практически из руин подняла Куйбышевскую кондитерскую фабрику, а потом создала с нуля и вывела в число лучших в СССР шоколадную фабрику «Россия»

 

Аркадий Соларёв